Views
2 weeks ago

«Новая газета» №11 (пятница) от 02.02.2018

4

4 «Новая газета» пятница. №11 02. 02. 2018 беспредел Оюб Титиев и его адвокат Петр Заикин В конце декабря прошлого года на официальном сайте парламента Чеченской Республики появилось заявление спикера Магомеда Даудова, более известного по позывному «Лорд» (позывной появился в те времена, когда Даудов был членом банды известного боевика Исраила Махмудова, а затем эмиром Курчалоевского района). В заявлении Даудов напрямую связал санкции США и блокировку аккаунтов главы Чечни Кадырова в соцсетях (Инстаграм и Facebook) c деятельностью правозащитников и журналистов, предающих гласности факты нарушений прав человека в республике. В заключение спикер чеченского парламента открыто призвал к преследованию и расправе над «этими врагами народа». 9 января, в первый рабочий день 2018 года, сотрудниками чеченской полиции был задержан глава чеченского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев. В его машину в ходе осмотра были подброшены наркотики — 206 граммов марихуаны. Титиева доставили в Курчалоевское РОВД, угрожали уголовным преследованием сына по статье «участие в незаконном вооруженном банд формировании» и требовали подписать «признательные показания». Титиев отказался давать нужные показания, указав, что его задержание происходило с нарушением закона — в отсутствие понятых. Тогда правозащитника заставили сесть в машину, рядом с ним сел сотрудник Курчалоевского РОВД. Когда Титиев доехал ровно до того места, где его задержали в первый раз, его опять остановили сотрудники полиции. Буквально через несколько минут приехала следственная группа с понятыми — и пакет наркотиков изъяли во второй раз. Только благодаря тому, что свидетели как первого, так и второго задержания смогли передать эту информацию коллегам Оюба Титиева, правозащитник не «исчез», его местонахождение было установлено, к Курчалоевскому РОВД оперативно выехал чеченский адвокат Аслан Тельхигов. Однако в здание Курчалоевского РОВД адвокат Тельхигов был допущен лишь через 10 часов с момента незаконного ареста Оюба Титиева. Следователь Саламов, прекрасно осведомленный о том, что адвокат Титиева находится у здания Курчалоевского РОВД, в спешке проводил важнейшие следственные действия, на которые адвоката незаконно не допустили. У же на следующий день в защиту Оюба Титиева вступил московский адвокат Петр Заикин. Коллеги Титиева, нанявшие Заикина, прекрасно понимали, что на чеченского адвоката рано или поздно будет оказано давление со стороны местных силовиков. Эти предположения подтвердились. С 10 по 23 января следователь Саламов провел с Оюбом Титиевым всего пару следственных действий. Столкнувшись с процессуально превосходящим его противником — адвокатом Заикиным, Саламов решил следствие притормозить. Впервые за многие годы работы в Чечне за Заикиным было установлено наружное наблюдение и демонстративная слежка — на машинах с явно «левыми» номерами. 18 января следователь Саламов, проинформированный о том, что Петр Заикин вылетает в этот день в Москву, неожиданно назначил следственные действия на 19 января. От высокопоставленного источника «Новой газеты» в центральном аппарате ФСБ РФ поступила информация о том, что в этот день против адвоката Заикина на территории Чечни готовится провокация. «Новая газета» и ПЦ «Мемориал» оперативно опубликовали эту информацию, а на следующий день следователь Саламов без объяснения причин отменил запланированное следственное действие. Но как только адвокат Петр Заикин покинул Чечню, началось давление на чеченского адвоката Оюба Титиева — Аслана Тельхигова. Вследствие этого давления адвокат Тельхигов был вынужден бежать за пределы республики и выйти из дела Оюба Титиева. В данный момент его местонахождение неизвестно. По информации, полученной нами от чеченских адвокатов, всем членам адвокатской палаты Чечни пришел запрос, в ультимативной форме обязывающий уведомить руководство палаты о местонахождении и телефонах Аслана Тельхигова. Также «Новой» стало известно о том, что его разыскивает МВД Чечни. Сразу после вынужденного отъезда Тельхигова, 23 января, из Чечни следователь Саламов назначил следственные действия с Оюбом Титиевым, для чего Оюба отконвоировали из грозненского СИЗО в РОВД Курчалоевского района. Следователь Саламов отказался проинформировать Петра Заикина, находящегося в это время в Москве, какие именно следственные действия, да еще и в отсутствие адвокатов, он намеревается проводить. Адвокат Заикин срочно вылетел в Грозный. Н а 11 часов 24 января в Верховном суде Чечни было назначено рассмотрение апелляции по избранию меры пресечения для Титиева (ранее суд назначил ему два месяца ареста). Однако заседание было сорвано. Правозащитника не доставили в здание суда, что является беспрецедентным нарушением приоритета суда над следствием, в этот день никакие следственные действия с Титиевым не могли проводиться. Где он находится — никому не было известно. Суду такая информация также не была предоставлена. Явно озабоченный этим ЧП судья Верховного суда Чечни Мадаев не стал откладывать заседание на другой день. Он распорядился « доставить Оюба Титиева, где бы он ни был, в суд к 17 часам. Также он вызвал на заседание следователя Саламова. Адвокат Заикин срочно выехал на поиски Оюба. Однако узнать что-либо о его местонахождении от следователя Саламова не удалось. Прибывшие из Москвы на апелляцию правозащитники и журналисты объявили тревогу и опубликовали информацию о странном исчезновении Титиева, за судьбу которого с момента перевода его в СИЗО Грозного отвечает ФСИН Чечни, прежде четко соблюдавшая законы Российской Федерации. Только после поднявшегося шума Оюб все-таки был доставлен в здание Дело Оюба Титиева: чтобы посадить врага Кадырова, следователю пришлось самому признаться в преступлении Бьют своих Верховного суда Чечни — без видимых следов насилия. Также стало известно, что назначенные Саламовым следственные действия с Оюбом Титиевым не состоялись. Для чего именно тогда Титиева вывозили в РОВД Курчалоевского района? Следователь Саламов отказался прояснить эту странную ситуацию. Источник «Новой газеты» в руководстве МВД Чечни рассказал, что следствие по делу Оюба Титиева курируют на самом высоком республиканском уровне. Отвечает за результат первый заместитель министра внутренних дел Чечни Апти Алаудинов. Глава Чечни Кадыров активно оказывает давление на следствие, во всех своих публичных выступлениях называя Титиева «наркоманом». Такие действия Кадырова, главы региона, представителя исполнительной власти, грубо противоречат Конституции Российской Федерации, а именно статье 10 (о разделении властей) и статье 49 (о презумпции невиновности). В последнем выступлении от 31 января Кадыров, представляя силовикам нового командующего Северо- Кавказским округом Росгвардии, оскорбляет Оюба Титиева и говорит о нем презрительно в женском роде, как ранее до этого высказывался об убитом в Чечне гомосексуале Зелиме Бакаеве: «Те, кто вышли [силовики] сохранить чистоту нашей крови, задержали [Титиева], и то, что она «продалась» (говорит о Титиеве в женском роде. — Е.М.), мы узнали после этого [задержания]. [Титиев] дискредитировал имидж нашего народа перед Западом и Европой, наши усилия [по наведению порядка], предпринимаемые ценою жизней тысяч наших В Курчалое придумали допросить следователя и понятых, чтобы они сказали, что на самом деле свидетель опознал Титиева, а в протокол записали иначе по недоразумению ребят [силовиков]. Все, что они делали, — было преступлениями [говорил Титиев]. Мы узнали, что он был такой тварью, после того, как мы его задержали с наркотиками…» Д ля расследования этого дела — вполне рядового для Чечни — была создана целая группа: «в связи со сложностью расследования и большим объемом следственных действий». Чеченцев укрепили прикомандированными из разных регионов сотрудниками МВД РФ. Причина понятна: прикомандированные гораздо лучше местных знают законы Российской Федерации, на них вся надежда. Увы, не помогло. 26 января должно было проходить опознание. Свидетель, который, судя по всему, дал показания о том, как Оюб Титиев якобы приобрел 200 граммов марихуаны, должен был теперь его опознать. В отсутствие «признательных» показаний Оюба (а именно на таких признаниях основано подавляющее большинство приговоров по уголовным, в том числе «наркотическим», статьям в Чечне) этот свидетель был исключительно важен для следствия. 26 января в кабинет следователя завели Титиева и двух статистов. Проводил опознание следователь Агабеков (дагестанец). Он предложил всем троим надеть одинаковые черные футболки и повернуться лицом к стене. — Господин следователь! — усмехнулся адвокат Заикин. — А про тапочки вы не забыли? В отличие от двух статистов, Оюб Титиев, находящийся под арестом в СИЗО, был обут не в ботинки, а в резиновые тапочки-сланцы. Именно по этой детали очень часто «опознают» нужного человека подготовленные «свидетели». Следователь Агабеков тяжело вздохнул, достал ботинки и протянул их Оюбу Титиеву. Они оказались на два размера меньше, но Титиев втиснулся в них, понимая, как много сейчас зависит от этих ботинок. Когда свидетеля Амади Басханова ввели в кабинет, он первым делом уставился на ноги выстроившихся перед ним в шеренгу людей, среди которых он должен был опознать Оюба Титиева. С видетель Басханов выглядел и вел себя крайне странно. Вот как описывает его адвокат Заикин: «У свидетеля, на мой взгляд, были все признаки наркотического опьянения. Зрачки были огромными, размером с радужную оболочку. Он очень медленно передвигался. Стоял, покачиваясь, никак не реагировал на следователя. Следователь неоднократно задавал ему вопросы, однако никаких ответов от свидетеля не «

«Новая газета» пятница. №11 02. 02. 2018 5 А В ЭТО ВРЕМЯ В СОЧИ Мирный диалог под вой снарядов Большой сирийский сбор в Сочи проходил на фоне активизации боевых действий армии Асада и российских ВКС следовало. Оюба он не знал, это было совершенно очевидно. Пытался сфокусировать взгляд на ногах опознаваемых, как будто искал зацепку. Одет свидетель был в дорогущую, явно с чужого плеча, кожаную куртку и при этом в рваные штаны и раздолбанную обувь без шнурков. Волосы у него были грязные до такой степени, что скатались и висели как сосульки. От свидетеля воняло так, как будто он несколько недель не мылся. Было очевидно, что его приводит в чувство только появление курчалоевских оперов. Увидев их, свидетель вздрагивал и делал попытку забиться в угол. Когда закончились следственные действия и за свидетелем пришли опера, он сначала вжался в стену, а когда они на него цыкнули «Пшел сюда!», повернулся и привычным жестом заложил руки за спину, как будто долгое время провел в камере». Несмотря на полное фиаско с опознанием, старший следователь Агабеков оформил протокол следственного действия в полном соответствии с законом. Все участвующие в следственном действии — обвиняемый, его адвокат, следователь, понятые, свидетель и статисты (всего 8 человек) ознакомились и расписались на протоколе, на каждой его странице. А на следующий день появился рапорт уже бывшего следователя Агабекова, из которого следовало, что он совершил должностное преступление, так как сфальсифицировал протокол опознания… в пользу Оюба Титиева. Из показания бывшего следователя, а теперь свидетеля по делу Оюба Титиева Агабекова Г.З.: «Я спросил Басханова А.Р.: «Опознает ли он кого-либо из трех лиц, предъявленных для опознания?» Басханов посмотрел на них, долго молчал и не отвечал на мой вопрос. Тогда я второй раз задал Басханову этот же вопрос. Однако Басханов продолжал молчать и не отвечать на мои вопросы. Я предположил, что Басханов никого не опознает, поэтому объявил об окончании следственного действия и приступил к печатанию на компьютере протокола опознания. В это время Басханов рукой указал и сказал, что опознает лицо, стоящее с левой стороны ближе к окну, как Титиева Оюба, которого он видел в г. Грозном при указанных им в протоколе допроса обстоятельствах. Я в это время уже распечатал протокол опознания, в котором мною было указано о том, что Басханов никого не опознал. Всем присутствующим я дал на ознакомление и на подпись этот распечатанный протокол опознания. После ознакомления все участники поставили свои подписи. Ни от кого не поступило заявлений и ходатайств. После подписания протокола опознания всеми участвующими лицами, уже находясь в своем служебном кабинете, я понял, что мною неправильно проведено следственное действие, в связи с чем мною было доложено рапортом на имя начальника…» В этих невероятных объяснениях следователя есть одна любопытная деталь. Следователь Агабеков сообразил, что «неправильно провел следственное действие», уже после опознания, «находясь в своем служебном кабинете». Что именно случилось со следователем Агабековым в этом самом кабинете и подвигло на признание в тяжком преступлении, а именно — в фальсификации протокола следственного действия — можно только догадываться. Но на карьере Агабекова, считай, поставлен жирный крест. С разу после неудачного опознания следственная группа во главе со следователем Саламовым была расформирована. Была создана новая группа, которую возглавил целый подполковник, начальник СО ОМВД Курчалоевского района Ханохок (также не чеченец, из чеченцев в следственной группе остался только один следователь Саламов). Именно начальник следственного отдела Курчалоевского РОВД Ханохок теперь пытается дезавуировать результат уже состоявшегося и необратимого по закону следственного действия ценой подведения под уголовную статью своего собственного подчиненного. «Опознание — уникальное следственное действие, его можно провести только один раз. Отрицательный результат фиксируется и становится проблемой следствия. В Курчалое придумали допросить следователя и понятых, чтобы они сказали, что на самом деле свидетель опознал Титиева, а в протокол записали иначе по недоразумению», — так прокомментировал ситуацию с последовавшими после неудачного опознания очными ставками известный адвокат Илья Новиков. Илья Новиков приехал в Чечню на подмогу своему коллеге. То, что в этом деле нужен второй независимый от чеченских реалий защитник, стало понятно именно после опознания. Своих следаков сдают только тогда, когда поставлена задача — посадить любой ценой. Елена МИЛАШИНА, «Новая» Ольга БОБРОВА — «Новая» РИА Новости Состоявшийся в последние дни января конгресс национального диалога в Сирии на удивление оказался событием весьма бурным. Демонстрация различных позиций, жаркие споры, выкрики с мест и даже потасовки заполонили видеотчеты в основном иностранных журналистов. И это притом что в самом мероприятии отказались принимать участие представители настоящих оппозиционных группировок, ведущих боевые действия против режима Башара Асада. Не было и курдов из «Демократического союза», ведущих сегодня оборонительные бои против наступающей турецкой армии. Казалось бы, тишь да гладь наряду с «полным пониманием и конструктивным подходом» должны были царить на столь многочисленном (порядка полутора тысяч гостей-сирийцев) мероприятии. Так ведь нет: крики в зале «Да здравствует Россия!» перемежались репликами типа «Позор России, убивающей мирных сирийцев!». Последние утверждения (понятное дело, клеветников) опровергаются российскими МИД и Минобороны, которым, как мы знаем, надлежит доверять беспрекословно. Упомянутые ведомства говорят, что режим прекращения огня в «зонах деэскалации» в целом сохраняется, наносятся «точечные удары» по террористам, а сирийцы — опять же «в целом» — готовы к национальному примирению. Как бы то ни было, большой сирийский сбор в Сочи, перенесенный с осени прошлого года на последние дни января, проходил на фоне активизации боевых действий армии Асада и российских ВКС в тех самых «зонах деэскалации». Представители ведущих политических группировок оппозиции (в частности, так называемая «Эр-риядская группа», составляющая основу Сирийского комитета по переговорам) утверждают, что, собрав сирийцев в Сочи, Россия пытается вывести переговорный процесс из-под эгиды ООН, с тем чтобы обеспечить собственный контроль над ним. Москва же уверяет, что таких мыслей на Смоленской площади отродясь не было — Россия разве что стремится внести посильный вклад в налаживание переговорного процесса. Другой же причиной отсутствия СКП в Сочи стало, на мой взгляд, появление в последние недели альтернативной «сочинской» международной инициативы — так называемый документ «группы пяти». США, Франция, Саудовская Аравия, Иордания и Великобритания разработали и представили 12 января в Вашингтоне документ, призванный стать «дорожной картой» выполнения резолюции Совбеза ООН 2254 по Сирии. Среди его главных пунктов — изменение формы правления в Сирии на парламентско-президентскую республику, децентрализация власти и проведение реформ под внешним контролем. Официальный представитель СКП Яхья аль-Ариди поддержал документ, а Дамаск назвал его полностью неприемлемым. Для Дамаска путь к спасению Сирии по-прежнему лежит через Москву и Сочи. Понять позицию Дамаска нетрудно, ибо только переговорные инициативы России дают Асаду шанс выжить. Другие сценарии, по сути, не оставляют шанса сохранить семью Асада у власти. Вместе с тем следует признать, что конгресс в Сочи продемонстрировал как минимум стремление и готовность России на данном этапе к налаживанию максимально представительного и, следовательно, конструктивного диалога между сирийцами. Без такого диалога и выработанных на его основе решений Россия обречена еще долго оставаться вовлеченной во внутрисирийскую бойню. Правда, реализуе тся это в противоречивом формате: МИД РФ ответственен за сбор в Сочи, а Минобороны РФ продолжает «бомбить террористов». Вырваться из этого формата Москве пока не удается. И все же позитивные признаки появились даже в Сочи. Например, в Заявлении конгресса не упоминается имя нынешнего сирийского президента. А это значит, что и в Москве все отчетливее понимают, что главным препятствием на пути сирийцев к примирению остается Башар Асад. Александр ШУМИЛИН, доктор политических наук — специально для «Новой» Участники конгресса в Сочи