17.11.2017 Views

НЕвский БОгослов №20 (2016)

Журнал Санкт-Петербургской Духовной Академии

Журнал Санкт-Петербургской Духовной Академии

SHOW MORE
SHOW LESS

Create successful ePaper yourself

Turn your PDF publications into a flip-book with our unique Google optimized e-Paper software.

НЕ

Журнал Санкт-Петербургской

Духовной Академии

ЮБИЛЕЙНЫЙ

Выпуск №20

БО

ISSN 2218 -7790

1


2

«НЕВСКИЙ БОГОСЛОВ»

NEBO-JOURNAL.COM

НЕ

БО


ЖУРНАЛ «НЕвский БОгослов»

Изданию присвоен гриф «Одобрено Синодальным

информационным отделом Русской Православной Церкви»

свидетельство 47 от 20 января 2011 г.

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору

в сфере связи, информационных технологий и массовых

коммуникаций (Роскомнадзоре) Свидетельство о регистрации

ПИ № ФС 77-39712 от 07 мая 2010 года.

ISSN 2218-7790.

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

АДРЕС РЕДАКЦИИ И ИЗДАТЕЛЬСТВА:

191167, Россия, Санкт-Петербург,

наб. Обводного канала, 17.

Санкт-Петербургская Духовная Академия.

ТЕЛЕФОН: +7 (812) 717-39-89

ФАКС: +7 (812) 717-86-07, 717-39-84

E-MAIL: izdatspbda@gmail.com

АДРЕС САЙТА ИЗДАТЕЛЬСТВА: izdat-spbda.info

E-MAIL ДЛЯ ПИСЕМ В РЕДАКЦИЮ:

nebo.editor@gmail.com

АДРЕС САЙТА ЖУРНАЛА: nebo-journal.com

Тираж 5000 экз.

Подписано в печать 25.08.2016

Дата выхода в свет 01.09.2016

Цена свободная

Отпечатано в типографии ООО

«Типографский комплекс «Девиз»199178,

Санкт-Петербург,

В.О., 17 линия, д. 60, лит. А,

помещение 4Н

Заказ ТД-4381 от 07 декабря

2015 г.

ЕЩЕ О НАС:

flickr.com/photos/spbpda

youtube.com/user/spbpda

facebook.com/groups/spbda

vk.com/theologia_spbda

instagram.com/spbpda

soundcloud.com/spbpda

twitter.com/spbpda

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР:

Сергей Маляров

ВЫПУСКАЮЩИЙ РЕДАКТОР:

Александр Привалко

ВЕРСТКА, ДИЗАЙН,

ДОПЕЧАТНАЯ ПОДГОТОВКА:

Юлия Гринько

ФОТОГРАФИИ:

Евгений Комаров,

Александр Осокин,

Константин Шнуров

КОРРЕКТОР:

Ольга Фомина

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Дмитрий Волужков,

Николай Аринушкин,

иеромонах Афанасий (Букин),

Павел Маляров,

Владислав Капитонов


Слово редакции

Дорогие друзья!

Журнал, который вы держите в руках, – особый: он посвящен

знаменательному событию в истории нашей родной Санкт-Петербургской

Духовной Академии. Двести девяносто пять лет

назад при Александро-Невском монастыре была открыта Славянская

школа, давшая начало будущей Академии, а семьдесят

лет назад Духовная академия Северной столицы была возрождена

после ее закрытия в годы революции.

Когда мы отмечаем памятные даты, мы обычно говорим

о жизни: вспоминаем прошлое, обсуждаем настоящее, мечтаем

о будущем.

Жизнь Академии похожа на жизнь человека, жизнь личности

в истории – с ее рождением, созиданием, достижениями,

неудачами, трагедиями. Личность Академии складывалась

и складывается из многих ярких личностей тех, кто в ней

трудится, преподает, учится. Сегодня все они – Академия, ее

выпускники, трудящиеся, преподаватели и студенты – главные

герои нашего номера.

Надеемся, вам будет интересно узнать во многих известных

деятелях истории нашей страны – выпускников Духовной

академии на Неве.

Но сегодня мы говорим не только об истории – разговор об

искусстве, философии, богословии по-прежнему занимает важное

место в журнале. Например, один из наших авторов

на примере известного фильма рассуждает о такой актуальной

для учебных заведений проблеме, как конфликт «системы»

и творческой личности.

Много интересного и познавательного вы увидите и прочтете

на страницах двадцатого, юбилейного номера журнала НЕБО.

Стоит также заметить, что в этом номере появились новые

рубрики, они теперь будут неизменно присутствовать в структуре

журнала. И, как и прежде, мы всегда готовы порадовать

вас красивыми фотографиями из жизни нашей академической

семьи.

Приятного чтения!


Содержание

КИНО

Протоиерей Евгений Горячев.

Carpe diem христианского свойства.

4

ЛИЧНОСТЬ

Сергей Фирсов.

Выпускники Академии: четыре Русских

патриарха и один Сербский

10

Роман Катаев.

Патриарх Кирилл – выпускник и ректор

Академии

16

Патриарх Кирилл.

Слово к Академии

17

КНИГИ

Дмитрий Волужков.

Мы растем. И мы учимся

20

Анна Тельпис.

Наша с отцом Георгием любовь

26

ПУТЕШЕСТВИЯ

Академические путешествия

последних лет

32

ФИЛОСОФИЯ

Сергей Худиев.

Любовь и богословие

56

АКАДЕМИЯ

Ольга Пономарева.

Жизнь продолжается

58

Михаил Шкаровский.

Цитадель духа

68

РАЗГОВОР

Зоя Смирнова.

Академическая бабушка

24


КИНО

1

Каждый день – подарок неба,

Каждый миг – игра судьбы,

Стань таким, каким ты не был,

И останься тем, кем был…

К. Никольский

CARPE DIEM

ХРИСТИАНСКОГО

СВОЙСТВА

Протоиерей Евгений Горячев

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

Фильм австралийского режиссера Питера Уира «Общество

мертвых поэтов» нельзя назвать просто хорошим. После мировой

премьеры, которая состоялась в далеком 1989 году, фильм

вскоре был признан шедевром классической драмы. Классика

не стареет, и разговор, начатый Уиром четверть века назад,

все еще актуален…

Сюжет

Престижная мужская школа Уэлтона готовит будущую элиту

американского общества. На ежегодном торжественном собрании

директор Нолан объявляет о зачислении в штат нового

преподавателя английской литературы – мистера Джона Китинга.

Дальнейшие отношения этого человека со своим классом

являются фактическим нервом картины. Мистер Китинг

оказывается не просто профессиональным знатоком литературы,

но и выдающимся педагогом. Своим оригинальным подходом

к занятиям он сразу же завоевывает авторитет у студентов,

а для небольшой группы главных героев становится подлинным

властителем дум. О чем говорит Китинг? О смысле

поэзии и смысле жизни, о том, что каждому человеку гораздо

важнее решить, для чего он собирается жить, нежели то, как

он в этой жизни устроится. Не ответив на первый вопрос, тысячи

людей «прозябают в тихом отчаянии». Китинг учит достоинству

и свободе: «Великая пьеса жизни продолжается, какие

строки впишете в нее вы?», «Спешите обрести свой собственный

голос, чем дольше будете это откладывать, тем менее

вероятно, что вы его обретете». Он призывает к настоящему

мужеству: «Не идите покорно к бессмысленному концу», и в то

же время воспитывает в слушателях разумное сомнение, почти

смирение, перед очевидностью любых собственных достижений:

«Вы должны стремиться смотреть на вещи с разных

точек зрения; решив, что в чем-то разбираетесь, взгляните

на это иначе».

Естественно, что масштаб личности нового педагога и его

нестандартные образовательные методики вскоре достигают

результата: ребята начинают усиленно искать себя, вступая

в принципиальный конфликт с уставом школы Уэлтона

6


и с волей своих родителей. Создание

тайного поэтического общества, дерзкая

анонимная статья в школьную газету,

тайная попытка Нила Пери (самого эмоционального

слушателя Китинга) реализовать

свое актерское дарование

и пр. – все эти действия приводят к

целой череде трагических последствий.

Нил, пытаясь воспротивиться отцу,

который «распланировал за него всю его

жизнь и ни разу не спросил, чего хочет

он», совершает самоубийство. Все члены

«Общества мертвых поэтов» проходят

через унизительное административное

расследование. Одного из ребят отчисляют.

Всех других заставляют доносить

друг на друга и оговаривать своего учителя.

Китинга увольняют.

Не идите покорно

к бессмысленному концу

В финальной сцене директор Нолан –

воплощение тиранической власти и

культурной ограниченности – замещает

Китинга на уроке литературы. Бывший

педагог последний раз заходит в свой

класс, чтобы забрать личные вещи,

и с грустью наблюдает, как Нолан методично

разрушает все его принципы.

Надежды нет, все было напрасно.

И вдруг, несмотря на злобные истерические

протесты директора, большинство

учеников совершают необычный

покаянный поступок, художественная

и психологическая выразительность

7


КИНО

1

которого навсегда останется одной из

самых сильных сцен мирового кинематографа.

Сам режиссер не считал, что идея

конфликта творческой личности с бездушной

системой является для данного

фильма центральной – в сюжете есть и

другие смысловые линии. И все же тема

человека, вынужденно восстающего

против жестких неоправданных стандартов

системного поведения во имя

сохранения своего собственного «я»

в картине Питера Уира четко прослеживается.

Поговорим об этом и мы.

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

Традиция

Церемония открытия нового учебного

года в школе Уэлтона выглядит

почти мистериально. На переднем плане

стройные ряды учеников в униформе,

с зажженными свечами в руках. Чуть

поодаль от них, в молчаливом сосредоточении

– преподаватели в строгих

костюмах. Под звуки ритуальной волынки

в помещение входит группа старшеклассников.

Они несут пурпурные

матерчатые штандарты с вышитыми

золотыми надписями: традиция, дисциплина,

честь, совершенство. Директор

Нолан произносит гордую актовую речь,

в которой связывает достижения прежних

выпускников школы с ее вековыми

устоями.

Цель образования в том,

чтобы научить ребят

самостоятельно думать.

Однако вскоре выясняется, что безупречный

внешний облик данного места

имеет скрытую червоточину. Оставшись

наедине, старшеклассники дружно

выкрикивают совсем другие «столпы»

Уэлтона: фарс, омерзение, упадок, отбросы.

Зритель начинает догадываться, что

не все в этой школе так замечательно,

как выглядит со стороны. Возможно,

не все в порядке именно с традициями?

Живая передача опыта прошлого, соотнесенная

с настоящим днем, открытая

его реальным нуждам и вызовам – и

есть традиция. Изменчивость окружающего

мира заставляет любую традицию

развиваться, хотя и не всегда с одинаковой

скоростью. Военное дело, наука,

искусство, юриспруденция, различные

виды технологий и прочие традиционные

области человеческой жизни

меняются гораздо стремительней, чем,

например, чьи-то религиозные ценности.

Но и здесь возникающие концептуальные

перемены столь же необратимы:

«вы слышали, что сказано древним...

а Я говорю вам…» (Мф. 5:21–22).

Сохранять прошлое в нетронутом

виде и во что бы то ни стало – это уже

не традиция, а традиционализм, разновидность

мертвящей идеологии. Библия

конечную стадию такого процесса, превращающего

живое предание в окостенелость

бесплодного буквализма,

называет фарисейством (ср. Мф. 23:2;

Лук. 18:11). Вероятно, в далеком прошлом

важней шие принципы школы

Уэлтона были не только суровыми, но

и живыми, и это составляло основу ее

высокого статуса на протяжении многи х

десятилетий. Однако в настоящее время

зритель видит лишь «заболевшую фарисейством»,

но все еще уверенную в своей

безупречности систему.

Дисциплина

По ходу фильма между начальникомтрадиционалистом

и новатором-подчиненным

происходит краткий полемический

диалог. На пожелание директора

не выходить за рамки привычной школьной

методологии Китинг отвечает, что,

по его мнению, «цель образования в том,

чтобы научить ребят самостоятельно

думать». Нолан молниеносно парирует:

«В их возрасте – ни в коем случае! Традиция

и дисциплина. Подготовьте их к колледжу,

а остальное приложится». В этих

двух коротких репликах – вся суть отношения

героев и к человеческой лично-

8


сти, и к процессу образования. Китинг

не отвергает принципов дисциплины, но

при этом различает молодых людей по

их умственным способностям, чертам

характера, социальной принадлежности

и, следовательно, по средствам дисциплинарного

воздействия. Нолан, напротив,

нивелирует любые индивидуальные

различия учащихся, полагаясь прежде

всего на управленческую модель казарменного

типа. Педагогические приемы

Китинга чрезвычайно подвижны, исходят

из пользы дела и конкретных обстоятельств,

в то время как воспитательная

система Нолана – прокрустово ложе,

устраняющее любые серьезные трудности

жестким силовым способом.

Честь

Мы вряд ли ошибемся, если назовем

естественным и неизменным желание

людей видеть в каждом своем начальнике

человека, одаренного особыми

внутренними преимуществами. Поэтому

и подчинение такому руководителю

происходит у «малых сих» вполне

сознательно и безболезненно. Простые

смертные ждут от лиц, первенствующих

в земной иерархии, не столько физического

или интеллектуального превосходства,

сколько обладания честью и

благородством в степенях, существенно

превосходящих их собственные! Христианство

добавляет к этим достоинствам

кандидатов на управление ближними

еще и головокружительную идею жертвенного

служения (Мф. 20:25–26).

И все же, несмотря на такую прописную

очевидность, большинство людей, стремящихся

возглавить какую-нибудь иерархическую

вертикаль, об этом словно

и не догадываются. Возможно, поэтому

исторических успехов в борьбе за высшие

должности и привилегии добиваются,

как правило, не те, кто особенно

честен, бескорыстен или справедлив,

а как раз те, чьи моральные качества

изначально неразвиты или сознательно

ослаблены (ср. Екл. 3:16). Если же лидер

утверждает свою власть насилием и

бесчестием, но при этом публично (как

в школе Уэлтона) произносит много правильных

красивых слов, подчиненные

справедливо видят в этом лицемерие и,

к сожалению, со временем могут начать

подражать своему руководству. Например,

в нашем фильме старшеклассник

Кáмерон легко усваивает и цинично

демонстрирует всем и каждому худшие

черты своего директора.

Совершенство

В самом начале картины зритель попадает в особое идиллическое

пространство. Старинное здание школы Уэлтона с великолепными

готическими интерьерами расположено в уединенном

живописном месте. Восхитительная красота природы

сочетается с прекрасной технической организацией учебного

процесса. Лучшие преподаватели страны на протяжении целого

года живут здесь безвыездно, полностью посвящая себя обучению

и воспитанию своих подопечных. Кроме того, администрация

не забывает чередовать тяжелую умственную работу

с занятиями спортом: ребята фехтуют, занимаются греблей,

играют в футбол. Как говорится – лучше не бывает. И все-таки

уместно спросить: а что, только таким и должен быть «рай»

систематического обучения? В этом и заключается ставшее

девизом школы совершенство? * Нет, конечно.

На наш взгляд, совершенство не в образовании и не в его качестве

– это лишь средства, – а в том, к чему ученик стремится,

получая свое образование. Совер шенство в том, какое количество

добра сможет он принести в этот мир, после того как его

учеба закончится.

Любое (в том числе идеальное для познания) место не делает

нас совершенными, но создает условия для того, чтобы «открылись

помышления сердец многих» (ср. Лук. 2:35). И в этом смысле

учитель английской литературы Джон Китинг стал для своих

учеников неким одушевленным индикатором, высветившим

стремление одних «отринуть все, что жизнью лишь казалось»,

и желание других влиться в карьерную парадигму директорского

мировосприятия (ср. Ин. 9:39).

* Неужели это и есть воспетый М. Цветаевой долгожданный «час высокого

ученичества»? «Есть некий час – как сброшенная клажа: / когда в себе гордыню

укротим. / Час ученичества, он в жизни каждой / торжественно неотвратим.

/ Высокий час, когда, сложив оружье / к ногам указанного нам перстом, / мы

пурпур воина на мех верблюжий / сменяем на песке морском…».

9


1

КИНО

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

Особенности «евангельского бунта»

Но ведь в «тисках» нолановского традиционализма все учащиеся живы и здоровы,

всех ожидает респектабельное будущее и т. д., а на что они могут рассчитывать в уязвимой

«свободе» Китинга, если в итоге его ярких экзистенциальных призывов –

только горечь утрат и позор практической невостребованности? Так может быть,

прав все-таки Нолан и настоящий успех всегда за такими, как он? Возможно. Возможно,

всегда и везде так и происходит. Везде, кроме новозаветного Откровения: «Ибо,

говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев,

то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5:20).

Да, со стороны Киттинг выглядит обреченным мечтателем-авантюристом, но лишь

в той мере, в какой то же самое можно сказать и о Создателе Церкви (ср. Ин. 15:20),

объявившем непримиримую войну «фарисейской субботе», этому тупику традиционализма

во всех его видах. Естественно, Китинг – не Христос, и поэтому радикализм

его взглядов в чем-то гораздо сдержанней евангельского; некоторые высказывания

педагога гораздо ближе Екклесиасту, нежели Нагорной проповеди: «Есть время для

дерзости и время для осмотрительности, мудрый понимает, чтó пустить в ход».

Но в одном главный герой фильма полностью уподобляется евангельскому Учителю:

оба, обозначив серьезность стоящей перед людьми проблемы, не предлагают решить

ее путем революции с ее кровавым террором по отношению к инакомыслящим,

оба не пытаются разрушить «больную» систему внешним принудительным способом

– они лишь меняют ее изнутри жертвенной силой собственной личности!

В этом и есть неизменное и одновременно специфическое carpe diem христианства:

жертвенно и творчески жить своим индивидуальным настоящим в универсальной

традиции Откровения. И на этом пути любое, даже самое небольшое «общество мертвых

поэтов» в глазах Бога будет всегда достойнее и перспективнее самого многочисленного,

но вместе с тем и самого неподходящего для Небес «общества сплоченной

посредственности». **

** Мережковский Д. С. Грядущий хам. М., 1905.

Позволительно ли обвинять Китинга в самоубийстве Нила Пери? Естественно, нет. Продолжая намеченную

в этой статье аналогию, можно сказать, что несчастный юноша – жертва собственного неразумия, а отнюдь

не выдающихся идей своего учителя. Трагическую реакцию Нила на сложную жизненную ситуацию можно

сравнить с поведением некоторых древних христиан, эффектно «напрашивавшихся» на мученичество –

и осуждаемых за это Церковью.

10


11


2

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

ЛИЧНОСТЬ

ВЫПУСКНИКИ

АКАДЕМИИ:

4 РУССКИХ ПАТРИАРХА

И 1 СЕРБСКИЙ

Сергей Фирсов

Школа в жизни любого человека играет важную, а порой

и определяющую роль. Особенно если это – духовная школа,

в которой человек не только получает знания, но и становится

сопричастным великим традициям религиозного делания.

В Санкт-Петербурге, столице Российской империи, такой школой,

безусловно, была православная Духовная академия – один

из крупнейших центров изучения богословия и церковной

истории. Расцвет Академии пришелся на конец XIX – начало XX

веков, когда в ее стенах работали выдающиеся богословы

и церковные историки, составившие гордость не только национальной,

но и мировой науки. Среди них – Т. В. Барсов,

Н. В. Бенешевич, В. В. Болотов, А. И. Бриллиантов, А. А. Бронзов,

А. Л. Катанский, Н. К. Никольский, Н. В. Покровский,

Н. И. Сагарда, И. Е. Троицкий и многие другие.

Именно в тот период, приблизительно в одно время, в Санкт-

Петербургской академии обучались два будущих всероссийских

патриарха – прославленный ныне в лике святых Тихон

(Беллавин) и Сергий (Страгородский). Патриархам Тихону и

Сергию пришлось быть кормчими церковного корабля

в период страшных гонений, нести крест первосвятительского

служения в условиях воинствующего богоборчества. На долгие

годы невозможно было и помыслить о полноценном богословском

образовании. После 1918 и вплоть до 1946 г. Духовной

академии на берегах Невы не было. Высшая духовная школа

возродилась уже после Великой Отечественной войны, когда

на то было получено разрешение Сталина и удалось собрать

коллектив преподавателей, часть которых имела опыт работы

в дореволюционной академии (протоиерей В. М. Верюжский,

А. И. Сагарда и В. В. Четыркин).

Провиденциально, что вскоре после возрождения духовной

школы в нее поступил потомок старинного дворянского рода,

связанного с Санкт-Петербургом, сын православного священника

Алексей Ридигер, ставший патриархом позже, когда государство

изменило свое отношение к религии и Церкви.

12


С именем патриарха Алексия связано

возрождение православной жизни в

современной России. Его преемник –

Святейший Патриарх Кирилл (Гундяев),

также обучавшийся в стенах Ленинградской

духовной академии, по праву

может считаться одним из выдающихся

религиозных деятелей новейшего времени,

умеющим находить ответы на вызовы

секулярного мира и стремящимся

максимально реализовать право Церкви

влиять на духовно-нравственную жизнь

общества. В этих своих усилиях Патриарх

Кирилл большую роль отводит духовной

школе, внимательно наблюдая за

жизнью академий, в том числе и родной

ему – Санкт-Петербургской.

Итак, четыре патриарха XX – начала

XXI веков были выпускниками СПбДА,

воспитывались и обучались в ее стенах.

Не будет ошибочным признать,

что в судьбе каждого из них Духовная

академия сыграла серьезную роль, во

многом повлияв на становление и развитие.

Первым в этом списке стоит имя

патриарха Тихона (Василия Ивановича

Беллавина; 1865–1925) – одного из наиболее

почитаемых святых современного

православия. В 1884 году он поступил, а

в 1888 году блестяще завершил обучение

в СПбДА, получив степень кандидата богословия

за сочинение «Кенель (Quesnel)

и отношение его к янсенизму». Тема

была предложена профессором кафе-

13


ЛИЧНОСТЬ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

2

дры истории западных исповеданий И. Е. Троицким. Среди тех, с кем учился будущий

патриарх, были такие церковные деятели, как архиепископ Карталинский и Кахетинский,

экзарх Грузии Никон (Софийский) и епископ Новгород-Северский Филипп

(Бекаревич). Примечательно, что сокурсники по академии дали Василию Беллавину

прозвище «Патриарх».

В 1891 году будущий святитель был пострижен в монашество и рукоположен в священный

сан. Начался новый период его служения Церкви, первоначально – в качестве

преподавателя и начальствующего духовных школ. В 1897 году, в возрасте 32 лет, отец

Тихон становится епископом. Глубоко религиозный, неизменно доброжелательный архипастырь

неизменно пользовался любовью верующих, видевших в нем не церковного

администратора, а своего духовного отца. Неслучайно в революционном 1917 году,

летом, он был избран на Московскую

кафедру, а спустя пять месяцев – на Великом

Московском Соборе – патриархом

Московским и всея России.

Другой патриарх – Сергий (Иван

Николаевич Страгородский; 1867–1944),

окончил СПбДА двумя годами позже,

в 1890-м, незадолго до того приняв монашество

и быв рукоположен в священный

сан. Тогда же, за сочинение «Православное

учение о вере и добрых делах», он

получил степень кандидата богословия.

В работе была предпринята попытка

через полемику с католическим учением

о «сверхдолжных» заслугах святых

и протестантским об оправдании только

верой изложить православное учение

о спасении, основанное на святоотеческой

традиции. Некоторое время спустя

отец Сергий написал и защитил магистерскую

диссертацию «Православное

учение о спасении». Этот труд и сегодня

считается классическим, переиздается

и изучается в духовных школах. Дальнейшая

жизнь отца Сергия была связана

как с преподаванием, так и с иными

церковными послушаниями (в том числе

и с миссионерским служением). В 1899

году он возвратился в Санкт-Петербург,

получив назначение ректором столичной

семинарии, и вскоре был переведен на

должность инспектора Академии. В 1901

году, в возрасте 34 лет, отец Сергий был

назначен ректором Академии и посвящен

в епископский сан. Ректором он

оставался в течение четырех с половиной

лет, до октября 1905 года. Блестящий

богослов, талантливый проповедник,

владыка пользовался любовью студентов, многие из которых благодаря его примеру

приняли монашество. Пользовался он и уважением в интеллигентской среде,

в 1901–1903 годах являясь председателем Религиозно-философских собраний, проходивших

в Санкт-Петербурге. К 1917 году архиепископ Сергий – один из авторитетнейших

православных иерархов России, неизменно (с 1906 года) вызывавшийся к присутствию

в Святейший Синод. В 1906 году Санкт-Петербургская духовная академия

избрала его своим почетным членом. В 1917 году, на Великом Московском Соборе, владыку

возвели в сан митрополита. Последующая история жизнь митрополита Сергия

известна хорошо и описана подробно, специально говорить о ней не стоит. Стоит лишь

упомянуть, что после 1926 года он фактически стоял во главе высшего церковного

управления (в качестве заместителя патриаршего местоблюстителя и местоблюстителя),

издал «Декларацию» 1927 года, пережил почти полный разгром институциональ-

14


ной Церкви и в конце концов во время

Великой Отечественной войны, после

встречи с И. В. Сталиным, получил разрешение

на проведение Собора. Собор

этот в сентябре 1943 года избрал митрополита

Сергия патриархом Московским

и всея Руси.

Третьим патриархом, окончившим

курс в духовных школах города на Неве,

был, как известно, святейший Алексий

(Алексей Михайлович Ридигер; 1929–

2008). Примечательно, что его духовным

отцом и наставником был протоиерей

Иоанн Богоявленский, выпускник дореволюционной

Санкт-Петербургской

духовной академии, после 1919 года

служивший в Эстонии, а в 1946–1947

годах являвшийся первым ректором

возрожденных в Ленинграде духовных

школ. С 1947 года, по пострижении

в монашество, отец Иоанн был рукоположен

в епископский сан с именем

Исидор и определен правящим архиереем

в Таллин. В год кончины епископа

Исидора (1949), окончив Ленинградскую

духовную семинарию, Алексей Ридигер

поступил в Академию, где проходил

заочное обучение, одновременно (с 1950

года) являясь священником в эстонском

городе Йыхви. В 1953 году отец Алексий

завершил обучение, защитив кандидатскую

диссертацию по теме «Митрополит

Филарет (Дроздов) как догматист».

Обращение к этой теме было интересно,

среди прочего, и тем, что митрополит

Филарет в 1812–1819 годах был ректором Санкт-Петербургской

духовной академии, сыграл важнейшую роль в ее реформировании

и модернизации программ преподаваемых дисциплин. Для

будущего патриарха Московский святитель навсегда остался

идеалом, примером жизни в Боге, умелого сочетания церковного

служения и административной деятельности. Первоначально

же эти таланты митрополит (а тогда – архимандрит и епископ)

Филарет сумел проявить на посту ректора.

Для патриарха Алексия время, проведенное в стенах Академии,

было всегда предметом самых приятных воспоминаний.

«Первые годы после восстановления Ленинградской духовной

школы были, пожалуй, самыми светлыми в ее жизни, – говорил

он еще в 1986 году. – Педагогический коллектив, который сумел

собрать митрополит Григорий (Чуков), был удивительным и в

основном состоял из выпускников дореволюционных Духовных

школ. Мне вспоминается замечательная плеяда профессоров

старой Санкт-Петербургской академии, которые с необыкновенным

энтузиазмом восприняли факт возрождения Духовных

школ, – некоторые из них буквально спели свою “лебединую

песнь”. И нам, первым учащимся возрожденной академии, Бог

благословил этой песне внимать».

В 1961 году, в возрасте 32 лет, отец Алексий был хиротонисан

во епископа Таллинского, продолжив свое служение Церкви

в качестве епархиального архиерея. В 1964 году он был возведен

в сан архиепископа, а в 1968 году – митрополита. С 1986 года

владыка занимал кафедру митрополита Ленинградского и Новгородского,

оставаясь также правящим епископом Эстонии.

С 1965 года он являлся председателем Учебного комитета

Русской Православной Церкви, много внимания и сил уделяя

процессу улучшения преподавания в духовных учебных заведениях,

в том числе и в своей alma mater. В 1984 году, в стенах

Ленинградской духовной академии, он получил степень доктора

богословия, представив диссертацию под названием «Очерки по

истории православия в Эстонии». Ученый совет ЛДА специально

отметил глубину исследования и объем материала.

В июне 1990 года митрополит Алексий был избран патриар-

15


2

ЛИЧНОСТЬ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

хом Московским и всея Руси. Будучи предстоятелем Русской Православной Церкви, патриарх

Алексий не забывал о духовных школах и, бывая в Санкт-Петербурге, неизменно

их посещал. Последний раз это произошло в сентябре 2006 года, в дни празднования

60-летия открытия академии и семинарии в Ленинграде.

Еще более тесно связан с историей Ленинградской–Санкт–Петербургской духовной

академии нынешний Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Владимир Михайлович

Гундяев; 1946). В 1965 году, за два года вместо четырех, будущий первосвятитель

закончил Ленинградскую духовную семинарию и поступил в Академию, полный курс

которой также прошел в ускоренном порядке – за два года. «Вл. Гундяев – студент отличнейших

способностей, хорошо воспитанный, интеллигентный юноша, живой и целомудренный,

– писал о нем в марте 1969 года ректор ЛДАиС епископ Герман (Тимофеев).

– К монашеству относится серьезно и с пониманием высоты иноческого подвига, который

он решается принять ради спасения души и беспрепятственного служения святой

Церкви, которую любит и которой предан всем сердцем». Вскоре, в апреле 1969 года,

учитель и наставник Владимира Гундяева – митрополит Ленинградский и Новгородский

Никодим (Ротов) совершил над ним монашеский постриг, а 1 июня монах Кирилл

был рукоположен в священный сан. По окончании в 1969 году ЛДА отец Кирилл стал

преподавателем и помощником инспектора Духовных школ, а в 1970 году представил

курсовое сочинение «Становление и развитие церковной иерархии и учение Православной

Церкви о ее благодатном характере», получив за него степень кандидата богословия.

В декабре 1974 года, в возрасте 28 лет, архимандрит Кирилл был назначен ректором

Ленинградских духовных академии и семинарии, оказавшись самым молодым руководителем

Духовных школ за весь период их существования. В 1976 году, неполных 30

лет, он был хиротонисан в сан епископа

Выборгского, продолжив свою деятельность

на посту ректора. В 1978 году его

стараниями в Духовных школах было открыто

регентское отделение. Кроме того,

выпускники светских ВУЗов получили

возможность более активно, чем допускалось

светскими властями ранее, поступать

в ЛДАиС. В том же году владыка был

возведен в сан архиепископа.

Будучи ректором ЛДАиС, архиепископ

Кирилл активно вовлекал преподавателей

и студентов Духовных школ в международную

деятельность: и учителя, и

учащиеся участвовали в богословских

диалогах, ассамблеях Синдесмоса, заседаниях

рабочих групп ВСЦ. Будучи ректором,

владыка организовал празднование

175-летия ЛДА, а спустя три месяца –

26 декабря 1984 года, был уведомлен об

освобождении от должности ректора и

управления православными приходами в

Финляндии и назначении архиепископом

Смоленским и Вяземским. Инициатором

перевода владыки были светские власти,

недовольные его активной деятельностью

в городе на Неве, а также значительным оживлением духовной и научной жизни

Академии. Более того, архиепископ отказался голосовать против резолюции ЦК ВСЦ,

осуждавшей ввод советских войск в Афганистан, что в имевших место тогда в СССР политических

условиях могло восприниматься властями как вызов. Однако и после ухода

с поста ректора владыка не порывал своих отношений с Ленинградскими духовными

школами, всемерно содействуя их развитию. Он неоднократно посещал Академию,

в 2008 году организовав в ее стенах торжественное заседание, посвященное памяти

своего учителя – митрополита Никодима (Ротова). Деятельность на благо Санкт-Петербургских

духовных школ владыка продолжил и после избрания в январе 2009 года

Патриархом Московским и всея Руси.

Патриарх Сербский Варнава с 1901 года обучался как стипендиат Святейшего Синода

в Духовной академии в Санкт-Петербурге, и окончил ее в 1905 году. 30 апреля того

16


же года епескопом Ямбургским Сергием

(Страгородским) он был пострижен в

монашество, 6 мая того же года рукоположен

во иеродиакона, 6 июня – во иеромонаха.

Будучи предстоятелем Церкви,

провел ряд административных и финансовых

реформ: при нём был разработан

новый устав Церкви, учреждены Загребская

и Прешовско-Мукачевская епархии,

заложен собор святого Саввы в Белграде

и многие другие храмы в стране, возведено

новое здание патриархии.

Как видим, Санкт-Петербургская

духовная академия для четырех предстоятелей

Русской Православной Церкви

и одного предстоятеля Церкви Сербской

стала ШКОЛОЙ – в самом высоком значении

этого слова, содействовала не только

их богословскому образованию, но и становлению

как пастырей и предстоятелей

православного народа, в служении Богу

и людям нашедших смысл своего земного

бытия.

17


2

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

ЛИЧНОСТЬ

ПАТРИАРХ КИРИЛЛ –

ВЫПУСКНИК И РЕКТОР

АКАДЕМИИ

Роман Катаев

Санкт-Петербургская духовная академия – родная для Патриарха

Кирилла. Здесь он начал свой путь служения Церкви

и уже здесь достиг значительных успехов, прославляя имя

Божие.

Владимир Михайлович Гундяев начал свое обучение

в Ленинградской духовной семинарии 1 сентября 1965 года.

Рекомендацию для поступления он получил от митрополита

Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова). В ней

были следующие слова:

«Владимира Гундяева знаю около двух лет как честного прихожанина

Николо-Богоявленского Кафедрального собора. Он

имеет искреннее призвание к пастырскому служению и потому

хочет получить духовное образование. Всецело рекомендую

его к принятию в число воспитанников ЛДС. Митрополит Никодим,

1965 год».

Успешная учеба 19-летнего студента способствовала быстрому

прохождению семинарского обучения. За два года, с 1965

по 1967 год, Владимир осваивает четырехлетний семинарский

курс по первому разряду – на «отлично» по всем предметам –

и поступает в Академию, в которой за три года проходит четырехлетний

курс и заканчивает обучение 19 июня 1970 года

также на «отлично».

Уже во время учебы в семинарии Владимир нес послушание

иподиакона митрополита, исполнял различные обязанности

при епархиальном управлении. Со второго курса Владимир

Гундяев получил право свободного посещения лекций, которые,

по причине епархиального послушания приходилось

часто пропускать. Впрочем, Владимир не отставал при этом

от сокурсников в обучении.

Совет Академии в 1966 году дал следующую характеристику

Владимиру Гундяеву: «достаточно развитый по своему образовательному

уровню юноша, безусловно опередивший многих».

1969, 4 апреля

На третьем курсе Академии

Владимир принимает

монашеский постриг,

7 апреля того же года

митрополит Никодим,

совершивший постриг,

рукополагает его в сан

диакона, а 1 июня –

во иеромонаха.

«Отличных способностей,

хорошо воспитан,

отличается интеллигентностью;

дисциплинирован»

– такие слова

в 1969 году были сказаны

о студенте Владимире

Гундяеве ректором

академии епископом

Тихвинским Германом

(Тимофеевым; ныне митрополит

Волгоградский и

Камышенский).

1970

Иеромонах Кирилл

оканчивает обучение

в Академии, получив

степень кандидата

богословия за работу

«Становление и развитие

церковной иерархии

и учение Православной

Церкви о ее благодатном

характере».

18


СЛОВО К АКАДЕМИИ

Патриарх Кирилл

Дорогие отцы, братья и сестры! Я всегда с особым чувством

вхожу под свод этого храма, потому что здесь, в каком-то смысле,

произошло мое становление и как клирика, и как иерарха

Русской Православной Церкви, и как богослова. Духовная

школа на берегах Невы действительно является для меня alma

mater, и, как правильно сказал владыка Амвросий, родным

домом. И естественно, что всегда по-особому переживаешь

встречу с этими священными стенами, и всякий раз, когда я

здесь бываю, сердце наполняется радостью.

Я вижу, какие положительные сдвиги в жизни Академии

произошли за минувшие годы. Я вижу возрожденный храм –

такой близкий для меня храм, возрожденный в такой красоте,

какой он никогда за всю историю не имел. Я радуюсь количеству

студентов, прекрасному звучанию хоров, я вижу активную

жизнь церковную, академическую, и, конечно, все это производит

очень доброе впечатление. Я хотел бы выразить благодарность

за это ректору Санкт-Петербургской духовной академии

архиепископу Петергофскому Амвросию, всей профессорскопреподавательской

корпорации, студенчеству – за все, что

сегодня происходит в этой родной и близкой для меня духовной

школе.

Я сегодня возносил, насколько мог, свои молитвы, в том

числе и об Академии, и о студенчестве, потому что прекрасно

понимаю, с какими огромными трудностями сталкивается

сейчас молодой христианин. Как много соблазнов, как много

искушений, как много ложный путей, на которые человек

исподволь подталкивается внешними обстоятельствами и тем

воздействием на сознание, которое осуществляется посредством

мощного информационного потока, обрушивающегося на каждого

человека, в том числе и на христианина.

Быть верующим человеком всегда означало быть сильным.

Когда в советское время нас убеждали, что религия – это дело

слабых, я никогда с этим не соглашался, потому что перед моим

взором был пример мучеников, исповедников Церкви нашей

и тех, с кем я работал, учился. Совершенно ясно, что для того,

чтобы войти под эти своды, уже необходимо было быть сильным

человеком, а в то время – особо сильным, способным идти против

общего течения.

Но в каком-то смысле христианин всегда идет против общего

течения, ведь Господь призвал нас идти узким, а не широким

путем. Широкий путь – легкий путь. Передвигаясь по

этому широкому пути, не нужно быть капитаном своего судна,

не нужно управлять средством своего передвижения по этому

пути, потому что за тебя управляют и тебя несут по этому

широкому пути. А когда идешь по узкому пути, то всегда сам

определяешь свое движение, свою траекторию. Потому что узкий

путь – всегда путь трудный. Но только этот путь ведет нас

и к Царствию Божию, по евангельскому слову, и ведет к любой

победе в этой жизни.

Нет легких путей, которые помогают человеку состояться

как личности, достичь значительных результатов, будь то

1974–1984

Архимандрит Кирилл –ректор Ленинградской

духовной академии. Десятилетнее

руководство Духовными школами стяжало

будущему Патриарху славу ректора, уважаемого

и учащими, и учащимися.

Июнь 1970

Он становится профессорским стипендиатом,

помощником инспектора, преподавателем

догматического богословия в родной

Духовной школе. С августа того же года

на иеромонаха Кирилла налагается еще

более ответственное церковное послушание:

оставаясь преподавателем Академии,

он назначается личным секретарем митрополита

Никодима.

1971, 12 сентября

Во внимание к усердному служению

иеромонах Кирилл награждается саном

архимандрита.

1971–1974

Был представителем Московского Патриархата

при Всемирном Совете Церквей

в Женеве. Активная внешнецерковная деятельность

будущего председателя Отдела

внешних церковных связей Московского

Патриархата началась еще во времена

студенчества.

19


ЛИЧНОСТЬ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

2

1976

Архимандрит Кирилл рукоположен во

епископа Выборгского, а в 1977 году –

возведен в сан архиепископа.

1978

Доцент кафедры патрологии. Одним

из самых важных дел преосвященного

ректора было открытие в 1979 году

регенсткого отделения при Академии, где

имели возможность обучаться девушки.

Будучи ректором, владыка Кирилл

не оставлял преподавание.

1984

Архиепископ Кирилл освобожден

от должности ректора и переведен

на Смоленскую кафедру.

1975–1982

Председатель епархиального совета

Ленинградской митрополии.

1976–1978

Заместитель Патриаршего экзарха

Западной Европы.

1978–1984

Управляющий Патриаршими приходами

в Финляндии.

За это время владыка был награжден орденами

Александрийской, Антиохийской,

Иерусалимской, Русской, Грузинской,

Болгарской, Элладской, Чехословацкой

и Финской Православных Церквей.

1986

Совет СПбДА избрал архиепископа

Кирилла почетным своим членом.

2009

Совет СПбДА присвоил Патриарху

Кириллу степень доктора богословия.

По материалам архива СПбДА.

в профессиональной или личной жизни или, что особенно важно

понять нам, людям, посвятившим себя служению Церкви,

невозможно легко достичь и подлинных успехов в великом и

спасительном деле – служению Господу и Его святой Церкви.

Поэтому словами своими я хотел бы поддержать всех вас:

да не смущается сердце ваше! Пусть никогда обстоятельства

времени не разрушают вашей самобытности, вашей

самостоятельности, вашей внутренней силы. А для того

чтобы сохранить эту внутреннюю силу и быть способным

идти узким путем, конечно же, необходимо опираться

на помощь Божию.

Потому что человеческие силы слабее сил дьявольских. Но

Божественная сила несравненно сильнее всякой человеческой

и всякой дьявольской силы. И если мы молитвой и верой своей

привлекаем силу Божию, то становимся необыкновенно сильными

и способными идти, в том числе и узким путем к Царствию

Божию.

Мы занимаемся не какой-нибудь двадцатой или пятидесятой

темой в повестке дня современного человека, мы занимаемся

самым важным и самым существенным, потому что от

результатов наших трудов будет зависеть не только внешнее и

временное благополучие людей, но и спасение их бессмертных

душ. Потому и нет более возвышенного, более значительного и

более святого дела чем то, к которому вы призываетесь.

Я хотел бы всем вам, особенно студентам, пожелать стяжания

этой силы, осознания своего избранничества. Потому

что не случайно вы оказались в этих стенах. И готовить себя

вдумчиво и целеустремленно к служению Господу и Его Церкви.

Дай Бог, чтобы годы пребывания в Духовной школе стали

для вас годами и духовного и интеллектуального возрастания,

чтобы годы пребывания в этой школе сформировали вас

сильными и максимально независимыми от внешних обстоятельств,

способными идти за Христом даже тогда, когда многие

не видят в этом смысла.

На всех нас лежит большая ответственность. Это не громкие

слова за судьбу нашего народа. И сегодня каждый, кто хочет

стать священником, должен иметь очень широкий горизонт

видения перспективы своей жизни. Нельзя замыкаться только

в узких границах прихода и исполнения непосредственно богослужебных

обязанностей. Нужно всегда ставить перед собой

высокие и значительные цели, а целью для всех нас является

укрепление веры в нашем народе, отчего будет зависеть и судьба

народа, и судьба Отечества нашего.

Да поможет Вам Господь сохранить себя, свой разум,

свою волю, свои чувства в верности Господу. Дабы, повторяюсь,

никакие обстоятельства жизни не смогли бы повлиять

на тот выбор, который вы сделали.

Мы занимаемся не какой-нибудь двадцатой или пятидесятой

темой в повестке дня современного человека, мы занимаемся

самым важным и самым существенным, потому что от результатов

наших трудов будет зависеть не только внешнее и

временное благополучие людей, но и спасение их бессмертных

душ. Потому и нет более возвышенного, более значительного

и более святого дела, чем то, к которому вы призываетесь.

Я еще раз хочу от всего сердца пожелать владыке ректору,

профессорам, преподавателям и всем вам, дорогие студенты,

помощи Божией на том длительном пути, который вам пред-

20


стоит. И в память о пребывании сегодня

в этой родной для меня школе я бы хотел

преподнести вот этот образ XIX века

с изображением Креста Господня и предстоящих.

Пусть он пребывает в этой родной

для меня школе в память о нашем

сегодняшнем молитвенном общении.

Храни вас Господь!

//Первосвятительское слово Святейшего Патриарха

Московского и всея Руси Кирилла, обращенное

к начальствующим, учащим и учащимся Санкт-

Петербургской духовной академии после окончания

богослужения субботы Акафиста в академическом

храме апостола и евангелиста Иоанна

Богослова 15 апреля 2016 года.

21


3

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

КНИГИ

МЫ РАСТЕМ.

И МЫ УЧИМСЯ

Дмитрий Волужков

2016 год – юбилейный не только для Академии

в целом. Уже три года в ее стенах успешно работает

собственное книжное издательство. За это

время вышли в свет учебные пособия, научные

монографии, научные и популярные журналы,

сборники конференций. О повседневной жизни издательства,

о том, как рождаются книги,

о творчестве и дальнейших планах НЕБУ рассказал

директор Издательства СПбДА Дмитрий Владимирович

Волужков.

Я уже привык к вопросу: «А, у вас издательство!

Так у вас там типография?».

А недавно знакомый огорошил вопросом:

«У вас там, наверное, ротапринты?».

Пришлось лезть в «Википедию», смотреть,

что такое ротапринт. К тому, что

большинство людей не видят разницы

между издательством и типографией, я

уже привык. Но вот что удивляет – пока

люди думают, что у нас тут машины,

бумага и прочие ротапринты, им интересно,

а говоришь, что издательство –

это просто-напросто офис, сразу теряют

интерес. И никто никогда не спрашивает,

откуда берутся книги. Ну конечно,

их же ротапринты печатают!

И все же – откуда берутся книги? Вот

конкретно наши книги, Издательства

Санкт-Петербургской Духовной Академии?

И что же тогда такое издательство,

если в нем нет даже одной завалящей

печатной машины?..

Всем известно, с чего начинается

театр. А с чего начинается издательство?

С автора книги. Каков же он, наш автор?

Наше издательство выпускает главным

образом учебные пособия. Для многих

людей учебники, учебные пособия – это

что-то занудное и скучное. То ли дело

проза, на худой конец стихи! Так и видится:

автор в творческих муках, на дворе

– Болдинская осень, издатель шлет

гневные письма… Или, как в фильме

«Осенний марафон», – главный герой переводит

зарубежных поэтов в промежутке

между… ну, не важно, между чем…

А как, интересно, авторам приходит

идея написать скучный учебник?

Сейчас я открою страшную тайну.

Идея написания наших учебных пособий

возникает двумя важнейшими

способами: на ходу и за чашкой кофе.

На ходу – это в коридорах Духовной

академии. На бегу сталкиваемся с

потенциальным автором, бежим рядом,

договариваемся, останавливаемся,

чтобы закрепить договор рукопожатием,

разбегаемся. Именно так появилось

«Основное богословие» священника

Димитрия Лушникова. Отец Димитрий

22


очень занятой человек, долгие разговоры ему вести некогда,

так что в коридоре, на ходу, на бегу… А за чашечкой кофе – это

в Книжной гостиной, спокойный разговор, кофе из «Старбакс»,

вокруг цветы… Так возникли наши книги по библеистике

отца Димитрия Юревича и Дмитрия Добыкина. С ними так –

спокойно, обстоятельно. Потом, конечно, все равно на бегу

и по телефону, но сначала – кофе!

Как вы заметили, предыдущий абзац не дает ответа на вопрос

– а у кого именно возникает идея книги? Отвечаю: всякий

раз по-разному. Иногда у одного, иногда – у другого…

В любом случае, именно так мы и работаем с авторами – ловим

на лестницах в Академии, звоним, пьем, когда получается,

кофе, пишем письма, опять звоним. . . Иногда это тянется долго,

иногда очень долго. Наконец автор, не выдержав длительной

осады, присылает-таки рукопись.

Первые, кто читают рукопись – рецензенты. Их всегда двое,

их имена страшно засекречены от автора, чтобы соблюдалась

полная объективность! Потом имена своих рецензентов автор

увидит на титульной странице, и это будет сюрприз. Если, конечно,

рецензенты пропустят книгу в печать!.. Случалось

у нас и такое: рецензент пишет лаконичную рецензию о том,

что в рукописи нужно «кое-что поправить» – и прикладывает к

рецензии список этого «кое-что» на нескольких листах. Всяко

бывает… Наконец рецензенты, прочитав рукопись, рекомендуют

книгу к изданию. Теперь она выносится на Ученый совет,

который тоже дает свою рекомендацию в печать.

И вот тут начинается самое-самое муторное, неинтересное и

длительное – вычитка. «Ашипки», «апичятки», пропавшие

и лишние запятые и точки и многое-многое другое… Вычитывают

рукопись корректор, ответственный редактор, иногда научный

редактор. Они по несколько раз читают, вносят правки,

верстальщик исправляет верстку. Верстка – это макет по-старому.

И вот так все они перебрасываются этими изменениями

как игроки в теннис.

В конце концов на свет появляется черновая верстка. Ее мы

отправляем в Издательский совет, для того чтобы книге присвоили

гриф «Рекомендовано к публикации».

Гриф этот – штука нужная, без

него распространять книгу будет сложнее.

А еще черновую верстку получает

автор, и теперь уже он тоже вычитывает

свою будущую книгу. Исправлений

всегда много, и у корректора, и у редактора,

и сам автор всегда что-то найдет.

Забавно, что зачастую потом открываем

напечатанную книгу – а там опечатки,

23


КНИГИ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

3

да на самом видном месте! Ну что делать

– человеческий фактор. Чай, не

роботы!

Пока корректор и редакторы гоняются

за исчезнувшими запятыми, к работе

над будущей книгой приступает «второй

эшелон» сотрудников. В Москве начинает

придумывать обложку наш дизайнер

Маша Тарасова. Она творит совместно

со студентом-семинаристом Ваней Орловым,

который в издательстве отвечает за

оформление книг. Студент бакалавриата

Академии Коля Тарнакин начинает готовить

дополнение в каталог книг.

Тут вопросы важные и солидные:

сколько готовых книг будет в упаковке,

сколько они будут весить. . . И это

действительно очень важно, это – подготовка

к представлению новой книги

оптовикам и магазинам, с которыми мы

работаем. Я как директор издательства

занимаюсь вычислениями, определяя

оптовую и розничную цены будущей

книги. Кстати, предзаказы на наши книги

мы теперь не собираем. Не потому,

что обленились или возгордились, а потому,

что каждую нашу новую книгу все

контрагенты обязательно берут. Больше,

меньше, но берут.

Наконец все исправления внесены

в верстку, обложка утверждена, выходные

данные книги проверены. Но,

прежде чем отправить книгу в печать,

ее еще последний раз просматривает

ответственный редактор издательства

священник Игорь Иванов. Просмотрев,

благословляет: «В печать!». И тут выхожу

я – директор издательства. У меня важнейшая

роль – нажать кнопку старта.

Эта кнопка находится на мышке. Нажимаю,

верстка ушла в типографию. Все –

книга пошла в печать.

Еще совсем недавно нам приходилось

ездить в типографию «смотреть пленки».

Это был последний шанс заметить

ошибки, а заодно посмотреть качество

печати обложки. В типографии можно

было увидеть много интересного.

Например, ролевую машину, на которой

печатаются газеты. Это агрегат высотой

с двухэтажный дом. Машины, которые

печатают наши книги, значительно

меньше. Самым ярким впечатлением от

посещения типографии всегда была глухота,

часа на два-три после посещения.

Грохот там страшный… Теперь другие

времена, в типографию мы больше

не ездим. Просто набираемся терпения

на неделю и ждем готовую книгу.

Но вот книга готова. Из типографии

приезжает машина, разгружает пачки

книг. В очередной раз ловлю себя на том,

что сердце замирает, когда вскрываешь

первую пачку. Что там, как получилось?

Вот книга извлечена, осмотрена, дух

переведен. Начинается вывод книги

в свет.

Я беру четыре экземпляра книги,

и иду к владыке ректору – архиепископу

Амвросию. Это традиция – первый

экземпляр ректору. Владыка осматривает

книгу, добавляет ее себе на полку

с нашими изданиями – и благословляет

публичное появление книги. Это означает,

что книга должна появиться на

официальном сайте Академии. Подключается

информационный отдел – книгу

(три экземпляра, ни больше ни меньше,

это традиция!) фотографируют, пишут

небольшую заметку, публикуют на сайте.

Все, книга вышла в свет. Финальный

аккорд – «включение» книги в интернетмагазине

издательства. Это делается несколькими

кликами мышки. Вот теперь

все – книга официально вышла и готова

к встрече с читателем.

Дальше праздничное настроение в

связи с прибытием книги быстро сменяется

рутиной. Сидим, рассылаем контрагентам

прайс для заказов. Отправляем

в Москву, в Российскую книжную палату,

обязательные 16 экземпляров книги.

Собираем заказы. Печатаем накладные.

Висим на телефоне. Ходим на почту.

Ждем машину из транспортной компании.

Пакуем посылки и бандероли.

Таскаем тяжеленные сумки. В Петербур-

24


ге развозим по магазинам сами. В другие города везет «Почта

России». Все это называется «распространение книги».

Как тут хочется написать: «Выход каждой новой книги сопровождается

ажиотажным спросом». Ах, если бы! Возможно,

у кого-то из коллег так и происходит, но не у нас. Может быть,

когда-нибудь мы и научимся так готовить рынок к появлению

нового товара, как коллеги, торгующие надкусанными яблоками…

Чтобы у дверей Академии ночами стояла очередь из желающих

первыми купить книгу, еще пахнущую типографской

краской. Пока это не совсем так, но ничего, у нас все впереди!

Пока что мы сами всеми силами информируем urbi et orbi о нашей

новинке. И тут у нас есть маленький повод для гордости.

Недавно один из наших крупнейших московских контрагентов

на мой звонок ответил так: «Выйдет новая книга – сразу же

присылайте десять пачек». Очень хочу верить, что мы заняли

свое место на книжном рынке!

Кстати, о традициях. Дальнейшая жизнь новорожденной

книги вся окутана традициями. Традиционным является представление

книги на Радио «Град Петров». Записывается передача

«Книжное обозрение», и обязательно с участием автора

книги. Традиционно ведущая спрашивает автора о его творческих

планах, а меня – где можно купить наши книги. Это печально

– продавались бы они везде, и не задавали бы мне таких

вопросов… Традиционным является наше участие в ежегодном

Международном книжном салоне в конце мая.

В этом году прямо накануне Салона мы выпустили в свет

сразу три новые книги. Так что они в Михайловском манеже

увидели своих первых читателей. А вообще работа на Книжном

салоне – это тема отдельной статьи. Более важно то, что Салон

сам нас приглашает, да еще и предоставляет льготные места.

Значит, знают нас, нужны мы.

Странно, что про самого главного в издательстве человека

мы вспомнили только в конце статьи!.. Главный – это владыка

Амвросий, ректор Академии, председатель Правления издательства.

При всей своей занятости владыка не только в курсе

всего, что происходит в издательстве,

но и принимает в его работе самое непосредственное

участие. Он решает, нужно

ли издавать ту или иную книгу, выбирает

ее оформление, даже иногда помогает

с продвижением книг, и прочая, и

прочая… Ну, и традиция, конечно –

владыка первый получает только что

привезенную из типографии книгу.

В заключение, опять же традиционно,

несколько слов о творческих планах.

Нам три года, и мы хотим отпраздновать

свой …- летний юбилей. Наш каталог

умещается на двух листах А4, и мы

хотим когда-нибудь купить для нашего

каталога терабайтный жесткий диск.

Мы не выпускаем электронные книги,

но хотим их выпускать. У нас нет собственного

розничного магазина, и мы

о нем мечтаем. У нас пока скромный Интернет-магазин,

и мы мечтаем когда-нибудь

увидеть у себя в гостях делегацию

китайских бизнесменов, приехавших

перенимать наш опыт продаж. Мы еще

маленькие. Но мы растем.

И мы учимся.

25


4

РАЗГОВОР

АКАДЕМИЧЕСКАЯ

БАБУШКА

«Академическая бабушка» – так шуточно и незатейливо иногда

называет себя постоянная прихожанка академического храма

Зоя Сергеевна Смирнова. Студенты всегда могут видеть её

на чередных богослужениях, которые она посещает ежедневно

вот уже двадцать пять лет.

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

Об академическом храме.

Мое первое послушание было просто молиться, но потом отец

Софроний (архимандрит Софроний (Смук). – Ред.) приметил,

что я постоянно хожу в храм, и дал мне послушание следить за

порядком в храме и за состоянием подсвечников. Он сказал мне:

«Матушка, потрудись. Мне надо за клиросом смотреть, а в храме

тоже порядок нужен». Сейчас у нас с ним самые добрые отношения.

Когда я попадаю к нему на исповедь, для меня это всегда

праздник, тем более, что это бывает всего два раза в год: на

первой седмице Великого Поста и в Великий

Четверг. Мое знакомство с ним было удивительным.

Оно произошло еще до того, как он

дал мне послушание. Тогда он еще был благочинным

храма, и мне нужно было получить

специальный билет, для того чтобы попасть

на Пасхальную службу. Он тогда внушал

мне какой-то благоговейный страх. Это был

не животный страх, а страх уважительный,

С 1986 года я выполняла

свое послушание, но три

года назад я стала нести

свое послушание только на

чередах, зато каждый день,

по мере сил, вот уже 25-й

год.

потому что отец Софроний казался мне очень опытным человеком.

В конце концов, строго спросив меня, точно ли я приду

на службу, если возьму билет, он, удостоверившись в моей решимости,

все-таки дал мне билет. Так, постепенно, он меня и

начал запоминать. Таким образом, с 1986 года я выполняла свое

послушание, но три года назад я стала нести свое послушание

только на чередах, зато каждый день, по мере сил, вот уже 25-й

год.

Правда, второй год в академическом храме я проводила в молитве

и не выполняла послушания. Мне тогда впервые в жизни

удалось побывать на вседневном великопостном богослужении.

Для меня это было настолько интересно и необычно, что

я завела специальный дневник, где записывала особенности

постных богослужений. Раньше ведь я не могла так часто

ходить на богослужения, потому что работала, что называется,

в миру и дополнительно еще училась на филологическом

факультете, все воскресные дни проводила в студенческой

26


библиотеке на Фонтанке. В то время я

не жила церковной жизнью, времени

не было. Но когда я вышла на пенсию,

я потянулась в храм с раскрытым

сердцем.

Много интересного происходило

на моих глазах, но я бы хотела

вспомнить, как я первый раз в жизни

пришла на монашеский постриг. Постригали

тогда отца Стефана (Садо),

который теперь заведует библиотекой.

О детстве.

Во время войны я закончила начальную

школу, всего четыре класса,

и учиться больше не могла. Нас, двенадцатилетних

подростков, вместе

со взрослыми отправили на колхозные

работы. Мы выполняли абсолютно

все виды работ: убирали сенокосы,

пахали и т.д. Через много-много лет

государство подумало о нашем поколении

и назвало нас тружениками

тыла.

О вере.

Сколько я себя помню, меня всегда

окружали верующие близкие. Больше

всего в этом отношении запомнилась

моя бабушка. Она была неграмотна,

не могла написать ни слова, но зато

она изучила печатный шрифт и всегда

читала Библию. Там, в деревне где она

жила, я впервые познакомилась

с храмом, выучила самые важные молитвы.

Мне очень запомнилось пение

у нас в церкви. Оно было простым и

прекрасным, пели всего три-четыре

бабушки.

Петербург.

В Петербург я приехала из Костромской

губернии в 1947 году, когда мне

было 17 лет. Мне было очень больно расставаться

с родиной, с домом, но уезжать

было необходимо. Господь шел по моему

жизненному пути всегда рядом. Когда я

приехала в город, сразу нашла работу,

хотя было тяжело с этим.

Только что закончилась война и многое

было разрушено, но постепенно все

восстановили. Когда я начинала ходить

в храм, хором управлял нынешний

Ионафан (Елецких), архиепископ Тульчинский

и Брацлавский. Он до сих пор

помнит меня. Когда он приезжает, всегда

благословляет меня и в шутку спрашивает:

«Мать, ты еще жива?».

Смысл.

У всех нас, христиан, цель одна — получить

вечную жизнь. Я тружусь здесь,

и мне хочется надеяться, что мой труд

будет лептой бедной вдовицы в глазах

Божиих.

С Зоей Сергеевной в разное время беседовали

А. Масько, Г. Бойченко, К. Шнуров.

27


4

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

РАЗГОВОР

НАША С ОТЦОМ

ГЕОРГИЕМ ЛЮБОВЬ

Анна Тельпис

Протоиерей Георгий Тельпис был одним из старейших преподавателей

Санкт-Петербургской духовной академии, заслуженным

профессором, кандидатом богословия, преподавателем

Священного Писания Нового Завета и экзегетики Cоборных посланий.

Супруга отца Георгия, матушка Анна Тельпис, рассказала

об их с мужем пути, о любви и лишениях. Семья Тельпис

свидетельствовала жизнь Академии последние 50 лет – все это

время отец Георгий и матушка Анна прожили в ее стенах.

Мы с отцом Георгием почти «семья одесситов»: я коренная

одесситка, а он с Одесской области. Мы познакомились приблизительно

вот такой же осенью, случайно, в семинарском

храме Одессы. Встретились так: он подошел ко мне, когда я

спускалась по лестнице из храма. Я его не знала. Он подошел и

говорит: «Можно вам помогу, а то здесь лестница крутая?». Там

храм, так же как и у нас в академии, на третьем этаже, но храм

очень большой, раза в два больше нашего, красивый. Я спускалась,

он подошел. Он такой скромный был, очень скромный

и стеснительный, и как он первый подошел, я даже не знаю…

Мы познакомились и пошли гулять по Пушкинской, там он

жил. И я там недалеко жила. Он провожал меня, мы долго

говорили.

Потом начали встречаться. Он тогда был на четвертом курсе

семинарии в Одессе и уже заканчивал учебу. Стал думать, что

же дальше делать – жениться страшно было: тогда, при Хрущеве,

закрывались храмы и монастыри. Женский монастырь

закрылся, а мужской еще работал. Было такое время, что

православному молодому человеку было страшно жениться.

Страшно было и ему, и мне. Закрыли Пантелеимоновский

храм при семинарии, и само здание забирали. Георгий сказал:

«Пойду учиться дальше». И я ему тоже так сказала: «Иди учись,

если поступишь, даст Бог». Он приехал в Ленинград, в шестидесятом

году, и поступил в Духовную Академию. Учился здесь,

а я в это время была в Одессе. Мы переписывались, очень часто

переписывались, все письма сохранились до сих пор. Я хотела

однажды их сжечь, так дети мне не позволили, говорят: «Мама,

такие интересные письма нельзя жечь», не дали этого сделать,

в общем.

Закончил первый год Академии, приехал в Одессу и говорит:

«Давай поженимся, может, меня рукоположат». Я сказала:

28


«Я боюсь, раз ты учишься – учись, а

там, как Господь управит». Так он уехал

обратно, второй год учиться. Когда

закончил второй год, приехал летом в

монастырь, он там помогал, работал.

Я приехала к нему в монастырь,

это было воскресенье, летом. Была на

службе в храме, вышла оттуда, он меня

увидел и говорит: «Я пойду в трапезную,

а ты меня здесь подожди». Я сидела на

длинной такой скамеечке возле входа

в трапезную, и рядом тоже люди сидели,

много народу. И вдруг из храма выходит

отец Кукша (преподобный Кукша

Одесский, почитаемый святой Русской

Православной Церкви. – Ред.). К нему не

разрешали подходить, советская власть

запрещала, и его провожали два монаха.

Он высокого роста был, черненький. Я

вижу, ведут его, и вдруг он оказался напротив

меня и остановился. Далеко так,

метрах в десяти. И говорит: «Девушка

в красном платье, иди сюда». Все люди

сразу же посмотрели – никого нет в

красном, я была в розовом. И тут, видимо,

монах ему подсказал, что там розовое

есть платье. А батюшка говорит: «Да,

да, это». И зовет меня: «Иди сюда, иди

сюда!» – раза три мне крикнул. Я встала

и говорю: «Я?», он говорит: «Да, ты,

иди!». Иду, у меня ноги подкашиваются,

и думаю: «Господи, чем же я так согрешила,

что отец Кукша меня зовет?». Иду,

все грехи свои вспоминаю: «Господи,

ну вроде ничего такого и нету». Я еще

далеко от него была, а он улыбаться стал. Подхожу и только вот

говорю: «Батюшка, благословите». Он полез в кармашек, достал

просфорочку целенькую, и благословил меня на брак.

Я хотела ему сказать, что мы еще не решили жениться.

Понимаете, трудное было время, чтобы жениться, и страшно.

Я хотела сказать «нет», что я и не хочу еще замуж, а он меня

благословил. Дал просфорочку, поцеловал меня в лоб, прижал

к себе – и у меня как будто страх ушел. Но я не могла ему сказать,

что мы даже не говорили с Георгием о том, чтобы жениться,

а отец Кукша и говорит: «Он придет сейчас ко мне».

29


РАЗГОВОР

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

4

И оставил меня стоять… и я как встала –

и ни с места. Он мне что-то такое сделал:

я хочу ногу поднять – а она никуда. И тут

я расплакалась, сильно стала рыдать.

Окружили меня все люди, что были во

дворе, а отец Кукша, он повернулся и

вновь улыбнулся мне.

Я думаю: «Ну все, буду теперь здесь

стоять так». Вдруг выходит из трапезной

отец Георгий, а там у входа площадка такая

высокая была, крыльцо высокое. Он

Мы поженились действительно по любви,

отец Георгий любил меня до последнего

и я его. Ему утром уходить, я всегда встану,

он уходит и всякий раз меня поцелует, приходит

– то же самое.

увидел, что я стою в окружении народа,

подбежал, а у меня слезы из глаз текут.

Я его не вижу, у меня слезы застлали все.

И люди вокруг спрашивают: «Что тебе

отец Кукша сказал, расскажи!». А я и не

могу им сказать, даже не могу с места

двинуться. И отец Георгий отодвинул

людей в сторону, подошел и взял меня

за руку. И я пошла. И говорит: «А что

такое?». Ему стали говорить, что ко мне

подошел отец Кукша, разговаривал со

мной, «а она нам и сказать-то ничего

не хочет».

И мы пошли по двору. Я сказала: «Ты

знаешь, отец Кукша благословил нас жениться».

А он мне и говорит: «Господи, я

не зря молился!». Обнял меня, поцеловал

и говорит: «Все, теперь я пойду к нему».

И он пошел, я уже не пошла, потому что

плакала сильно. Георгий пошел к отцу

Кукше, а тот ему говорит: «А я знал, что

ты придешь, я знал, что ты очень молился,

чтобы ее не потерять. И вот благословил».

Тогда Георгий поехал домой, взял

благословение у родителей.

И мы поженились, это было в шестьдесят

втором году. 1 сентября у отца

Георгия день рождения, а 2 сентября

у нас была свадьба. Было воскресенье.

Свадьба была сначала у него дома, потом

приехали в Одессу и там вновь праздновали,

на следующее воскресенье. Потом

он уехал обратно в Ленинград, учиться,

а я осталась в Одессе, он к Рождеству

приезжал. А потом, когда последний год

учился, его вызвал митрополит Никодим

и сказал: «Мы тебя здесь оставляем».

Он как-то так испугался и растерялся

немного. И написал мне письмо, что

владыка оставляет в Академии.

Я приехала, шел 1964 год, как раз на

Иоанна Богослова, 9 октября. Митрополит

дал комнатку здесь, в домике (сейчас

академическое общежитие), на первом

этаже. Георгия оставили, хотя он не

очень хотел здесь оставаться: климат

холодный, вот как сегодня. Мы же южные

– никак не могли привыкнуть.

Я здесь очень сильно болела, так болела,

что мне «скорую» вызывали и в больницу

забирали. Георгий пошел к владыке

Никодиму и стал просить, чтобы его

отпустили в Одессу. А владыка кулаком

об стол как стукнул и говорит: «Я тебе

дам сейчас! Мы тебя здесь учили, а

ты уедешь? Нет, еще успеешь записки

читать!».

Отец Георгий пришел ко мне и сказал,

что нет, владыка не пускает.

Его рукоположили перед праздником

Иоанна Богослова, 8 октября. Владыка

Никодим взял Георгия в Москву, там

рукоположил во диакона, а потом рано

утром они приехали, и здесь, в академическом

храме, в престольный праздник,

рукоположили во священника.

Пятьдесят лет прожили мы вместе,

и прожили всю жизнь здесь, в Академии.

Первое время было очень тяжело.

Знаете, тогда такие годы были, тяжелые

очень. Не только для нас, для всех

верующих непростое время было. Здесь

такие же, как и мы, жили: отец Аркадий

Иванов жил здесь, отец Владимир Сорокин

жил. Шишкины жили, Должиковы.

В основном, все преподаватели Академии

с нами жили. Федоров, Лукины, Игнатьев.

Елизавета Вениаминовна жила,

30


ее отец митрополитом был, он здесь в

Лавре похоронен, и сын ее, отец Сергий

Чибяга, но он умер молодым.

Вот так вот все и жили. И жили трудно.

Такие были времена, что и денег

не было, и зарплата у преподавателей

маленькая. Друг у друга одалживали

денежки: «Одолжи рубль, чтобы хоть

до получки дожить». Дружили хорошо,

мирились со всем. Если кто-то приготовит

– сейчас такого нет – кто-то из нас

приготовит суп или борщ, сразу несет

другим: «У тебя есть что-то на ужин?». И

вещи давали, и хлебом делились. Временами

было очень тяжело. Это не то, что

сейчас. Я смотрю, сейчас как в столовой

кормят, очень хорошо. И тогда в столовой

кормили, но только студентам

давали. Преподаватели сами себя обслуживали,

никто ничего не ел. И как-то

ничего, делились. Ой, Господи, все было.

Жили мы, в основном, по соседству

с отцом Владимиром Сорокиным. У нас

был один вход. Мы в сторону, а они

прямо. Двери наши не закрывались, дети ходили друг к другу.

И делились всем: если они сварят кашу, значит, дети едят у

матушки Анны, а если у меня есть суп, то у меня едят.

Отец Георгий, работая в Академии, получал не то сто двадцать,

не то сто тридцать рублей. И мы на эти деньги жили.

Один раз такой был такой интересный случай. Он пришел и

говорит мне: «Аня, у нас остались какие-нибудь денежки?»,

а я отвечаю: «Есть, там шестьдесят рублей осталось». А он говорит:

«Дай я их возьму, там мальчик один учится, ну совершенно

голый. У него ничего нет, ни брюк, ни обуви, одни тапки, он

так и ходит». Ну, и у отца Георгия ничего надеть лишнего тоже

не было, понимаете, потому, что такая жизнь была. Я говорю:

«Ну, возьми эти шестьдесят рублей». Он взял, пошел с ним в

город и, я помню это как сейчас, купил ему ботинки, шапку,

куртку и брюки. За шестьдесят рублей все это можно было

купить. И вернулся очень довольный: «Ой, Аня, я такой довольный,

что он оделся». А осталось нам пять рублей, чтобы жить

до получки. Вот эти пять рублей разошлись быстро. Я встала

однажды утром – нечего кушать совсем, кое-как нашла что-то

для завтрака ребенку. Алла тогда была еще маленькой, я ей

какие-то крохи дала, а сама взяла кусочек просфорочки, запила

свяченой водичкой и пошла с ней гулять в парк.

Сели на лавочку, она играет, маленькая. Мы посидели,

я замерзла и встала. Встаю, смотрю – лежит кошелек, а когда

31


4

РАЗГОВОР

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

садилась, кошелька не было. Вот прямо как будто кто-то мне его

бросил. Посмотрела вокруг – никого нет. Взяла этот кошелек,

открываю – вы не поверите, там было ровно шестьдесят рублей.

У меня и сейчас хранится тот кошелек, я его оставила просто

на память, потому что он нас спас тогда, этот кошелек. И я как

открыла, у меня прямо руки задрожали, а когда мы шли с Аллочкой,

я ее на руках несла гулять, шла и думала: «Вот как плохо

быть добрым», это я помню хорошо. Нашла эти деньги, прибежала

сюда, отыскала мужа здесь, в Академии, и говорю (я его тогда

еще Жориком называла): «Жорик, я нашла деньги». Он говорит:

«Где ты их нашла?», я отвечаю: «Да вот, в кошельке». Он пошел

в магазин, что-то там накупил. Столько было радости у нас! Поэтому

никогда нельзя жалеть, понимаете? А я тоже такая добрая,

как и он. Потому что мама нас так учила. Нас было восемь душ

детей у мамы, и все были мальчики, одна я девочка.

Главное увлечение было у отца Георгия – книги. У нас большая

библиотека в комнате, это все его книги. Вы знаете, я сначала

думала, что, наверное, с ума сойду от этих книг. Когда еще он

здесь учился, то познакомился с одной старенькой матушкой. Ее

мужа расстреляли, и мы к ней всегда ходили, мы и похоронили

ее. Она нам много картин отдала и всю свою библиотеку. А когда

были молодые, ходили очень часто в театр, тогда это копейки

стоило, ходили в кино, телевизора у нас не было... А так обычно

он придет из академии – и за книги, все что-то смотрит. Такое

у него было увлечение. Купаться очень любил на море. Когда мы

ездили в Одессу, он почти каждый день ходил на море. А так,

какого-то особого увлечения не было у него, все книги. Как занимался,

так и оставил все, я их так и не трогаю.

Мы поженились действительно по любви, мы любили друг

друга, отец Георгий любил меня до последнего, и я его. Ему

утром уходить – я всегда встану, он уходит и всегда меня поцелует,

приходит – то же самое. Когда у нас здесь невестка появилась,

она была в шоке: она никогда такого не видела. Мы никогда

не ссорились. Другой раз я разозлюсь, бывало, на него. Или, когда

дети маленькие были, так они подерутся, дочка у нас такая

шустрая была, а сын более мягкий, и она ему набьет. Он плачет,

32


а я его ругаю: мол, папа сейчас придет.

А отец Георгий никогда в жизни никого

пальцем не тронул, несмотря что здесь, в

Академии, был очень строгим.

Ведь нужно понимать друг друга. Чувство

сильное, любовь – она, может, както

потом и проходит, или привыкаешь

друг к другу, но нужно, чтобы она тебя

понимала, а ты ее понимал. Я, конечно,

слышала, как матушки и батюшки ссорятся,

ругаются, но у нас такого никогда

не было. Нам все завидовали, и даже

отец Кукша Георгию тогда сказал, что

все нам будут завидовать. У нас как

было: если нужно что-то сделать или

решить, я всегда подойду, скажу отцу

Георгию, и решим все вместе. А потом,

в семье никогда нельзя что-либо скрывать

друг от друга, и врать друг другу

нельзя. Если говоришь неправду и не

понимаешь друг друга – откуда тогда

согласие? Если мы решаем что-то, я говорю,

например: «Я так хочу», а он говорит:

«Нет, Аня, знаешь так, оно тоже неплохо,

но вот так лучше будет». Я говорю: «Ну

ладно, хорошо, пусть будет по-твоему».

И как-то у нас так все по согласию было.

Вот дочка у меня сейчас очень хорошо

живет со своим мужем. Они видели, как

мы живем. Он ее любит, и она его.

Когда отец Георгий уже лежал перед

самой смертью, мне приснился сон, как

будто я в Академии, большой зал, и я

вместе с одной женщиной накрываю на

стол. Сама в белом платье, и дверь открыта

в зал. Смотрю, идет какой-то монах,

думаю: «Какой такой монах может

быть?». А он идет, потом остановился, на

меня смотрит и улыбается. А я думаю,

что надо бы пойти взять благословение,

и говорю той, которая вместе со мной

накрывала: «Это же Кукша», и побежала

за ним, а он ушел. Сам отец Кукша был,

вы представляете? Я пошла к отцу Софронию,

говорю ему: «Отец Софроний,

я не успела у отца Кукши благословение

взять, он взял и ушел». А он подумал и

отвечает: «А может, и хорошо, что не

взяла благословение». И отец Георгий

через несколько дней умер. Видите, как:

преподобный Кукша за ним пришел, такое

совпадение: благословлял на брак и

забрал его, а мне, наверное, не время еще.

Я не могу сказать, какой мой самый

любимый праздник. Я все праздники

люблю, честно. Я привыкла в храм ходить,

для меня праздник, если служба,

особенно, когда наш владыка Амвросий

служит. До него как-то все по-другому

было. Я люблю ходить в храм, и если

пойду куда-то, то забиваюсь в уголок

или к стенке, не люблю праздное хождение

по храму, когда не молишься,

а только грешишь. А сейчас просто пойдешь

в храм – вот и праздник. Я люблю

все праздники: все праздники хорошие,

и все по-разному. Нас так мама приучила,

что без храма никак.

33


5

ПУТЕШЕСТВИЯ

АКАДЕМИЧЕСКИЕ

ПУТЕШЕСТВИЯ

ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

За последние пять лет студенты Академии посетили множество

стран, побывали в местах исторического пребывания

древних Церквей, совершали археологические и паломнические

экспедиции, участвовали в музыкальных концертах мирового

уровня, принимали участие в международной научной деятельности.

Конечно, на страницах журнала невозможно рассказать обо

всех путешествиях за пять лет. Мы выбрали наиболее многолюдные,

красочные и важные события, связанные с посещением

других стран.

Путешествуя по свету, встречаясь с новыми людьми и знакомясь

с традициями различных православных Церквей, невольно

поражаешься тому яркому многообразию культурных форм,

которое присутствует в современном христианском мире.

Кипр

Летом 2010 года студенты Санкт-Петербургской духовной

академии побывали в гостях у отца Георгия Антониу в православном

лагере на острове Кипр. Они принимали участие

в деятельности православного молодежного катехизического

лагеря, организованного приходом Панагии Палуриотиссы

(г. Никосия).

Кипр называют островом святых. Это связанно с бегством

первых христиан со Святой Земли на этот остров, с пребыванием

здесь апостолов Петра и Варнавы – основателей Кипрской

Церкви; здесь провел последние годы и был погребён

св. Лазарь Четырёхдневный.

Отец Георгий Антониу (протоиерей храма Благовещения

Пресвятой Богородицы в Никосии) в 1978 году основал православный

лагерь для детей своего прихода в живописном

местечке горного массива Тродос. В настоящее время лагерь

принимает маленьких православных киприотов, а также юношей

и девушек из других стран.

Во время своего пребывания в лагере студенты смогли

познакомиться с богатыми местными православными традициями

и принципами организации подобных катехизических

лагерей. В современных условиях опыт проповеди и организации

работы с молодежью представляется весьма ценным.

Каждый день начинался с утренней молитвы. Днем проходили

дискуссии на евангельские темы, занятия греческим

34


языком и уроки лидерства. День заканчивался вечерней молитвой

в храме под открытым небом.

Помимо программы внутри лагеря студенты имели возможность

побывать на море, посетить святыни Никосии, Ларнаки,

Лимассола, такие как Киккский монастырь, монастырь Панагии

Трикуккя, храм св. Лазаря и множество других.

Святая Земля

В ноябре 2013 года прошла очередная археологическая экспедиция

представителей кафедры библеистики Санкт-

Петербургской духовной академии в Израиль.

Целью экспедиции был осмотр ряда библейских мест, преимущественно

южной Галилеи и Самарии, для последующего

использования добытых материалов в учебном процессе.

Участники экспедиции поехали в район Мертвого моря

для осмотра развалин Кумрана, неподалеку от которых были

найдены рукописи Мертвого моря. Вторым объектом стала

израильская крепость Масада, построенная в нынешнем виде

Иродом Великим и сыгравшая важную роль в жизни его семьи.

Также с крепостью Масада связаны трагические события

времен первого иудейского восстания, подробно описанные

Иосифом Флавием.

Участникам экспедиции удалось осмотреть Храмовую гору,

район раскопок города Давида, пройти по древнему ханаанскому

тоннелю, тайно пробравшись по которому, предположительно,

воины Давида захватили Иевус.

Одним из самых содержательных событий стало посещение

горы Сион, где участники экспедиции осмотрели Сионскую

горницу, место символического погребения царя Давида, а

также предполагаемое место успения Пресвятой Богородицы.

У подножия горы, на месте дома первосвященника Кайафы,

располагается католический храм Петра Галликантус. В подвале

этого дома туристам показывают цистерну, переделанную

в темницу, в которой, согласно местной традиции, находился

в заточении Христос. Это место известно также троекратным

отречением апостола Петра; во дворе

католического храма установлен бронзовый

памятник, напоминающий об этом

событии. Рядом с памятником находится

лестница I века, по которой, возможно,

вели Христа. Также на территории

храма расположен макет византийского

Иерусалима.

Затем участники экспедиции приехали

в место под названием Наблус

(древний Сихем), где, поднявшись на

гору Гевал, осмотрели жертвенник всесожжения,

датируемый XIII веком до Р.Х.

В конце поездки делегация Духовной

академии посетила греческий православный

монастырь, на территории

которого находится колодец, известный

как колодец патриарха Иакова. Возможно,

именно у этого колодца произошла

знаменитая беседа Христа с самарянкой

(по позднейшему преданию, именуемой

Фотиной) о живой воде.

35


ПУТЕШЕСТВИЯ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

5

Турция

12–22 апреля 2013 года паломническая

группа Санкт-Петербургской

духовной академии совершила поездку

по святыням и историческим местам

Древней Византии (территория современной

Турции). В состав группы во

главе с ректором вошли преподаватели,

сотрудники, студенты СПбДА, а также

мужской академический хор.

После прибытия в Стамбул и экскурсий

по городу и окрестностям группу

принял Вселенский Патриарх Варфоломей.

Затем паломники посетили

территорию древнего города Эфеса и

совершили воскресную Божественную

литургию в базилике апостола и евангелиста

Иоанна Богослова.

Потом был сложнейший переезд по

маршруту Ургюп – Невшехир – Конья –

Белек – Анталия – Кемер – Демре – Карахаит

– Иераполис – Лаодикия – Кушадасы.

По пути следования делегация

посетила места христианского наследия.

В этот день частники поездки преодолели

700 километров пути. Было совершено

несколько остановок, первая из которых

была в городе Невшехир. Древнее

его название – Нисса. Этот город основали

хетты, и в прежние времена он представлял

собой небольшую деревню в

долине реки Кызылырмак. Здесь группа

посетила Караван-сарай, большое общественное

строение, которые сооружали в

городах, на дорогах и в слабозаселенных

местах. Они служили кровом и стоянкой

для путешественников и торговых караванов.

В наши дни эти здания используются

в коммерческих целях. Также

на площади города Невшехир имеется

каменный бюст Мехмеда II Завоевателя,

который взял Константинополь в 1453

году. Именно после завоевания столицы

этим османским султаном закончилось

существование некогда великой Византийской

империи.

Далее паломники остановились в городе

Конья, который расположен в центральной

части Анатолии. Древнее его

название – Икония. Этот город известен

своей богатой историей и имеет большую

культурную и религиозную ценность.

В Библии Икония упоминается

в Деяниях апостолов. С этим городом

связаны миссионерские путешествия

святого апостола Павла. Икония является

родиной святых Параскевы Пятницы

и Феклы Иконийской.

Следующая часть пути проходила

по Таврическим прибрежным горам.

Таврические горы тянутся вдоль турецкого

побережья Средиземного моря

от Эгейского моря к верховьям реки

Евфрат. Они образуют непрерывный ряд

лесистых горных цепей, пересекаемых

многочисленными речными долинами.

В своей основной части Тавр состоит из

старых палеозойских отложений и представляет

собой живописный ландшафт.

Во время «перехода» горной цепи в автобусе

архиепископ Амвросий совершил

чтение Великого канона преподобного

Андрея Критского и правила ко Святому

Причащению.

В Мирах Ликийских, в храме, где

служил святитель Николай Чудотворец,

архиепископ Амвросий совершил Божественную

литургию.

19 апреля паломники согласно

экскурсионной программе посетили

развалины древнего города Иераполя,

в котором принял мученическую кончину

святой апостол Филипп. По пути

к храму, построенному на том месте,

где был распят апостол, группа прошла

через античный некрополь, крупнейший

на территории Турции. Далее

делегация осмотрела развалины христианского

храма, перестроенного из

римской термы. У разрушенной после

сильного землетрясения церкви сохранилось

несколько высоких арок, что

свидетельствует о необычайной прочности

древнего строения: именно после

этого землетрясения прекратилась в XIII

веке жизнь крупного города Иераполя.

Затем паломники продолжили свой путь

36


по главной улице древнего города. Камни, которые служили

мостовой для этого проспекта, в наши дни разошлись, и через

образовавшиеся трещины можно увидеть систему древнего

водопровода, представляющего собой ров глубиной 1,8 метра.

Сейчас Иераполь известен многочисленным туристам благодаря

своим термальным источникам, богатых полезными для

человеческого организма минералами.

В конце центральной улицы города располагалась кафедральная

церковь, выстроенная в VI веке на месте бывшего

языческого храма.

С главного проспекта Иераполя паломники прошли к руинам

мартирия святого апостола Филиппа, который был построен

в начале V века на месте его мученической кончины.

Здесь по благословению ректора Академии архиепископа

Петергофского Амвросия накануне Субботы Акафиста было

совершено акафистное пение Пресвятой Богородице неподалеку

от предполагаемого места алтаря разрушенного храма. По

причине того, что многие разрушенные христианские святыни

в Турции сейчас находятся в собственности министерства

культуры и открыты для посещения только экскурсионным

группам, богослужения или какие-либо молебные пения в них

запрещены. Кроме того, в Турции де-факто господствующее положение

занимает ислам, особенно это заметно в центральных

регионах страны. По этим причинам делегация Санкт-Петербургской

духовной академии посещала объекты христианского

наследия в светских одеждах, а само акафистное пение Божией

Матери, которое состоит из 12 икосов и 12 кондаков, было

решено разделить на 4 части, с прочтением каждой из них в

разных местах.

Затем, спустившись немного по склону горы, паломники посетили

другой храм, который, по предположениям археологов,

также был построен в честь апостола Филиппа. На остатках его

стен было совершено пение второй части акафиста.

После этого группа осмотрела античный Иерапольский

театр, вмещающий 12 тысяч зрителей, и спустилась к травертинам

– масштабным известковым отложениям,

образовавшимся в результате

воздействия геотермальных источников.

Ослепительно белые террасы возникли

на склоне горы из насыщенных кальцием

источников. За исключением специально

выделенной для туристов зоны,

а именно подъема от нижнего входа на

верхнюю часть плоскогорья, ходить по

травертинам нельзя, так как они очень

хрупкие.

После обеда паломники совершили

экскурсию по руинам другого крупного

древнего города – Лаодикии, также

прекратившего свое существование

из-за землетрясения, что характерно для

данной местности. Лаодикия являлась

крупной финансовой столицей и упоминается

в Священном Писании Нового

Завета. Преподаватели Духовной академии

протоиерей Димитрий Юревич

и диакон Андрей Волков рассказали об

апостольском служении святого Иоанна

Богослова в стенах этого города, где

были обнаружены остатки двадцати

шести христианских храмов.

Во второй половине дня паломники

совершили переезд из Лаодикии в район

города Кушадасы, который располагается

на берегу Эгейского моря. Третья

часть акафиста Божией Матери была

прочитана по пути следования в автобусе.

37


5

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО ПУТЕШЕСТВИЯ

38


КИНО

39


ПУТЕШЕСТВИЯ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

5

Черногория

В мае 2014 года паломническая

группа Санкт-Петербургской духовной

академии во главе с ректором архиепископом

Петергофским Амвросием

по приглашению епископа Будимлянского

и Никшичского Иоанникия посетила

святые места Сербской Православной

Церкви.

В первый день своего пребывания

паломническая группа отправилась

в монастырь Острог – жемчужину

православной Черногории. Обитель

была основана в начале XVII века великим

сербским святым, подвижником и

защитником православной веры митрополитом

Острожским Василием. Монастырь

расположен в живописном месте

в горах, на высоте около 900 метров над

уровнем моря. Обитель состоит из двух

частей: Нижнего и Верхнего монастыря.

Чтобы от Нижнего монастыря подняться

к Верхнему, паломникам необходимо

преодолеть 5-километровую дорогу,

которая проходит через лес. Нижний

монастырь был основан в середине XIX

века, он состоит из монашеских келий и

храма во имя Святой Троицы. В церкви

покоятся мощи святого новомученика

Станко. У местных жителей в этом храме

принято совершать крещения, и поэтому

здесь очень часто можно услышать

детские голоса. Это неслучайно – ведь

и сам святой Станко был 15-летним

мальчиком, когда принял мученическую

смерть. Это произошло около 1714 года,

когда турки во время одного из своих

походов напали на эту местность и, встретив

юношу Станко, отсекли ему руки,

в которых тот держал святой крест.

Верхняя часть обители встроена в

скальную нишу, она двухуровневая, и

там находятся самые важные достопримечательности

монастыря: мощи его

основателя – святого Василия Острожского.

Эта часть комплекса состоит из двух

небольших церквей: Крестовоздвиженской

(1665 год) и Введенской (XVIII век).

Вечером этого дня на сцене концертного

зала «213» мужской хор Санкт-Петербургской

духовной академии выступил

перед жителями Никшича с программой

духовных песнопений и народных песен.

Зал «213», рассчитанный на 400 человек,

не смог вместить всех желающих – несколько

сот зрителей слушали выступление

музыкального коллектива стоя.

Паломническая группа побывала в

монастыре Тврдош, основанном, по преданию,

в IV веке святым равноапостольным

императором Константином и его

матерью царицей Еленой. Экскурсию по

обители, известной своей богатой событиями

историей и славящейся вековыми

традициями виноделия, продолжающимися

до наших дней, провел современный

богослов епископ Афанасий (Евтич).

Вечером по улицам 80-тысячного

г. Никшича прошел крестный ход, собравший

более 40 тысяч человек – жителей

города, гостей и паломников из

других городов и стран. Крестный ход

возглавили митрополит Черногорский и

Приморский Амфилохий; архиепископ

Петергофский Амвросий, ректор Санкт-

Петербургской духовной академии;

епископ Никшичский и Будимлянский

Иоанникий; епископ Захолмско-Герцеговинский

Григорий, епископ на покое

Афанасий (Евтич). Песнопения исполняли

мужской хор Духовной академии

и местное духовенство.

Армения

В октябре 2014 года по благословению

ректора Санкт-Петербургской православной

духовной академии архиепископа

Петергофского Амвросия учащиеся

духовной академии в составе команды

«Митрополия» побывали с визитом в Армении,

чтобы поучаствовать в товарищеских

матчах с командой духовенства

и студентов Эчмиадзинской семинарии.

Сборная митрополии посетила кафедральный

собор Эчмиадзина, где находятся

великие христианские святыни: Свя-

40


тое Копье (Гегард), которым пронзили

Спасителя, по преданию, принесенное

в Армению апостолом Фаддеем; десница

св. Григория, Просветителя Армении;

частица древа Ноева ковчега. По традиции

Армянской Церкви католикос во

время чина мироварения освящает миро

св. Копьем и десницей св. Григория.

22 и 24 октября «Митрополия» провела

два футбольных матча. В первой

игре против духовенства и студентов

Эчмиадзинской семинарии Петербургская

сборная одержала победу со счетом

1:0. В составе команды Эчмиадзина на

поле вышел один епископ и несколько

священников, в прошлом занимавшихся

футболом. После игры команды обменялись

вымпелами и памятными подарками

и поблагодарили многочисленных

болельщиков, которых собралось больше

50 человек. Во второй игре –против

ветеранов футбольных клубов «Бананц»

и «Пюник» – победа досталась хозяевам,

итоговый счет игры 6:5. В составе команды

хозяев на поле вышли известные

в прошлом игроки, ветераны сборной

Армении.

Для игроков «Митрополии» были

организованы экскурсии по святым

местам Армении, древним монастырям

Гегард и Хор-Вирап. В завершение визита

вице-президент Федерации футбола

Армении Карен Арутюнян провел

экскурсию по национальному стадиону

«Раздан» и футбольной академии

г. Еревана.

Франция

В июне 2015 года состоялась поездка студентов основного

состава мужского хора Санкт-Петербургской духовной академии

во главе с архиепископом Петергофским Амвросием во

Францию.

В день прибытия для гостей из Петербурга была организована

обзорная экскурсия по Парижу.

Студенты Санкт-Петербургской духовной академии вместе

с двадцатью семинаристами Русской православной семинарии

в Эпине-су-Сенар посетили кафедральный собор Пресвятой

41


5

ПУТЕШЕСТВИЯ КИНО

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

Богородицы в городе Шартр, где поклонились

Ризе Богоматери, хранящейся в

здесь с IX века.

Паломническая группа посетила

также Собор Парижской Богоматери

(Нотр-Дам), где поклонилась Терновому

венцу Спасителя, который, вопреки

установившемуся порядку, был вынесен

из реликвария специально по случаю

визита студентов Духовной академии

Санкт-Петербурга.

Вечером мужской хор Духовной

академии пел за воскресной вечерней с

литией, которую совершил архиепископ

Петергофский Амвросий в храме Рождества

Пресвятой Богородицы Русской

православной семинарии в Эпине-су-

Сенар. После богослужения в парке, принадлежащем

семинарии, хор Академии

дал полуторачасовой концерт русской

православной музыки, который собрал

более 250 слушателей.

Студенты Санкт-Петербургской духовной

академии вместе с учащимися

Парижской православной семинарии

посетили базилику в честь священномученика

Дионисия в городе Сен-Дени под

Парижем.

Базилика на месте погребения первого

епископа Парижского была заложена

в VI веке стараниями преподобной Женевьевы

Парижской. Нынешнее здание

XII века стало первым готическим сооружением

во Франции. Базилика является

также местом захоронения французских

королей.

Греция

В июне 2016 года по приглашению

митрополита Китросского, Катерининского

и Платамонского Георгия делегация

Санкт-Петербургской духовной

академии совершила паломническую

поездку в Грецию.

За время поездки паломнической

группе посчастливилось посетить множество

интересных мест, с которыми

42


связана история распространения христианской

веры на этой земле. В месте

под названием Старая Пидна участники

группы смогли увидеть древнюю пристань,

от которой, по Преданию Церкви,

апостол Павел во время своего 2-го миссионерского

путешествия отправился

в Афины. Это место также славится тем,

что здесь пострадал мученик Александр

Пиднский – двоюродный брат великомученика

Димитрия Солунского.

Далее группа остановилась у древнего

храма святых апостолов Петра и Павла.

Поразительна история этой церкви:

в XIV веке (ок. 1330) во время богослужения

турки ворвались сюда, изгнали

верующих и убили епископа, а сам храм

превратили в мечеть. Божественная литургия

была прервана в момент малого

входа… И вот, по прошествии столетий,

5 июня 2016 года храм был вновь освящен.

И первая Литургия, совершенная

со времени того печального события,

продолжилась с того же момента, на котором

она была насильственно прервана

почти 700 лет назад – с малого входа.

В городе Верия паломники посетили

скит в честь св. Иоанна Крестителя, где

подвизался святой Григорий Палама, а

также его братья прп. Феодосий и Макарий

Палама, святой Косма Этолийский и

многие другие святые.

В монастыре прп. Дионисия Олимпийского

делегации из Санкт-Петербурга

представилась уникальная возможность

присутствовать на монашеском

постриге. Также гости посетили музей

монастыря, в числе экспонатов которого

особый интерес вызвали уникальные

исторические документы: грамота святителя

Григория V, патриарха Константинопольского,

дарующая монастырю

ставропигию, а также грамота русских

царей Петра I и Иоанна V Алексеевичей,

дающая право монахам монастыря раз

в 7 лет приезжать в Россию с мощами

прп. Дионисия Олимпийского.

43


44


45


46


47


48


49


50


51


52


53


54


55


56


57


6

ФИЛОСОФИЯ

ЛЮБОВЬ

И БОГОСЛОВИЕ

Сергей Худиев

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

Одна из вещей, которые не перестают вызывать печальное

удивление, – это невероятная эффективность примитивных

ловушек. Одна из таких ловушек – когда вам предлагают выбор

между двумя неприемлемыми альтернативами, полагая, что

вы сочтете одну из них настолько отталкивающей, что примете

другую – которую вам и хотят продать. Вы за то, чтобы Сжигать

Несогласных на Кострах Инквизиции, или вы за то, чтобы

вывести церкви из-под защиты полиции? Вы за то, чтобы всех

переанафематствовать и одному остаться, или за то, чтобы пренебречь

догматами?

Конечно, стоит нам на минуту остановиться, и мы увидим,

что мы совершенно не обязаны выбирать что-то из этих двух –

мы можем просто отказаться и от того, и от другого заблуждения.

Но это бывает трудно – особенно, когда мы вовлечены в

бурную полемику. И одна из ложных альтернатив, перед которыми

мы все время оказываемся – это выбор между богословием

и любовью.

Сколько раз приходилось встречаться с прекраснодушным

«ах, зачем все эти догматы, все эти непонятности про Троицу,

две природы во Христе, когда главное – это любить ближнего?».

От этой точки зрения можно было бы просто отмахнуться – но

беда в том, что ее мощно поддерживают как раз люди догматически

суровые – но при этом явно не любящие своего ближнего,

если этот ближний богословски не прав. Если споры о бесстрастии

Бога ведут к страшному воспалению страстей, а рассуждения

о том, как именно понимать любовь Божию, приводят

к немалому озлоблению, то не лучше ли вообще оставить эти

взрывоопасные материи и обратиться к «простому учению

Иисуса» о том, что надо любить ближнего?

Но и у учения о «просто любви» возникают проблемы – когда

мы открываем Евангелие, мы обнаруживаем, что учение реального,

евангельского Иисуса никак не сводится к одной только

заповеди любви. Он много говорит об Истине – Истине, которая

может вызвать споры и разделения. Он говорит о том, что

Он сам есть Истина, Бог, Судия и Спаситель и что для нашего

вечного спасения чрезвычайно важно, чтобы мы веровали этому

Его свидетельству о Себе. Он говорит, что создаст Церковь

и полагает необходимым, незадолго до Распятия, установить

Таинство Евхаристии.

Иногда говорят, что Иисуса распяли за то, что Он свидетельствовал

о любви. Это просто не так – раввины того времени могли

58


сколько угодно почти теми же словами

говорить о любви к ближнему, это не навлекало

на них никаких неприятностей.

Римляне были суровыми, но не сумасшедшими

– они безжалостно подавляли

мятежи, но не распинали за проповедь

любви к ближнему. Религиозные

лидеры того времени сочли Господа

Иисуса опасным богохульником, а римляне

– опасным мятежником вовсе не

из-за проповеди любви. А из-за того, что

Он говорил о Себе. А значит, это Его свидетельство

о том, кто Он, очень важно –

и нам важно его правильно понимать.

Однако у «просто любви» есть еще

одна проблема – она не работает. Люди,

у которых есть догматы, собираются

вместе, поддерживают общение, помогают

друг другу и делают что-то для мира

– может быть, недостаточно, но хоть

что-то. Люди, верящие в то, что Иисус

проповедовал «просто любовь», увы,

неспособны объединиться в какие-либо

общины, где они могли бы проявить любовь

друг ко другу и ко всем остальным.

Очевидно, что послание Господа

о любви не работает без Его же послания

о том, Кто Он такой. Но тут нам угрожает

другая ловушка.

В самом деле, вся эта возвышенная

любовь, которая не может полюбить

каких-нибудь конкретных людей – прихожан

и священников какого-нибудь

православного храма, например, – недорого

стоит. Важно держаться правых

догматов – учения Церкви о том, кто

такой Иисус и что Он совершил для нас.

Но может показаться, что набор

правильных формулировок не только

избавляет нас от необходимости любить

ближнего, но и делает эту любовь чем-то

сомнительным, недолжным и опасным.

Как на старом советском плакате – «Товарищ,

не пей! С пьяных глаз ты можешь

обнять классового врага!», или, в данном

случае – «ты можешь облобызать еретика!».

Все человеческие общества – нации,

племена, классы, элитные клубы – строятся

на исключении чужаков, на противопоставлении

«нас» и «их», и такое же

мышление легко проникает и в Церковь:

мы, право верующие, против них – еретиков,

причем для сплочения группы

важно, чтобы еретики происходили из

своей же среды.

Но догматы нужны совсем не для этого.

Они ограждают возвещение Апостолов

о том, что Бог стал человеком ради

спасения Своих мятежных и неблагодарных

творений. Что Христос умер за

всех нас, бедных грешников. И что если

мы примем Его дар покаянием и верой,

Он пошлет нам Святого Духа, который

обновит наше сердце и даст нам любовь

к ближним – за которых наш Спаситель

умер, как и за нас. Святой Дух даст нам

и твердость в исповедании истины,

и любовь, сострадание и понимание

к тем, кто заблуждается.

59


7

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

АКАДЕМИЯ

ЖИЗНЬ

ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Ольга Ивановна Пономарева – женщина-богослов, в 1978 году закончившая

Московский технологический институт, в 1983-м –

регентское отделение Ленинградских духовных школ, в 1987-м

– Лениградскую духовную академию, принимавшая участие

в международных конференциях, делится воспоминаниями

о своей жизни.

Детство

Я родилась 3 июня 1954 года в Вологде, в семье диакона

кафедрального собора Иоанна Пономарева. Владыка Гавриил

благословил назвать меня в честь великой княгини Российской

Ольги и подарил на крестины серебряную ложечку с перламутром.

Крестил меня протоиерей Вячеслав Якобс, сейчас митрополит

Таллинский и всея Эстонии Корнилий. В 1955 году отца

перевели на Лысую гору, в Усть-Кубинский район, в 1960-м –

в город Грязовец. В 1961 году его рукоположили во пресвитера

и направили в село Носовское Череповецкого района – в храм

святых Богоотец Иоакима и Анны, где он и служил до своей

кончины в 1973 году. Школа в селе была только начальная –

четыре класса, в 5-й класс нужно было ходить за три километра

в Данское, а с 8-го по 10-й класс – в Малечкино, за шесть

километров.

В школе я училась хорошо, но храм посещать было запрещено:

могли исключить из школы. А другой школы поблизости

не было. Мальчишки дразнили «монашенкой», поэтому я была

замкнутой, ни с кем не общалась.

Портной и студентка

Окончив школу, в 1971 году я поехала в Ленинград поступать

в Фармацевтический институт (мама хотела, чтобы я

стала фармацевтом). Меня не приняли из-за того, что отец был

священником. Попыталась поступись в Первый медицинский

институт – он недалеко от Фармацевтического, но тоже неудачно.

Вернулась домой в деревню, работы там не было. Прихожанка

храма Ольга Михайловна пригласила меня учиться

шить в ателье в Череповце – и через полгода я уже работала в

ателье портнихой женского легкого платья. Сначала я собиралась

через год снова поступать в медицинский, но на швейной

фабрике неожиданно открыли подготовительные курсы для

поступления в Технологический институт, и я записалась на

них. В 1972 году поступила на заочное отделение в Ленинградский

филиал Московского технологического института,

60


не знал. Как же она удивилась, когда я,

войдя в храм, перекрестилась, а потом

взяла ее с собой на клирос и стала петь

и читать! После она приходила не раз

в наш сельский храм, заходила к нам в

гости. Осенью 1977 года она похоронила

отца, а потом и сама заболела, ей сделали

операцию. Перед отъездом на сессию

я ее навестила в больнице, принесла

святой воды и просфору, она была очень

рада. А 10 декабря ее не стало.

в 1978-м окончила его. Из ателье меня

перевели в отдел труда и заработной

платы нормировщиком, а когда я получила

диплом, назначили начальником

отдела труда и заработной платы.

Клирос

В Череповце я жила на квартире

у замечательных людей, глубоко верующих

– Елизаветы Федоровны и ее матери

Марии Михайловны. Жили очень скромно,

но гостеприимно. Вместе с ними по

праздникам ходила на службу в Череповецкий

Воскресенский собор, на работе

об этом не знали. На выходные

ездила к маме в село Носовское. После

смерти отца в течение двух лет служить

приезжали разные священники из города,

а в 1975-м назначили отца Иакова

с матушкой Леониллой. Они поставили

меня на клирос, научили петь, читать,

проводить службу. Продолжая работать

на швейной фабрике, я по воскресным

дням теперь уже регулярно пела и читала

на клиросе, но на работе об этом

по-прежнему не знали.

Случай с начальницей

Был интересный случай. Моя начальница

Валентина Тимофеевна знала, что

на выходные я езжу в деревню, что там

есть церковь, но не подозревала, что я

хожу в храм. Однажды она меня попросила,

умоляла сделать это ради нее, –

чтобы в воскресенье я пришла в храм

просто постоять рядом, но чтобы никто

«Здесь твое место»

После защиты дипломной работы я

вернулась на фабрику, и меня по просьбе

сотрудников отдела назначили начальником

ОТЗ вместо почившей Валентины

Тимофеевны. Было мне тогда всего 24

года. Конечно, работать было непросто:

фабрика большая, более десяти ателье,

полторы тысячи работающих, трудно

было. Проработала год начальником

ОТЗ и уволилась, но причина была

не в трудностях на работе, а в том, что

совершенно неожиданно для всех я

стала работать в сельском храме псаломщиком.

К тому времени – 1979 год – в

сельскую церковь назначили настоятелем

отца Александра Красавина.

Службу проводить было некому,

а у меня уже неплохо получалось – и батюшка

попросил, чтобы я была в храме

постоянно. Очень непросто было пойти

на этот шаг: все родные и знакомые

были против. Но мне приснился покойный

отец, в белой блестящей ризе, вышел

из алтаря, взял меня за руку, провел

на клирос и сказал: «Здесь твое место».

Я проснулась и больше уже не раздумывала,

подала заявление на увольнение.

Меня не отпускали, директор умолял

остаться, но я ушла.

Благословение схимонахини

Еще один человек благословил меня

на церковное служение – схимонахиня

Пахомия, которая жила в то время

в Череповце. Она часто говорила иносказательно.

Как-то спросила меня: «Если

тебе придется сгореть на костре, чтобы

город остался в живых — пойдешь?».

Я ответила, что пойду, тогда она благословила

меня перейти работать в церковь.

Это был 1979 год, до перестройки

еще было далеко, и что я буду учиться в

духовной академии, мне даже в голову

не могло прийти.

Александро-Невская лавра

Мой отец окончил Ленинградскую духовную

семинарию заочно в 1964 году.

61


АКАДЕМИЯ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

7

Я, конечно, тогда и подумать не могла,

что тоже буду здесь учиться.

Во время экзаменационных сессий в

институте я любила ходить в Троицкий

собор Александро-Невской лавры, приходила

перед каждым экзаменом и, если

получалось, в воскресные или праздничные

дни. Иногда попадала на праздничные

богослужения, которые совершал

митрополит Никодим, в том числе и на

архиерейские хиротонии – епископа

Хрисанфа Кировского и Слободского,

епископа Кирилла Выборгского. Народу

в храме всегда было очень много, стоять

приходилось на одной ноге, перекреститься

не всегда удавалось, но все

было видно (стояла в центре, недалеко

от кафедры). Могла ли я предположить,

что потом буду учиться в Академии под

омофором владыки Кирилла, а позже он

станет Патриархом Московским и всея

Руси?!

В 1978 году я окончила институт.

Расставаться с Ленинградом было жаль,

все-таки в течение шести лет два раза

в год приезжала сюда на сессию.

Подготовка к поступлению

9 июля 1979 года, на праздник Тихвинской

иконы Божией Матери, к нам

в село приехал епископ Дамаскин, назначенный

на Вологодскую кафедру. Он

благословил меня поступать на регентское

отделение Ленинградской духовной

академии. Я очень сомневалась, так

как музыкального образования у меня

не было, но владыка сказал: «Туда всех

берут, и слепых, и хромых». Я поехала

в июле в Ленинград. Но оказалось, что

первый прием абитуриентов был в апреле

и я уже опоздала, нужно приехать на

следующий год.

Меня по просьбе сотрудников отдела назначили

начальником отдела труда и заработной платы

вместо почившей Валентины Тимофеевны. Мне

было всего 24 года. Конечно, работать было непросто:

фабрика большая, более десяти ателье, полторы

тысячи сотрудников, трудно было.

Стала я готовиться к поступлению,

проводила службы в нашем сельском

храме, штудировала типикон. В деревне

мне помочь никто не мог, и прихожане

из Череповца привели меня к матушке

Зинаиде – регенту Воскресенского

собора. Она была уже очень старенькой,

хором не управляла. Я сказала, что

собираюсь поехать учиться на регента.

«Для начала нужно выучить гаммы», –

сказала матушка Зинаида. А я подумала:

«Зачем мне гаммы? Ведь мне нужно научиться

тон задавать». Нотной грамоты

я не знала – и думала, что тон вовсе не

зависит от этих гамм! Сейчас это смешно

вспоминать, но тогда это все было

серьезно.

В 1980 году на праздник Тихвинской

иконы Божией Матери к нам в село

приехал уже новый владыка – архиепископ

Михаил (Мудьюгин). Я обратилась к

нему за благословением на учебу.

Он был строг, сказал, что на регентское

большой конкурс, к тому же у меня

нет музыкального образования, – и за

благословением пришлось ехать к нему

в Вологду. Он меня строго спрашивал,

как я провожу службы, потом написал

рекомендацию, но сказал, что не будет

лично просить обо мне ректора, хотя он

был преподавателем в Академии и бывшим

ректором. Уехала я невеселая, но

документы на поступление в Академию

отвезла.

В связи с проведением Олимпиады

вступительные экзамены в 1980 году

были перенесены на начало сентября.

Я провела дома с бабушками службу на

Успение Божией Матери и уехала в Пюхтицы,

в монастырь. Мама не знала, что я

поехала поступать учиться. В Пюхтицах

я бывала до этого не раз, еще застала

старицу матушку Екатерину, отца Петра

Серегина, который благословил меня на

экзамены. Вместе со мной поступала его

внучка Надя Серегина.

62


Вступительные экзамены

в Академии

Начались вступительные экзамены на регентское отделение,

абитуриентов было очень много – шесть человек на место! Испытания

проходили несколько дней, и каждый день в вестибюле

вывешивали список тех, кто не прошел по конкурсу. Сдавали

экзамены мы в профессорской, там присутствовал ректор

архиепископ Кирилл, преподаватели Академии и регентского

отделения. Спрашивали молитвы, чтение и музыкальные данные

проверяли сразу. Отвечать перед большой комиссией было

страшно, петь я старалась так тихо, чтобы никто не услышал,

а на молитвах запнулась.

– Что же Вы ошибаетесь? – спросил владыка.

– Потому что боюсь Вас, – ответила я.

– Но у Вас же высшее образование.

– В институте было не так страшно отвечать.

А потом стал меня спрашивать по уставу: как провести

службу на Успение, если праздник случится в воскресный день.

Но я недавно дома провела такую службу, поэтому отвечала

без запинок, сколько стихир и каких петь на «Господи воззвах»,

на стиховне и так далее. Наверное, это и сыграло решающую

роль. В последний день вывесили списки поступивших, моя фамилия

была первой (тогда печатали не по алфавиту). Радости

моей не было конца! Поехала домой выписываться и за вещами.

Мама была недовольна, сказала, что учить меня больше

не будет и денег не дала. Все годы учебы я жила только на

стипендию 14 рублей 48 копеек, но это были большие деньги!

Билет плацкартный до Череповца стоил всего 7 рублей.

Учеба. Первые трудности

С 1980 по 1983 год я училась на регентском отделении. Срок

обучения в то время был три года (на четырехлетнее перешли

с 1984 года), не было разделения на группы по сольфеджио, все

учились вместе – и с музыкальной школой, и без нее. Самым

трудным предметом для меня было сольфеджио: оказалось, что

гаммы все-таки надо знать! Как было трудно!

По библейской истории Игорь Цезаревич

Миронович много задавал учить.

Первая моя отметка у него была двойка.

Получила я ее в день святых мучениц

Веры, Надежды, Любови и матери их

Софии. У меня были подружки в классе –

Надя Серегина и Люба Покладова, они

были именинницами, накануне я ездила

за цветами для них. А утром пошла вместе

с ними на Литургию, на первой паре.

О том, что надо отпрашиваться

с урока, я не знала, и причина мне казалась

весьма уважительной. В середине

урока мы пришли в класс, именинниц

спрашивать не стали, а меня – сразу

к доске. А поскольку учить мне было

некогда, получила двойку. Сколько раз я

потом просила Игоря Цезаревича, чтобы

он меня спросил, но он не вызывал меня

отвечать, я очень переживала. Приехал

в академию выпускник, наш батюшка

из Череповца протоиерей Георгий Трубицын.

Я ему рассказала о своем горе,

он поговорил с Игорем Цезаревичем,

и наконец тот меня спросил на уроке,

двойку свою я исправила. Больше я уже

не ходила молиться за именинниц

во время уроков.

Семинаристы

В те годы Академия занимала только

половину здания, в левом крыле был

Учебный комбинат. Уроки по богословским

предметам у нас проходили в

читальном зале (сейчас это часть библиотеки),

а музыкальные – на третьем

этаже в конце коридора. Идти на урок

приходилось сквозь строй студентов,

а это было очень страшно для меня,

я ни на кого не смотрела и старалась

пробежать быстрее этот коридор. У

Нади, моей подруги, были знакомые студенты

– иподиаконы владыки Мелитона,

они приезжали к ним в Петрозаводск

с владыкой (папа у Нади был старостой

в храме). Надя с ними разговаривала,

а я стояла рядом и глаза не поднимала.

Стали они меня «воспитывать»: «У нас

в Академии принято, чтобы девушки

здоровались и улыбались». Я приняла

все за чистую монету и стала со всеми

здороваться. Потом оказалось, что это

нужно было делать только с ними, но

было поздно. Я уже стала улыбаться

и не так сильно боялась семинаристов.

Владыка Кирилл нам сразу же сказал,

что замуж выходить можно только после

Пасхи на последнем курсе. Поэтому

на предложения мальчиков «погулять

после ужина» (а раньше все гуляли после

ужина в парке и это не было страшно,

63


7

АКАДЕМИЯ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО НЕБО

как сейчас), я отвечала, что приехала учиться, а не гулять.

Больше гулять не предлагали.

Цветы для ректора

В первые годы на регентском отделении не было своих дежурных

помощников, за нами следили академические,

и матушка Анна Тельпис проверяла отбой. В октябре нам назначили

воспитательницу Нину Федоровну. Она ухаживала

за могилкой митрополита Никодима и очень любила нашего

ректора владыку Кирилла. Приближался день его рождения –

20 ноября. Нина Федоровна сказала, что нужно поздравить

ректора. Мы собрали деньги, цветы купила она, и теперь нужно

было их вручить. Владыка должен был пойти в актовый зал,

а нам нужно было его перехватить около канцелярии. Класс

еще не собрался, было только несколько человек. Вдруг показался

владыка, нужно ему вручать цветы, а все испугались.

Тогда я взяла букет и поздравила его с днем рождения.

С тех пор я все время поздравляла владыку от лица нашего

класса – с днем рождения, с днем Ангела, с Пасхой… Потом уже

выработался протокол – где и когда вручать цветы: на солее,

на кафедре, при выходе из храма или около покоев. Об этом

заботилась Нина Федоровна. Девочки-старшеклассницы были

недовольны, почему только я поздравляю, но я им предлагала

сделать то же и от своего класса. Мне приходилось собирать

по 10–20 копеек, ехать утром, до молитвы, на Кузнечный

рынок за цветами – магазинов цветочных тогда не было. Этим

заниматься никто не хотел. Потом, когда я уже стала учиться

в Академии, говорили, что меня оставили здесь, потому что я

дарила цветы ректору.

Под клиросом

В 1980 году в академическом храме было два хора – на правом

клиросе пел смешанный хор под управлением иеромонаха

Ионафана, а на левом клиросе – мужской хор по управлением

студента Богдана Карпича. Клиросы были маленькие, только

до хоругвей, поэтому в хор не могли взять всех учащихся.

64


Несколько учащихся 1 класса регентского

отделения, в том числе и я, стояли под

правым клиросом и на службе не пели.

А петь-то хотелось!

Однажды меня пригласили девочки

на раннюю Литургию. В то время было

много прихожан, служились две Литургии

– в семь и в десять часов. На ранней

пел любительский хор, стоял он во время

службы под правым клиросом.

И после все годы обучения я пела на ранней

Литургии, а в третьем классе управляла

этим хором. Бабушки меня любили.

Жалели, когда я не смогла больше к

ним приходить в конце третьего класса,

так как меня взяли в хор. А во втором и

в третьем классе во время всенощного

бдения мы стояли под клиросом.

Большой хор

Каждый год поступали новые девочки,

с музыкальным образованием, их

брали в хор. А нас нет. И только в третьем

классе, после Пасхи, отец Ионафан

спросил меня: «Ну что, петь хочешь?

Тогда приходи». Я была очень рада наконец-то

петь в большом хоре, очень любила

спевки, и до сих пор это мое любимое

занятие. Во время обучения нам приходилось

работать с учебным хором, во

втором классе – с женским, а в третьем –

со смешанным. Еще нужно было сдавать

экзамен на службе. Первую всенощную

проводила Вера Никитюк, а Литургию –

я, обе без музыкального образования.

Экзамен со смешанным хором в актовом

зале пришлось сдавать при ярком свете

софитов: снимали фильм об Академии и

выбрали меня. Как пел хор! Мне поставили

пятерку!

После регентского

Три года пролетели быстро. Я готовилась

стать регентом в своем селе,

каждое лето во время каникул управляла

бабушками, и они были довольны.

Кроме того, мне предлагали стать

регентом в Воскресенском соборе в

Череповце, а владыка Михаил ждал

меня в кафедральный собор в Вологде и

был очень недоволен, когда меня оставили

в Академии, потребовал замену.

Владыка Кирилл направил в Вологду

мою одноклассницу Тоню Сагидуллину.

Она работала за меня три года регентом

в кафедральном соборе, но потом вышла

замуж и уехала в Прибалтику.

Первый архиерейский хор

В июле 1983 год в Ванкувере, в Канаде,

проходила Ассамблея Всемирного

Совета Церквей (ВСЦ). На ней присутствовала

большая делегация Русской

Православной Церкви – сорок человек,

в том числе десять женщин, и среди них

три выпускницы регентского отделения:

инокиня Марина (Дыба), Варя Правдолюбова

и я. Заседания проходили в разных

группах и подгруппах, меня определили

в богословскую. Среди членов этой

подгруппы была профессор из Свято-

Владимирской семинарии в Нью-Йорке

Кони Таразар – первая женщина, окончившая

эту семинарию. Кони пригласила

меня учиться в Свято-Владимирскую

семинарию. Думаю, это было сказано

из вежливости, но я все приняла всерьез

и во время перерыва рассказала владыке

Кириллу, на что он ответил: «Подожди,

Оля, надо дома поучиться». Я же, не

очень задумываясь, ответила: «Дома я

уже закончила регентское отделение,

где еще можно учиться?».

Ассамблея проходила долго, недели

три, в воскресные дни совершалась

Божественная литургия в часовне. Все

члены делегации молились, служил

один из священников, а пели в основном

архиереи. Управляли этим хором мы по

очереди, мне пришлось первой, а потом

Варя и Марина. Владыки старались, но,

может быть, не все получалось. Владыка

Кирилл сказал: «Ничего, Оля добрая,

ругать не будет». Это был мой первый

архиерейский хор!

65


АКАДЕМИЯ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

7

Учиться в Академии!

Вернулись из Канады мы уже в августе,

владыка Кирилл отпустил меня

домой и сказал, чтобы к 30 августа приехала

в академию. Идет Ученый совет.

Жду в канцелярии весь день, а Ученый

совет шел долго, часов до шести вечера.

Вернувшись в кабинет, владыка пригласил

меня войти и сказал, что на Совете

решили меня оставить при Академии,

назначили дежурным помощником по

регентскому отделению (этому я не

обрадовалась), воспитателем в первый

класс (тоже приняла без радости). Предложил

преподавать историю церковного

пения, но я отказалась решительно, так

как у меня нет музыкального образования,

попросила лучше дать мне устав,

но владыка не дал. И в конце беседы владыка

мне сообщает, что я буду учиться

в Академии! Я так обрадовалась, что тут

же согласилась быть дежурным помощником

и воспитателем при этом.

«Попрошу посторонних покинуть

аудиторию»

1 сентября 1983 года был молебен

на начало нового учебного года, а потом

общее собрание в актовом зале. Представили

новых преподавателей, в том числе

и меня – как дежурного помощника и

воспитателя. Студенты дружно аплодировали.

О том, что я буду учиться в

Академии – ни слова, и, видимо, преподаватели

об этом не знали, а самое

главное – об этом не должен был знать

Григорий Семенович – уполномоченный.

Он бы точно не разрешил мне

учиться. Начались лекции, раньше

1 сентября был учебным днем. Я пришла

в аудиторию I курса на третьем этаже,

спросила, где есть свободная парта,

выбрала ту, которая ближе к выходу.

Прозвенел звонок, ребята сказали, что

мне нужно уйти из класса, так как начинается

урок, в аудиторию вошел профессор

протоиерей Ливерий Воронов,

очень серьезный преподаватель. После

молитвы сказал: «Попрошу посторонних

покинуть аудиторию». Пришлось объяснять,

что меня ректор благословил

слушать его лекции, и я осталась в классе.

На следующем уроке пришел другой

преподаватель, и снова все повторилось.

Потом все уже привыкли и не выгоняли

меня из класса.

«Мефимоны»

Вместе со мной должны были учиться

Вероника Самойленко и Маша Зверева,

но у них были маленькие дети, и на лекции

они не приходили. Слушать лекции

было интересно. Литургику у нас преподавал

профессор Н.Д. Успенский, он мог

задавать вопросы неожиданно во время

лекции, ответить мы не всегда могли.

Однажды он спрашивает, как называется

чтение канона Андрея Критского

на греческом языке. Я греческого языка

не знала, но помню, бабушки в деревне

говорили: «Пойдем на мефимоны», то

есть на канон, и ответила: «Мефимоны».

Как он обрадовался! И поставил меня

в пример семинаристам, которые уже

четыре года учились до этого, а меня-то

взяли в Академию только с регентским

отделением за плечами.

Серьезная учеба

Оказалось, что нужно писать сочинения.

Я этого делать не умела, писала

средне, но четверку получала. Потом

началась зимняя сессия, мне тоже пришлось

сдавать экзамены. Я думала, просто

послушаю лекции – и все, но ошибалась.

Учить пришлось очень серьезно,

выручали мои конспекты: я старалась

все записать. На экзаменах преподаватели

«гоняли» меня по всему материалу,

но отметки получила хорошие, четверки

и пятерки, троек не было.

После первой сессии ко мне и ребята

стали лучше относиться: поняли, что

я учусь серьезно, предложили писать

конспекты под копирку. На экзаменах

нужно было обязательно показать кон-

66


спект, так они отрывали корочки с моей

тетради, приклеивали свои и получали

пятерки.

Родственник в верхах

Некоторые преподаватели любили

пошутить, анекдот рассказать, а в моем

присутствии боялись, «отводили душу»,

когда меня не было. Как первую женщину-богослова

меня часто отправляли на

конференции в заграничные командировки.

Протоиерей Стефан Дымша преподавал

каноническое право, он любил

подтрунивать надо мной. Однажды по

телевизору выступал Борис Николаевич

Пономарев, член политбюро ЦК КПСС,

заведующий Международным отделом

ЦК КПСС. Утром отец Стефан на уроке

спрашивает: «Оля, это не Ваш родственник

вчера по телевизору выступал?» – и

хихикает, а я спокойно отвечаю: «Борис

Николаевич? – так это папин троюродный

дядя». Отец говорил, что Б.Н.

Пономарев его дальний родственник,

но они никогда не виделись и не переписывались.

Отец Стефан даже в лице

изменился, хихикать перестал, и прошел

слух по всей Академии, что у меня дядя

«в верхах», поэтому меня и в Академию

взяли. Даже ректор, владыка Кирилл,

спросил у меня однажды: «А что, Оля,

у тебя правда папа в верхах?». Я уже и

забыла про отца Стефана и его вопрос,

ответила, что может быть. Это была уже

вторая версия, почему меня в Академию

взяли.

Ассамблея проходила долго, недели три, в воскресные дни

совершалась Божественная литургия в часовне, все члены

делегации молились, служил один из священников, а пели

в основном архиереи. Управляли этим хором мы по очереди,

мне пришлось первой, а потом Варя и Марина. Владыки

пели, старались, но, может быть, не все получалось. Владыка

Кирилл сказал: «Ничего, Оля добрая, ругать не будет».

Это был мой первый архиерейский хор!

Почему я?

Сама я как-то спросила у владыки,

почему именно меня взяли учиться в

академию, он ответил: «Потому, что ты

не выйдешь замуж и доучишься до конца».

Я возмущалась сильно, но он оказался

прав. Владыка хотел, чтобы другие

девочки тоже учились в Академии.

Ирина Иванова и инокиня Лариса (Кривицкая)

посещали занятия в семинарии,

учили древние языки, Новый Завет и

догматику, но к моменту окончания ими

регентского отделения владыку Кирилла

перевели в Смоленск, и в Академию

девочек не взяли. Мне удалось в 1987

году окончить Академию, но кандидатскую

диссертацию я так и не написала:

времени не было. Ведь кроме учебы я

была дежурным помощником и воспитателем,

приходилось часто выезжать

в заграничные командировки.

Инспектор на лыжах

Наш курс был дружным, поющим,

на череде пели только своим курсом,

на переменах спевки делали, управлял

хором Ваня Замараев. В «дни здоровья»

67


7

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

АКАДЕМИЯ

(раньше такие бывали) ездили всем

курсом кататься на лыжах в Кавголово,

в Павловск, в то время там были хорошие

лыжные базы. Правда, студенты

про меня шутили, что «инспектор стоит

на лыжах, как корова на льду», но это

не мешало мне объехать горку и потом

догонять их по ровной поверхности

(с горки спускаться я боялась, падала).

Усопшие и живые

Из нашего курса оставили преподавателями

отца Георгия Шмида, он и сейчас

преподает Священное Писание Нового

Завета, и Валерия Новика, позже он принял

постриг с именем Вениамин, был

инспектором, уехал учиться в Италию,

больше не преподавал, скончался в 2010

году. Борис Тихомиров после окончания

Академии учился в аспирантуре в Москве,

с 1991 года преподает Священное

Писание Ветхого Завета в СПбПДА. Петя

Краснов был старостой курса, принял

монашеский постриг с именем Феофан,

служил в Даниловом монастыре, на

Валааме, в Горненском монастыре в Иерусалиме,

умер в 2008 году. Протоиерей

Василий Гдешинский служил на Украине,

умер в 2012 году. Остальные живы,

все служат на разных приходах, многие

уже имеют награду – митру.

Встречи выпускников

Организатором и заводилой на курсе

был Вася Середа, по его инициативе

устраивались встречи выпускников

через 10, 20 и 25 лет. Раньше служили

молебен и панихиду, а на 25-летие

выпуска в июне 2012 года служили

Божественную литургию, возглавлял

ее заслуженный профессор протоиерей

Василий Стойков. Отцу Василию сослужили

протоиерей Павел Самойленко из

Ставрополя, протоиерей Георгий Шмид,

ключарь собора Владимирской иконы

Божией Матери в Санкт-Петербурге,

протоиерей Александр Ямандий из

Молдавии, протоиерей Сергий Труха-

68


чев из Хотьково Московской области,

протоиерей Андрей Хохлов из Москвы,

протоиерей Василий Середа из города

Холмы Новгородской области, священник

Игорь Давыдов из Москвы, диакон

Сергий Цыпкало из Санкт-Петербурга…

А мне пришлось читать апостол, так как

все служили, а Б. А. Тихомиров опоздал.

Жизнь продолжается

Окончив Академию, я осталась дежурным

помощником на регентском

отделении и проработала 10 лет в этой

должности, потом меня назначили делопроизводителем

на регентском отделении,

а в марте 1993 года – заведующей

канцелярией.

За 33 года многое изменилось –

у регентского отделения теперь свой

учебный корпус. Елена Михайловна Гундяева,

заведующая регентским отделением,

как заботливая мама печется

о своих детишках, благоукрашает и

учебный корпус, и общежитие для девочек.

Академический храм отреставрирован

в петербургском стиле и радует всех

молящихся. Проводится День открытых

дверей для абитуриентов. Жизнь продолжается.

69


7

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

АКАДЕМИЯ

ЦИТАДЕЛЬ ДУХА

Михаил Шкаровский

«Покойный ректор, преосвященный Антоний, напутствуя нас, называл

Академию “матерью”. И, конечно, мы, здесь учащиеся, вскормленные

и взлелеянные ее лаской и любовью, должны именоваться

детьми, а ее именовать матерью… Я глубоко верю, что эта хмара

русской жизни пройдет. Разойдется, исчезнет туманное облако,

как в свое время оно прошло в лице Юлиана Отступника. И я верю,

что снова засияет Христос Бог наш, успокоит наши исстрадавшиеся

души. Снова покроет Он Своим светом матушку Академию».

(Из слова святителя Тихона, Патриарха Московского)

В 1809 году в связи с общей образовательной реформой

в Российской империи в Петербурге была учреждена Духовная

академия, преобразованная из Александро-Невского духовного

училища. До 1819 года Академия размещалась в Федоровском корпусе

Александро-Невского монастыря, отданного под Академию

митрополитом Амвросием (Подобедовым) (1742 –

1818). Однако скоро эти помещения стали довольно тесными для

располагавшихся там учебных заведений – Академии, семинарии

и училища, тем более что здесь же были устроены квартиры для

преподавателей и администрации. В 1811 году митрополит Амвросий

инициировал вопрос о постройке нового здания и провел

конкурс на подходящий проект. В ре-зультате был утвержден план

молодого архитектора Иосифа Ивановича Шарлеманя, ученика

архитектора Луиджи Руска, с поправками учителя. В марте 1817

года повелением императора Александра I проект утвердили и

была сформирована Строительная комиссия, в которую входили

сам митрополит Амвросий, ректор Академии архимандрит Филарет

(Дроздов), архитектор Луиджи Руска и другие.

Для академического корпуса был отведен участок у Обводного

канала. 10 июня 1817 года митрополит Амвросий освятил закладку

академического корпуса. В 1819 году строительство, осуществленное

на церковные средства, было окончено и здание сдано в

эксплуатацию. 26 августа того же года петербургский митрополит

Михаил (Десницкий) (1762– 1821) освятил храм на втором этаже

и все помещения корпуса.Интересно отметить, что главный фасад

возведенного в стиле классицизма трехэтажного здания с ионическим

колонным портиком в центре обращен в довольно узкий

двор, а к каналу корпус выходит боковым фасадом. Разрабатывая

проект, архитекторы ставили здание лицом к Неве, наверняка

рассчитывая, что напротив здания Академии иных построек не

возведут. Корпус Духовной академии был построен достаточно

прочным и с наименьшими материальными затратами. Согласно

официальному отчету за 1821 г., «все каменные входы, крыльца,

70


галереи, лестницы соединяют в устроении

их надежную на долгое время прочность

с красотою и отменным удобством

для проходящих».

Помимо аудиторий, классов и иных

служебных помещений в здании Духовной

академии находился домовой храм,

посвященный Двенадцати апостолам.

Церковь была светлой, в двусветном

зале, и отделана в стиле ампир. Белый с

золочеными капителями одноярусный

иконостас, украшенный коринфскими

пилястрами, имел полуциркульную форму.

Бывший ректор Академии святитель

Филарет (Дроздов), ставший к тому

времени архиепископом Московским,

сделал ценный подарок – напрестольное

Евангелие в золотом окладе. Обер-прокурор

Священного Синода А. Н. Голицын

пожерт-вовал на украшение академического

храма 500 рублей, а студенты

на личные средства заказали икону

Спасителя, благословляющего Своих

учеников. Церковь была сердцем этого

академического храма науки. Здесь

ежедневно совершались богослужения,

проходили самые важные события,

например встречи почетных гостей,

правящих архиереев, новоназначенных

ректоров. Здесь молились и совершали

богослужения многие, кто впоследствии

был прославлен в лике святых: праведный

Иоанн Кронштадтский, святитель

Тихон, патриарх Московский, святитель

Николай Японский и многие другие.

В 1881–1882 годах здание было расширено по проекту

гражданского инженера Д. В. Люшина: к боковым выступам

здания со стороны двора сделали небольшие трехэтажные пристройки.

В те же годы в академическом саду по проекту Люшина

был возведен новый трехэтажный корпус для библиотек и

и служебных квартир. В 1889 г. в Академии появляется техническая

новинка – водопровод. Обществом Санкт-Петербургских

водопроводов были проложены уличные линии труб

по Шлиссельбургскому проспекту и набережной Обводного

канала, а затем при наблюдении приглашенного правлением

71


7

АКАДЕМИЯ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

академии архитектора Николая Никонова

были проложены трубы к академической

водопроводной ветви. Таким

образом, к 26 августа 1889 г. работы

по прокладке водопроводной ветви в

Академии были закончены, и с того же

числа здания Академии стали снабжаться

невской водой.

Обновился и академический храм:

летом 1903 года в нем был произведен

ремонт, была обновлена роспись: «Стараниями

и усердием ктитора Д. И. Поршнева

академическая церковь за два

года очень украсилась. Южная и северная

стены храма украшены четырьмя

прекрасными картинами: Рождества

Христова, сошествия Св. Духа, сошествия

Спасителя во ад и крещения Руси.

На алтарной половине тех же стен в

четырех группах начертаны во весь рост

двенадцать святых. Все эти картины

– копии лучших русских художников

Васнецова, Нестерова и др. Кроме

стенной живописи, академический храм

украсился несколькими картинами,

писанными на стекле, кои вставлены

в окна верхнего яруса в алтаре. Картины

эти изготовлены на пожертвования

Санкт-Петербургского духовенства и

представляют собою прекрасные копии

васнецовских произведений. Залитый

огнем массы электрических лампочек,

академический храм представляет

теперь собою во время богослужения

чудную картину». 31 августа храм был

освящен малым чином.

Планировалось и дальнейшее благоустройство

Академии, однако в то время

сбыться этим мечтам не было суждено…

В 1918 г. в огне жестокого и беспощадного

бунта Петроградская духовная

академия сполна разделила горькую

участь Русской Церкви, русского народа

и великой русской культуры, вовлеченных

в трагедию революционных

событий. Закрытию Духовной академии

предшествовал короткий период, когда

ее руководство вело переговоры с Петроградским

университетом о включении

Академии в состав университета на

правах богословского факультета. Тем

временем 1 апреля (19 марта) 1918 г.

совет Академии получил постановление

Комиссариата народного просвещения

о том, что академия не является «потребностью

современного государственного

строя и подлежит закрытию».

3 июня 1918 г., в последний день

архипастырского визита в Петроград,

Академию посетил святейший патриарх

Московский и всея России Тихон. После

краткого молебна в храме Двенадцати

апостолов святейший патриарх Тихон

обратился к приветствовавшим его

профессорам, преподавателям, студентам

и гостям Академии с трогательным

словом, вспоминая о светлых годах

своего обучения в этих ставших для него

родными стенах и скорбя о настоящем

72


тяжелом положении. «Покойный ректор,

преосвященный Антоний, напутствуя

нас, называл Академию “матерью”.

И, конечно, мы, здесь учащиеся, вскормленные

и взлелеянные ее лаской и

любовью, должны именоваться детьми,

а ее именовать матерью. Но, как

я неоднократно говорил уже в своих

беседах, никакая радость не бывает без

печали. И моя радость при посещении

Академии растворяется со скорбью

о тяжелом материальном ее положении.

Оно мне хорошо известно, а вам,

испытывающим его на себе, известно

еще лучше. Но я глубоко верю, что эта

хмара русской жизни пройдет. Разойдется,

исчезнет туманное облако, как в

свое время оно прошло в лице Юлиана

Отступника. И я верю, что снова засияет

Христос Бог наш, успокоит наши

исстрадавшиеся души. Снова покроет

Он Своим светом матушку Академию.

Сие буди, буди…».

Спустя почти столетие слова этого

великого исповедника христианской

веры и мужественного защитника

Русской Православной Церкви в точности

сбылись. Вновь под сводами храма

Двенадцати апостолов с победным торжеством

раздаются стройные аккорды

церковных песнопений, вновь молитва

возносится от некогда оскверненного

алтаря, в очередной раз подтверждая

слова Христа о том, что никогда, до

самых последних времен врата адовы –

царство атеистической тьмы и богоборчества,

не одолеют ее…

Но тогда Духовной академии, ее преподавателям

и студентам еще предстояло

пройти тернистым путем русской

голгофы. С каждым днем ухудшалось

материальное положение Академии, лишенной

государственной поддержки.

12 декабря (29 ноября) 1918 г. на

очередном заседании Совета академии

был рассмотрен «указ Святейшего Патриарха,

Святейшего Синода и Высшего

Церковного Совета от 19 октября –

1 ноября 1918 года за № 675, о невозможности

для Высшего Церковного

Управления ассигнования с 1919 года

средств на содержание Академий».

Этим указом участь Академии была

предрешена. Тем более что уже к тому

времени само здание Академии явно

незаконным путем было реквизировано

в пользу приюта для дефективных

детей.

Санкт-Петербургская православная

духовная академия на время прекратила

свое существование. В марте 1920 г.

воспитанники приюта разгромили храм

Двенадцати апостолов. В 1922 году был

разобран иконостас. Вспоминая о тех

трагических днях, профессор Глубоковский,

чья научная и преподавательская

деятельность долгие годы была связана

с Духовной академией, писал:

«…Накануне я обошел на лаврском кладбище все дорогие

могилки и поклонился праху моих покровителей,

например митрополита Антония (Вадковского) и моих

коллег, сотворив краткую тихую молитву в память их.

Потом я направился и в здание Академии, где прошла вся

моя научная жизнь. От ее прежнего здания сохранилась

лишь на фронтоне скульптурная фигура Ангела с крестом,

а все остальное, включая домовую церковь с алтарем,

было скотски опоганено большевицким приютом

“дефективных детей”, с хулиганами 20–30 лет, которых

приходилось выводить на прогулки в академический сад

при охране солдат с заряженными ружьями… Я не имел

сил и мужества подняться наверх, представлявший отвратительную

клоаку, о чем я знал “ощутительно”, почти

до обморока, на опыте, бывая там в качестве одного из

надзирателей за академическим архивом по обязанности

служащего в большом Синодальном архиве. Отборные

гады развели свою отборную гадость на месте святе…

Ограничился я тем, что в пустынном теперь вестибюле

распростерся на пол и с молитвою и слезами облобызал

те плиты, по которым и сам некогда ходил на дело свое

и на делание до страшного вечера… Академия была для

меня как бы родной дом отчий, тем более священный,

что такового, в прямом смысле, я никогда не имел и не

знал… Невыразимо скорбно было на душе».

В конце 1927 года здание вновь

поменяло владельца. Там расположился

северный факультет Восточного

института. С осени 1941 г. академический

корпус использовался в качестве

военного госпиталя, а после окончания

Великой Отечественной войны

его занимали Ремесленное училище

№16 (в 1947–1951 гг.), Индустриальнопедагогический

техникум, Институт

повышения квалификации работников

профессионально-технического образования.

Возрожденным в 1946 году

Ленинградским духовным академии и

семинарии позволили расположиться в

здании бывшей Петроградской семинарии,

пострадавшем от бомбардировок во

время войны.

В августе 1951 года, согласно указу Совета

министров СССР, здания ремесленного

училища № 16 перешли Ленинградскому

техникуму физической культуры

и спорта. В бывшем академическом храме,

где в течение почти ста лет, будучи

студентам, и молились и духовно возрастали

многие выдающиеся духовные и

73


7

АКАДЕМИЯ

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК НЕБО

светские деятели российской истории,

теперь разместили спортивный зал.

После перестройки и распада Советского

Союза вопрос о возвращении академического

здания, включенного

в Единый государственный реестр

объектов культурного наследия народов

Российской Федерации в качестве объекта

культурного наследия регионального

значения, законным владельцам

был поднят в 1993 году. Тогда же вышло

распоряжение городской мэрии «Об

использовании комплекса зданий

по набережной Обводного канала, д. 7,

согласно которому весь комплекс должен

быть передан епархии».

К осени 2013 года в процессе возвращения

комплекса исторических зданий

Санкт-Петербургской духовной академии

были достигнуты значительные

успехи. 29 ноября в академическом

храме Двенадцати апостолов заместителем

руководителя Территориального

управления Росимущества в городе

Санкт-Петербурге Станиславом Игоревичем

Шульженко и ректором Санкт-

Петербургской православной духовной

академии епископом Петергофским

Амвросием был торжественно подписан

акт о передаче исторического здания

академии Русской Православной Церкви

на праве безвозмездного и бессрочного

пользования. Во исполнение норм Федерального

закона № 327-ФЗ от 30 ноября

2010 года «О передаче религиозным

организациям имущества религиозного

назначения, находящегося в государственной

или муниципальной собственности»

исторический корпус Петербургской

духовной академии был передан

в собственность Русской Православной

Церкви.

За время пребывания в чужих руках

здание Академии в значительной мере

обветшало, и на реставрацию требуются

немалые средства. Однако мы твердо

верим, что с помощью Божией, предстательством

и заступничеством Пресвятой

Богородицы и небесных покровителей

Санкт-Петербургская духовная академия

вновь засияет в первозданной

красоте и в полноте духовного и интеллектуального

богатства. Молитвы тех

святителей, исповедников и праведников,

для кого в свое время Петербургская

академия явилась подлинной alma mater,

воспитавшей своих сынов в вере и благочестии,

не могут не быть услышаны.

74


75


76


77

ISSN 2218 -7790

Hooray! Your file is uploaded and ready to be published.

Saved successfully!

Ooh no, something went wrong!