Views
9 months ago

4. БЕИ-4. Яков Лорбер. Большое Евангелие от Иоанна. ТОМ 4. _1-263_

70

70 произнесли?“ 5. И ответил Церений: „До тех пор, пока я выполню или не выполню твоё желание, мы можем ещё кое-что обсуждить! Ты кажешься мне материнской остроумной совой, и твоя честность, похоже, недалеко ушла! Ты сказал, что 4 животных блуждали в большом лесу и были так или иначе потерянными для своего легального владельца. Вероятно, где-нибудь в другом месте ты нашёл и другое домашнее оборудование. Это пока принимается. Но сейчас я скажу тебе что-то иное. Дело в том, что в моём обществе, как в других местах, есть тот, кто, по словам людей, обладает даром ясновидения, который дал уже 1000 доказательств своей способности к ясновидению. На это максимально трезвое высказывание я прилагаю всю веру, что оно не может ослабеть даже от сотни тысяч контраргументов! 6. Смотри, этот человек сказал мне, когда ты ещё едва ли покинул город, что ты придёшь, и что ты будешь просить у меня. Прежде чем увидеть тебя, я уже знал, какая беда постигла тебя. Ты мог бы легко предотвратить её, если бы оставался дома. Но твои нелегальные понятия о праве на защиту владений вывели тебя на улицы горящего города, чтобы где-нибудь на нелегальных путях что-то прихватить. Тем временем твою соломенную хижина охватил огонь и быстро поглотил всё твое нелегальное недвижимое имущество. То, что тебя в этом случае оставила в грязи твоя служанка, понятно; ибо она знает тебя и знает, что ты – такой человек, которому не следует доверять. 7. Говоря так сильно против легального особого владения, ты гарантированно заявил, что в своём доме ты жил в высшей степени безмятежно! И вот огонь поглотил твоё нелегальное владение; и ты не можешь теперь притянуть свою служанку к самой строгой ответственности; ибо она не дала тебе никакого ответа. Ты жёстко истязал её не на жизнь, а на смерть и требовал от неё возмещения за ущерб, потому что огонь всё уничтожил, якобы, только из-за её небрежности. 8. Видишь, такие люди, которым я доверяю больше, чем всем богам Рима и Афин, заранее высказывали мне о тебе и кое-что другое! Но в наших законах есть изречение, которое звучит так: AUDIATUR ET ALTERA PARS! Но ты можешь высказать мне свои контраргументы. Скажи в своё оправдание всё, что ты знаешь и можешь; и я всё выслушаю с самым большим терпением!“ Глава 46 1. И ответил, несколько размышляя, Цорель: „Высокий повелитель! Если ты уже заранее утверждаешь, что одному из своих самых испытанных предсказателей ты доверяешь больше, чем сотне тысяч других свидетелей, то я хотел бы знать, зачем тебе ещё мои возражения! Против неизменной веры едва ли можно выставить какой-то контраргумент. Кроме того, в твоих руках

71 большая сила! Кто может спорить с тобой?! 2. Какая мне польза, если я так же твёрдо скажу тебе, что этого, тем не менее, не было? Ты представишь мне своего предсказателя, который скажет мне в лицо то же, что уже сказал ты; и я с моей ответной речью по-настоящему сяду в лужу всех луж. Короче, говорить с человеком, которому верят сотни тысяч человек, совсем не стоит; лучше признать добродушно, как он сказал. Ведь ты веришь предсказателю больше, чем сотне тысяч представленных тебе доказательств! При таком утверждении я ничего другого тебе не скажу, кроме слов: Высокий повелитель, прости меня за то, что я пришёл к тебе! 3. Впрочем, я остаюсь при моём принципе: защищённое санкционируемыми законами особое владение для человеческого общества хуже в 1000 раз, чем свободное общественное владение! Я уже высказался по поводу этой настоящей банки Пандоры и больше не буду повторять. Я говорю сейчас это только к тому, что в будущем из-за неприятного долга внешней, сырой силы я буду придерживаться моего принципа! 4. Я не вижу в законах о защите владения никакого блага для бедного человечества, и, в принципе, против его большой нелогичности. Но что может сделать отдельный закутанный в тряпьё жалкий оборванец?! Это могут сделать только те, кто, благодаря легальному владению в общественном владении, творят невидимо кажущееся маленьким зло на основании того, что любое зло влечёт за собой какое-нибудь имущество. Но их маленькое зло не сопоставимо с теми ужасами, которые возникают из заминированного особого владения! 5. Я всё сказал. При имеющих место обстоятельствах я не ожидаю небольшого имущества; и с твоего милостливого разрешения это будет лучше меня. Но, естественно, только с твоего разрешения! Ибо, согласно верно выглядящим высказываниям против меня твоего предсказателя, я стою сейчас, как преступник, пред тобою, который должен быть наказан, прежде чем его освободить. Закон должен сначала быть исполнен кровью бедного сатира, прежде чем ему будет дана свобода! 6. По твоим понятиям я - наказуемый преступник пред тобою. Так наказывай меня немедленно, а потом верни мне свободу - или смерть! Мне теперь всё равно, ибо я стою совершенно беззащитен пред тобою. Вы, римляне, остаётесь сухими рыцарями закона; и ваш разум никого не защищает от кары ваших законов! Скажи, высокий повелитель, я могу уйти, или я должен находиться здесь до назначения мне наказания?“ Глава 47 1. И сказал Церений серьёзно, но мягким голосом: „Ты не можешь уйти, но не из-за ожидающегося наказания, а ради твоего блага! Наказание грешников нам, римлянам, никогда ещё не приносило