Views
4 months ago

«Новая газета» №11 (пятница) от 02.02.2018

10

10 «Новая газета» пятница. №11 02. 02. 2018 громкое дело Звенья Пенза — Петербург Дело «пензенских террористов» открывает перед силовиками новый простор для «творчества» одной «Сети» Пенза, Москва, Омск, Санкт-Петербург, Беларусь. География очередного «террористического заговора» впечатляет. Так же как и планы, которые, по мнению ФСБ, вынашивала группа молодых людей: организовать серию взрывов во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу 2018 года и поднять вооруженный мятеж. Осенью 2017 года, накануне «революции», якобы запланированной сторонниками оппозиционера Вячеслава Мальцева, силовики проводят масштабные рейды по всей стране. Будет арестовано несколько сот человек. В их числе — и «пензенские террористы». 17 октября 2017. В Пензе задержан студент педагогического института им. В.Г. Белинского Егор Зорин (21 год). Уже на следующий день он даст показания на своего одногруппника Илью Шакурского — активиста местного левого движения. К слову, перед Новым годом Зорина, единственного из всех участников пензенской «группировки», отпускают под домашний арест. 19 октября. Задержан Илья Шакурский. В этот же день оперативники приходят домой к музыканту одной из пензенских рок-групп Василию Куксову — другу Шакурского. При обыске в автомобиле Куксова находят пистолет. В числе обвинений, предъявленных Куксову, — занятие «незаконным овладением навыками выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи». Куксов — единственный, кто до сих пор не признает свою вину и заявляет, что оружие ему подбросили. 27 октября. Задержан еще один знакомый Шакурского — инструктор по стрельбе Дмитрий Пчелинцев. В его квартире находят зарегистрированное оружие — два охотничьих карабина, а также ружье и амуницию для игры в страйкбол. В машине Пчелинцева силовики обнаруживают две гранаты. Позже на свидании с женой в СИЗО Пчелинцев рассказал о применении к нему насилия: его подвешивали вниз головой и пытали током. «Я в аду», — пишет он жене Ангелине. Пчелинцев признал вину. Ноябрь 2017. В Пензе задержан активист Андрей Чернов, а в Санкт- Петербурге — Арман Сагынбаев. При обыске у последнего находят ведро с алюминиевой пудрой. Сагынбаев признается, что купил ее и другие детали для изготовления взрывчатки на сайте «Авито.ру». Позже Сагынбаева доставляют в Пензу, а оперативная деятельность по делу возобновляется в Северной столице. 24 января 2018. В аэропорту Пулково задержан гражданин Казахстана 23-летний Виктор Филинков, работавший программистом в одной из петербургских фирм. Из общения задержанного с членами ОНК стали известны подробности задержания: неизвестные посадили Филинкова в автомобиль и отвезли в лес. Здесь люди в масках требовали от него признательных показаний, а добившись согласия — точных формулировок, которые нужно было выучить. Избиение и пытка электрошокером продолжались 5 часов. «Члены ОНК СПб зафиксировали телесные повреждения, полученные в последние 2–3 дня (следы свежие), — пишут в отчете правозащитники. — Многочисленные следы ожогов от электрошокера на всей внешней поверхности правого бедра, гематома на правой щиколотке, ожоги от электрошокера в области грудной клетки. Кровь с лица Филинкова отмывали его же шапкой и снегом. Кровь осталась на шапке». 25 января. Пропавшего накануне петербургского активиста и оппозиционера Игоря Шишкина тоже находят в СИЗО. На суд по избранию меры пресечения Шишкину не пускают журналистов «Медиазоны» (затем их оштрафовали « Задержания любых подозрительных активистов сейчас проходят в рамках борьбы с терроризмом «под соусом Мальцева» якобы за мат в суде), а сам процесс объявляют закрытым. 25 января. В деле появляется промышленный альпинист Илья Капустин, знакомый с Филинковым. После допроса, на котором, по словам Капустина, ему угрожали отвезти в лес и переломать ноги, он оставлен в статусе свидетеля. Без «Артподготовки» Задержанных в Пензе и Петербурге СМИ называют левыми активистами, антифашистами и анархистами. По словам знакомых фигурантов, с которыми Виктор Филинков Фото из соцсетей Арман Сагынбаев удалось пообщаться «Новой», активность задержанных в основном приходилась на тематические группы в соцсетях — «Автономное действие», «Вегетарианская сила» и других. Супруга Филинкова Александра утверждает, что Виктор был участником антифашистского движения, когда проживал в Омске. «В Санкт-Петербурге мы ничем публичным не занимались. Общались с людьми с похожими взглядами», — сказала она сайту «Настоящее время». Другую картину рисуют материалы уголовного дела, с которыми удалось ознакомиться изданию Republic. Согласно этим документам, все задержанные якобы входили в таинственную организацию под названием «Сеть». Две ее петербургские ячейки (они назывались «Марсово поле» и «Иордан-СПб») насчитывали 13 человек, в пензенское «5.11» входили трое, а в московское «МСК» — от двух до четырех. Было также отделение в Беларуси. При этом у каждого члена организации была «должность» и кличка. Например, Арман Сагынбаев — он же Андрей- Безопасность — по версии следствия, отвечал за изготовление взрывчатки, а Егор Зорин (Гриша) должен был непосредственно руководить боестолкновениями с силовиками. Дмитрий Пчелинцев — Рыжий — якобы был создателем и лидером «Сети». Фото из соцсетей В 2016–2017 годах, по версии следствия, члены группировки провели несколько собраний в Московской и Ленинградской областях, где устраивали совместные тренировки, обсуждали варианты свержения действующего режима и установления анархического государства (! — тут хотелось бы рекомендовать оперативникам лучше изучать матчасть. — Ред.). Общее руководство осуществлялось им из Пензы. В СМИ молодых людей называют сторонниками Вячеслава Мальцева, однако никакой связи с движением «Артподготовка» (запрещено в России. — С.Р.), кроме чисел «5.11», якобы использованных в названии одной из ячеек «Сети», больше не прослеживается. А с учетом того, что всех называют антифашистами и анархистами, то чисто идейно ничего общего с «мальцевскими» быть у них не могло. Но ФСБ, очевидно, получила добро на зачистку «Артподготовки» и назад это решение не отзывали. Поэтому задержания любых подозрительных активистов сейчас проходят в рамках борьбы с терроризмом «под соусом Мальцева». К тому же наверняка предотвращение деятельности разнообразных террористических группировок (даже высосанных из пальца) в регионах перед выборами и чемпионатом мира — хороший показатель отчетности. Каждый — в зоне риска Несмотря не некоторые, явно не случайные утечки в прессу, информация об уголовных делах остается крайне скудной: материалы и судебные заседания засекречены, фигуранты и их адвокаты связаны подпиской о неразглашении, задержанные жалуются на жестокое обращение и применение насилия. При этом, следуя логике ФСБ, в антиправительственном заговоре сегодня можно обвинить кого угодно, и любая деятельность может трактоваться как «террористическая». В череде подобных — задержание петербуржца Евгения Ефимова, который, по версии ФСБ, в 18-летнем возрасте возглавил ни много ни мало петербургскую ячейку ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация. — Ред.) и собирался взорвать Исаакиевский собор. Множество вопросов вызывает и дело 19-летнего курсанта академии им. Можайского Вадима Осипова, нарисовавшего план подрыва казармы в своей ученической тетрадке. Петербургский правозащитник Динар Идрисов высказал предположение, что накануне президентских выборов волна оперативных мероприятий может накрыть всех антифашистов и активистов, данные на которых содержатся в базе Центра «Э». Через несколько дней (28 января) сам Идрисов был жестоко избит в подъезде дома в Петербурге. «У оперативников ФСБ, — предположил он, — которые работают на ниве так называемой антитеррористической деятельности, после моих последних публикаций вполне могли быть мотивы». 30 января участники общественных движений РСД, Левый блок, «Соцальтернатива» провели серию одиночных пикетов в защиту «пензенских антифашистов» возле здания ФСБ в Москве. Уже на следующий день в квартире одного из участников акции — журналиста Павла Никулина — прошел обыск. Затем он был доставлен в ФСБ на допрос. Тем временем анархистский сайт «Автономное действие» предупредил своих читателей, имевших контакты с Арманом Сагынбаевым, о возможных задержаниях: «Каждый, кто поддерживал знакомство с этим человеком, сегодня может находиться в зоне риска». « Серафим РОМАНОВ, «Новая в Санкт-Петербурге»

«Новая газета» пятница. №11 02. 02. 2018 11 РИА Новости Что приходится пережить мигранту, чтобы добраться до России и получить здесь все необходимые документы. Исследование «Новой» Везение Исследование «Новой» и труд Несмотря на зашкаливающий уровень коррупции в сфере трудовой миграции, в Россию по-прежнему едут работать люди со всего СНГ. Плохая новость для российской экономики состоит в том, что скоро их будет ехать гораздо меньше — и Россия в этом виновата сама. Человек, который все же рискует пополнить число трудовых мигрантов в России, сталкивается с поборами, коррупцией и бесправием, а по сути — с обыкновенным расизмом. В конце прошлой недели суд в Казахстане отправил трех водителей сгоревшего в Актюбинской области автобуса с узбекскими мигрантами под арест на два месяца. По версии следствия, водители как минимум не препятствовали горению, а может, и сами зажгли паяльную лампу в замерзающем автобусе: лампа упала на канистру с бензином, пропитанный парами горючего воздух воспламенился — и 52 человека сгорели почти мгновенно. Все — мужчины, все — ехали на заработки в Россию. Некоторые погибшие были родом из маленьких узбекских селений, и, как говорят соотечественники сгоревших мигрантов, им пришлось «копать могилы всем селом». Власти Казахстана, до этого наблюдавшие сквозь пальцы за перемещениями по своей стране наполовину сломанных и полностью нелегальных автобусов (у следовавшей в Россию машины не было ни техосмотра, ни лицензии, а боковая дверь при пожаре оказалась заблокированной), встрепенулись и проводят операцию «Автобус». От всех водителей в республике просят сразу сообщать о нарушителях — с плохими документами, плохой техникой и красными от недосыпа глазами. Массовой сознательности в итоге зафиксировано не было. Однако с момента трагедии власти эвакуировали с трасс как минимум три автобуса с мигрантами. Поток желающих заработать больше денег в России из Средней и Центральной Азии практически не иссякает. Из одного только Узбекистана в октябре 2017 года в РФ работали более 1,5 миллиона человек, а всего, по данным Центра стратегических разработок, в России к концу прошлого года числилось почти 4 миллиона трудящихся из стран СНГ. И это только зарегистрированных: по данным правозащитников, с учетом нелегалов 3 миллиона мигрантов набирается в одной лишь Москве. Глава МВД Владимир Колокольцев в ноябре прошлого года, представляя Концепцию миграционной политики до 2025 года, сообщил о «примерно 10 миллионах иностранцев». При этом иностранные работники приносят в бюджеты городов солидные деньги. За 2017 год, например, в бюджет Москвы от выдачи патентов поступило 15,7 млрд рублей, и эта цифра выросла за год на 9%. А в 2018 году мэрия столицы хочет увеличить эту сумму минимум до 16 млрд рублей — правда, в первую очередь за счет удорожания месячных платежей по патентам. Без притока трудовых мигрантов российская экономика лишится одного из последних своих преимуществ — доступа к рынку дешевой рабочей силы. Работающие с мигрантами исследователи и правозащитники в один голос утверждают: приехавшие из других стран работники в первую очередь рассматриваются госорганами как источник обогащения. Но, несмотря на неприлично высокий уровень коррупции, мигранты все равно едут в Россию, и это — сродни чуду. Возможно, скоро чудо закончится: власти придумали новый способ усложнить жизнь трудовым мигрантам. Вход — рубль, выход — десять О том, что коррупция в сфере трудовой миграции процветает, рассказали 29 января на круглом столе в Московском доме национальностей правозащитники. Основным докладчиком выступила организация «Утро мира» во главе с Валентиной Чупик — едва ли не главным защитником мигрантов в Москве и в России. Из презентации Чупик следовало, что ситуация с нарушением прав мигрантов со стороны власти близка к критической. К юристам центра за прошлый год поступило больше 17 тысяч жалоб на неправомерные действия властей в отношении мигрантов, но это анализ жизни и тягот только 0,5% всех мигрантов в стране. Остальные 99,5% — «сплошная терра инкогнита», говорит Чупик: для большинства исследователей мигранты — скорее цифры, чем люди с конкретными историями. Чтобы понять, насколько сильно для мигранта Россия ассоциируется с коррупцией, достаточно знать, что сталкивается с попыткой вымогательства взятки он уже на въезде через границу. Чупик описала несколько подобных схем. Одна из них работает на приграничном посту возле Орска. «Там проезжают микроавтобусы из Кыргызстана, — рассказывает Чупик. — Сотрудники полиции стоят не в полутора километрах от границы (как этого требует закон. — Ред.), а прямо за забором погранпоста. Они выглядывают за забор, и когда видят — ага, кыргызы! — выскакивают и тут же машут палочкой. страница 12