Views
9 months ago

4. БЕИ-4. Яков Лорбер. Большое Евангелие от Иоанна. ТОМ 4. _1-263_

98

98 действовать по-другому, если даже ты зажжёшь мне другой свет. Цинка сказал мне, что ты в состоянии действовать только так. 3. О моих принципах, взятых из синего воздуха, ты, конечно, не слышал. Они для меня, к сожалению, - слишком осязаемая правда. Но если ты можешь дать мне что-то лучшее, то действуй; и я охотно отпущу из своего сердца весь мой правдивый хлам! Я не знаю, каким почётным званием я должен приветствовать тебя; но я думаю, что ты тоже - человек правды, а таким людям хорошо вместе, каким именем их не назови. Я назвал тебя высоким мастером и уважаю тебя как такового, хотя знаю тебя только по слухам. Но если ты действительно поразишь меня, то я смогу поклоняться тебе! 4. Скажи мне, если это приемлемо для тебя, в какой мере мои принципы правдивы или ошибочны! Являемся ли мы сейчас, более или менее, такими людьми, которые населили эту Землю как первые благоразумные существа? Могу ли я сейчас сказать, что люди изобрели однажды закон о защите владения, который дал им, якобы, Бог, и по которому бедный сатир не может часто и 3 дня иметь кусок хлеба и ничего не получать своими просьбами? Мне не так уж много надо, если я возьму что-то от изобилия другого человека, чтобы не умереть голодной смертью. Ведь даже дождевой червь имеет право удовлетворить себя от чужого владения без того, чтобы быть обязанным покупать его. Ибо он тоже - житель этой Земли и должен быть обеспечен природой? Или у человека нет права удовлетворять себя соответствующими его природе корнеплодами; ибо он не может купить себе хороший кусок земли и живёт, как птица в воздухе, и вынужден воровать?! Прошу тебя, объясни мне это!“ 5. И Я ответил: „Друг, пока ты приравниваешь свои человеческие права к правам животных, ты совершенно прав с твоими природными правами. И Я совершенно ничем не могу возразить тебе; и законы о защите собственности и законы о морали – смехотворный абсурд! Насколько глупым должен быть человек, кто пожелал бы установить законы о защите собственности или какие-то нравственные правила для птиц в воздухе, для животных на земле и для рыб в воде! Ведь даже в некоторой степени благоразумный человек, или Бог, должны знать, что единственным законодателем для этих существ является их природа! Следовательно, у тебя совершенно верные представления, если человек пока не что иное, как какое-то животное, живущее по законам природы. 6. Но если человек должен иметь какую-то более высокую цель, однако до сих пор не смог найти смысла жизни, о чём слишком отчётливо свидетельствуют твои низкие потребности, то твои математические принципы стоят, конечно, на очень слабых и колеблющихся ногах! 7. А то, что каждый человек приходит на эту Землю для более высокой цели, ты мог узнать уже из того, что он, как новорожденное существо, подобен животному и только через несколько лет умелого ухода становится человеком. Он должен войти в какой-то порядок и приобретать свой хлеб трудом и борьбой. Поэтому ему даны законы как первые проводники к более высокой цели, которыми он должен руководствоваться по своей свободной воле ради самообразования и

99 самоопределения. Только так он может достигнуть своего высокого определения, но не как благоразумный животный человек, а как человек совершенный. 8. До тех пор, пока ты беспокоишься только о плоти своей, ты недалеко уйдёшь. Ах, когда ты узнаешь, что в тебе живёт ещё человек, у которого совсем другие потребности, чем у твоего тела, а также узнаешь, что у этого человека совсем другое определение, то тебе не тяжело будет понять, что ты со своими принципами копаешься в самом свободном песке! 9. Смотри, Я знаю твою добрую волю и причины всего твоего зла, в котором по уши погрязло сейчас всё человечество на Земле! Ты уже давно имеешь особенную радость в краже; и твои мысли открыли тебе, как ящик Пандоры, закон об охране собственности и законных владений. И поскольку ты одновременно был жадным до наслаждений с женщинами, особенно в более молодые годы, то ты не стеснял себя нравственными законами, которые указали бы тебе на твоё злоупотребление в сношениях с женщинами как на прегрешение. 10. Да, как животный человек, ты совершенно прав со своими принципами, как прав и в том, что перед другими законами должен был существовать закон о воспитании. Следовательно, все дети должны были получать такое воспитание и входить в такой общественный порядок, что во взрослом возрасте им было бы невозможно преступить какой-нибудь, что естественным образом сделало бы излишним любое дополнительное законодательство. 11. Смотри, Создатель всех миров и всех существ ввёл определённый порядок для животных! Каждое животное уже в материнском лоне получает пред-воспитание по природе своей, и в дальнейшем ему не требуются никакие законы. Всё, в чём оно нуждатся для своей жизни, уже вложено в него! Тот, Кто сотворил ангельских духов, все небеса, все миры и всех людей, заранее знал, что потребуется для свободного человека и для направляемого инстинктом животного. 12. Если ты несколько точнее исследуешь свои математически правильные принципы жизни, то ты скоро обнаружишь, что язык для человека - большое зло; ибо языком люди могут принуждать себя к злым делам. Среди людей никогда не было бы лжи, если бы они не могли говорить ни знаками, ни словами. Для людей опасно и мышление; ибо люди, благодаря мышлению, приобретают разные дурные качества, становятся злыми и коварными! Они не должны были ясно видеть, чисто слышать, ощущать вкус и запахи; ведь все эти способности в ясном и чистом состоянии легко делают человека в чём-то жадным, что плохо! А сейчас рассмотри своего человека по своим математическим принципам и спроси себя, есть ли какое-то различие между ним и морским полипом, за исключением формы! 13. Что ты можешь сделать для высокой цели, для которой сотворён каждый человек, с таким своим человеком? Какое образование ты можешь дать ему? Сможет ли такой человек преуспеть в познании самого себя и в познании истинного Бога, первопричины всех вещей, всего света и всех блаженств? Рассмотри, как устроен здоровый человек, рассмотри его и исследуй своим критическим разумом. И ты найдёшь, что существо, так мудро и художественно устроенное,