Views
3 months ago

«Новая газета» №39 (пятница) от 13.04.2018

Выпуск от 13.04.2018

16

16 «Новая газета» пятница. №39 13. 04. 2018 специальный репортаж Аткарск, апрель 2018 года В Саратовской области начался паводок. Подтоплена почти тысяча подворий и 192 жилых дома. Эвакуировано 180 человек. Залиты водой два десятка мостов и десять участков автотрасс. В Аткарском, Петровском, Романовском районах объявлена чрезвычайная ситуация. Н а повороте с Телефонной улицы на Нескучную стоит «семерка» с красным флагом, торчащим из багажника. Вообще-то поворачивать некуда: вместо улицы — река. Мутные коричневые волны лижут заборы нечетной стороны Нескучной. Дом №52 уже на метр залит водой. Желтый сайдинг на стенах, кованый флюгер в виде лошади, две березы под окном. В палисаднике за забором плавают розовые тазы. «Только ремонт сделали! Полы сменили, стены обшили», — на берегу плачет хозяйка Надежда Орехова, одетая в черную куртку и галоши на босу ногу. Обувь ей дали соседи — из дома выбиралась в болотных сапогах, пока дошла до «большой земли», начерпала через верх. Надежда Ивановна рассказывает, как в три часа ночи проснулась от холода. «Встала с кровати, на паласе — ледяная вода!» Утром воды в комнатах было уже почти по колено. Полностью залило погреб с картошкой и соленьями, вскопанный огород, теплицу, сарай с курами и кроликами. «Вот только они с нами выплыли, — Надежда Ивановна гладит двух маленьких дворняжек и снова плачет. — Конуру смыло, куда они теперь пойдут?» Как рассказывает Орехова, соседи с утра вызвали МЧС. «Спасатели приехали — и уехали. Из районной администрации никто не появился. Никто не спросил, нужны ли нам лекарства, есть ли у нас хлеб? — разводит руками Надежда Ивановна. — Почему в телевизоре одна Сирия, туда всё везут, а нам никто не помогает?» Кажется, разница между телекартинкой и реальностью поражает собеседницу не меньше, чем разлившаяся Аткара. На резиновой лодке подплывает сосед Дмитрий Макаров в синей куртке с эмблемой РЖД. На работу он второй день не ходит — боится оставить жену с двумя детьми. «Утром и вечером отправляю в отдел кадров фотоотчет: как вода зашла во двор, потом — на крыльцо, еще 10 сантиметров — и будет в доме. Пока начальство входит в положение». Как разъясняет районная администрация, обитателям затопленных микрорайонов, которые не могут добраться до рабочего места, надлежит явиться в муниципальный отдел ГО и ЧС и взять справку о проживании в паводкоопасной зоне. Справку нужно будет предъявить работодателю, чтобы вынужденный пропуск не засчитали как прогул. Дети Макарова вынуждены продолжать весенние каникулы. Возить их в школу на собственной надувной лодке по реке, несущей бревна и льдины, отец не рискует, а власти помощи не предлагали. На чем наши люди ездят в булочную Улицу Карла Маркса перегораживает гигантская лужа (как говорят местные, «перелив»). Мелкая рябь, отражающая ярко-синее апрельское небо, покрывает проезжую часть и обочины до стоящих по обеим сторонам домов. Противоположного берега лужи не видно. По мелководью шагают супруги в резиновых штанах, с двух сторон держащие новенькую лодку. «Это мы со своим транспортом в магазин идем», — с гордостью заявляет глава семьи Алексей Кулешов. Объясняет, что здесь, где мы стоим, «воды, считай что нет, это так, брызги». А вот улицу Заречную, где Весна на Нескучной улице В трех районах Саратовской области объявлен режим чрезвычайной ситуации в связи с паводком они живут, ночью залило так, что ни пешком, ни на машине уже не проберешься. «Я на два шага от бани отошла и по плечи утонула», — рассказывает Марина Юрьевна. Паводки в городе, построенном у впадения Аткары в Медведицу, были всегда. В 1990-х проблема обострилась из-за трассы Саратов — Тамбов: шоссе проложили по дамбе, в которой по какой-то причине « Почему в телевизоре одна Сирия, туда всё везут, а нам никто не помогает? не оказалось водопропускников. Весной 1994 года в Аткарске затопило больше двух тысяч домов. Утром 12 апреля 1994-го муниципалитет принял решение взорвать федеральную трассу. «Вода ушла за 40 минут», — вспоминает Алексей Кулешов. После этого на дамбе сделали небольшой мост. Но в снежные годы его водопропускной способности недостаточно. «Лодка есть, значит, надо помогать» «Летом через Аткару такса перебежит и брюха не замочит. Даже не верится, что наша речка может быть такой», — поправляя очки, житель Аткарска Станислав Лушников оглядывает крутящуюся воду. Разливая кофе из термоса, Станислав рассказывает, что раньше работал лесником. Одной из его обязанностей была расчистка берегов реки от кустарника и деревьев, которые мешают стоку воды. «Только в городской черте было пять лесников. Всего по району — 15–16 человек. Десять лет назад нам сказали: в вас, ребята, больше нет нужды. Остался один лесник на район. По реке пошла поросль. На это наложилась снежная зима — и вот результат. Такой же сильный паводок был в 1994 году, когда льдины застряли в деревьях и не давали воде уходить». Станислав ждет на берегу, когда жена вернется с рынка. За покупками их подвез на моторке Сергей Ишеков. «Лодка есть, значит, надо людям помогать», — говорит он и предлагает совершенно бесплатно прокатить по затопленным улицам, чтобы мы могли сделать интересные кадры с воды. «Техника безопасности прежде всего», — Сергей вручает нам хрустящие спасательные жилеты защитной камышовой расцветки. Жилеты выглядят очень новыми по сравнению с облупленной «казанкой». «Будем надеяться, не потонем», — с оптимизмом заявляет лодочник, отчаливая от затопленного тротуара. Слева и справа тянутся домишки, ушедшие в мутную воду по самые окна. Волны от моторки переливаются через изгороди. Течение очень сильное, движемся медленно. Черная дворняга с седой мордой застыла в неудобной позе на маленьком выступе веранды. Бедняга молчит и только поворачивает морду, не сводя с лодки глаз. На улице работают две группы спасателей: мужчины в оранжевых жилетах лезут через заборы, пытаясь подогнать лодки к крыльцу. За последние двое суток из затопленных домов Аткарска эвакуировали 150 человек. Большинство перебрались к родственникам. 18 горожан временно разместили в доме престарелых. Всего, по сведениям районной администрации, подготовлено 13 эвакопунктов на 3 тысячи человек. « «Не хотелось бы, но будет хуже» У моста через Аткару негде припарковаться — горожане из «верхних» кварталов, которым ЧП не грозит, съезжаются посмотреть на взбесившуюся реку. Спуск к воде охраняет участковый в бушлате и меховой шапке. Солнце палит по-летнему, но от талой воды тянет холодом. Полицейский признается, что устал (представляться не хочет во избежание неожиданностей с начальством): с тех пор, как начался подъем воды, работает без выходных. Вечером объезжает участок, раздает листовки с телефонами экстренных служб и короткими инструкциями о том, что взять с собой, убегая из дома. Участковый раньше жил на улице Советской (сейчас она под водой), помнит паводок 1994-го и знает, что в критической ситуации растерявшемуся человеку нужен четкий список действий. Последние два года Аткарск не заливало, и многие расслабились. «Объясняю людям: заранее вывезите скотину, пока трактор проходит, лодка вам потом не поможет. Они отмахиваются: мол, сколько лет вода до моего дома не доходила и теперь не дойдет! А ночью звонят в дежурную часть: спасите, караул!» Многие жители решили переждать наводнение в своих отрезанных от «материка» домах. Днем сотрудники МЧС объезжают затопленные кварталы, собирают заявки на продукты и питьевую воду, доставляют заказы из магазина. По окончании паводка участковый снова должен обойти микрорайон и напомнить жителям о санитарных ограничениях: «Воду из центрального водопровода нужно обязательно кипятить, а из дворовых скважин — сдать на анализ в Роспотребнадзор. Река размыла туалеты, скотные дворы. Несколько лет назад в половодье через Аткарск плыло много кабанов, которые погибли от африканской чумы свиней и до весны лежали в снегу». Впрочем, до конца паводка еще далеко. «Талые воды движутся к нам с Базарного Карабулака в верховьях Медведицы, где снега было гораздо больше, чем в Аткарске, — объясняет полицейский. — Вечером эта вода будет здесь. Медведица вздуется и подопрет впадающую в нее Аткару. Не хотелось бы, но будет хуже». Надежда АНДРЕЕВА, соб. корр. «Новой», Саратовская область Фото Матвея ФЛЯЖНИКОВА — специально для «Новой»

Русфонд. Жизнь продолжается «Новая газета» пятница. №39 13. 04. 2018 17 Представляем историю из собрания Русфонда, старейшего благотворительного фонда в России, который уже 21 год помогает тяжелобольным детям. Это обычный семейный портрет и простой рассказ о том, как люди преодолевают самое сложное, что может быть в жизни, — недуг собственных детей. Ч еловек появляется на свет, чтобы принести с собой тысячи вопросов без ответов. Он входит в жизнь как неизлечимая, тяжкая болезнь, которая сразу требует противоречий, решений и борьбы. Человек по своей сути — это Ева Таценко из Ростова-на-Дону. В человеке изначально спрятана какая-то врожденная досадная загадка наподобие spina bifida. Всегда найдется в нем это тайное расщепление позвоночника, из-за которого можно лишиться дара речи, движений, мыслей, счастья и любви. И чтобы справиться с этой расщелиной в судьбе, нужно бесконечно, каждый день решать: жить или нет, думать или делать, идти или оставаться, спасаться или принять все как есть. Человек существует как вопрос, на который не существует ответа. Но мы всегда его ищем вместе с матерью Евы Таценко Светланой Хасаншиной: «Диагноз Еве поставили внутриутробно — по-моему, на 28-й или 29-й неделе. Это врожденный порок развития, он называется spina bifida. Если объяснять по-простому, выглядит это так: идет-идет позвоночник, потом расходится, а потом опять позвоночник. Грубо говоря, в нем дырка. И на месте дырки как будто водянка от ожога — пузырь, а в нем вместо жидкости плавает спинной мозг. Мне предлагали сначала избавиться от ребенка, а потом, когда я родила, предлагали оставить Еву в роддоме. Как это вообще? Как оставить? ...Нас выписали домой как неоперабельных. Сказали, нижняя часть тела будет парализована, есть риск водянки головного мозга. Но мы решили, что есть смысл жить, и начали искать способы получить лечение. В конце концов нам сделали первую операцию — иссекли этот пузырь со спинномозговой жидкостью. Потом, изза того что голова росла, сделали вторую операцию — установили шунт для отвода ликвора. Шунт простоял месяца полтора и перестал работать, забился. На голове начала набухать шишка. Пришлось ставить другой шунт — значит, еще одна операция. Сейчас, конечно, после шести операций я уже спокойно могу обо всем этом рассказывать. Шучу даже иногда, что шел сплошной ремонт ребенка. А тогда тяжело все это было. Я с детства, лет с 12 знала, что у меня будет дочь Ева. А тут родила — и такие проблемы. Ведь эта spina bifida бывает разной тяжести: небольшая, или поясничная, а у нас оказалась грудопоясничная, то есть самая сложная. Плюс проблемы с черепом — на голове был второй родничок, мозг фактически оставался беззащитным. Но тем не менее я считаю, это хорошо, что о диагнозе и проблемах я узнала еще во время беременности. Я все свое заранее отплакала, была готова к тому, чего ждать. Еве сейчас четыре с половиной года. По ней видно: все, что говорят другие люди, не имеет значения. Важно, как вы чувствуете жизнь, что именно вы знаете в ней наверняка. Все врачи, все профессора мне обещали, что ребенок мой не будет улыбаться, не будет двигаться, ПОМОГАЕМ ПОМОГАТЬ Даша Васяева, 5 лет, врожденный порок сердца, спасет операция. Цена вопроса 496 500 руб. На следующий день после родов мне сообщили, что у дочки в сердце дырочка. «Это врожденный порок сердца, — объяснил кардиолог, — отверстие в перегородке между желудочками величиной 8 мм». Для хирургического вмешательства дочка была слишком маленькой, и врачи решили подождать. Целый месяц Даша провела под капельницей: ей вводили витамины и препараты, улучшающие работу сердца и сосудов. А после выписки поставили на учет к кардиологу. Когда дочке было четыре месяца, врачи выявили у нее аномалию в строении сердца: Фото автора Сила Евы Человек существует как вопрос, на который не существует ответа ничего не будет. А она уже опережает в развитии сверстников, смеется, носится на коляске. Все это — результат выбора, решения, которое всегда кажется невозможным. Вот передо мной были обстоятельства — либо заниматься ногами ребенка, но тогда забросить голову и мозг, либо выбрать мозг, но забыть про то, что она могла бы ходить. Все вместе не получится, все сразу не бывает. Ну и как выбрать, как решить не за себя? Выход один: надо решать как за себя. Каждый раз в жизни ты принимаешь такие решения. Допустим, температура 39. Давать или не давать препараты? Позволить организму бороться, чтобы он выработал иммунитет, или помочь ему таблетками и остаться без выносливости? Каждый день выбор. Всякий раз противоречие. Либо ты 56 часов в сутки спасаешь ребенка всеми возможными Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Русфонда способами и понимаешь: и ты не робот, и ребенок сходит с ума от такого напряга. Либо ты все отдаешь на волю судьбе, но что-то одно делаешь уверенно. Например, реабилитацию, с курсами которой нам помогал Русфонд. Судьба такая, что наши проблемы не решаются быстро. У нас не такой случай, что сделал операцию — пришил, например, что-то нужное ребенку — и все у него прошло. Или отрезал — и ребенок здоров. Здесь нужны годы. Немножко появилась чувствительность там, потом здесь. Незаметно вроде, но в сумме рано или поздно все равно будет результат. В конце концов надо признать, что многие вещи происходят сами по себе. Как, например, дети. Они сами решают, как, когда и какими им появиться. Никто, например, не думал, что пока мы занимаемся Евой, вдруг у нас появится Макар — совершенно здоровый парень. Мы с мужем Благотворительный фонд Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в «Коммерсантъ». Решив помочь, вы сами выбираете на rusfond.ru способ пожертвования. За эти годы частные лица и компании пожертвовали в Русфонд 11,331 млрд руб. В 2018 году (на 11.04.2018) собрано 397 217 778 руб. С начала проекта Русфонда в «Новой газете» (с 25.02.2016) читатели «Новой газеты» помогли (на 11.04.2018) 93 детям на 505 461 руб. правый желудочек, состоящий из двух камер. Но тогда врачей больше беспокоило отверстие в межжелудочковой перегородке. Когда дочке исполнилось три года, после очередного УЗИ кардиолог сообщила, что дефект закрылся полностью, но шум в сердце остался. Дашу обследовали кардиохирурги ДГКБ №13 имени Н.Ф. Филатова. Они сказали, что двухкамерный желудочек — это очень опасно, нужна операция на открытом сердце — и как можно скорее, иначе не избежать осложнений. Но нужно оплатить операцию. А у нас нет такой возможности. Пожалуйста, помогите спасти дочь! Ирина НИКИФОРОВА, мама Даши, Зубово-Полянский район, Мордовия ПОМОЧЬ ДАШЕ ВАСЯЕВОЙ https://rusfond.ru/donation/cloudpayments/65/15787 ничего подобного не планировали, но совершенно не жалеем, что жизнь решила это за нас. Я часто обсуждаю такие вещи с другими девочками, я даже создала в Сети группу «Клуб особых мам», там уже около 100 человек. По образованию я юрист, так что помогаю разобраться с выплатами всякими социальными. Ну и проводим у нас в Ростове-на-Дону мероприятия, собираемся с детьми. Мы говорим там о том, что такие дети, как у нас, — они обязательно должны рождаться. Хотя бы для того, чтобы показывать миру: многие вещи, которые мир считает важными, на самом деле не имеют значения. Все должны это понять. Мне, например, абсолютно комфортно. Мы везде бываем, мы прекрасно общаемся, у нас полно друзей и знакомых. Я не считаю себя обделенной — наоборот, раз у меня такой ребенок, значит, это и есть моя жизнь. А Ева… Вот муж мой иногда смотрит на нее и говорит, что ему ее жалко. А я думаю: раз у нее была и есть сила, чтобы родиться, жить, изменять жизнь других людей, — значит, дело не в жалости. Дело в том, чтобы признать эту силу и полюбить ее». Сергей МОСТОВЩИКОВ Реквизиты для помощи Благотворительный фонд Русфонд ИНН 7743089883 КПП 774301001 Р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва К/с 30101810200000000700 БИК 044525700 Назначение платежа: организация лечения, фамилия и имя ребенка (НДС не облагается). Возможны переводы с кредитных карт, электронной наличностью. Вы можете также помочь детям, пожертвовав через приложение для iPhone: rusfond.ru/app, или сделав SMS-пожертвование, отправив слово ФОНД (FOND) на номер 5542. Стоимость сообщения 75 рублей. Абонентам МТС и ТЕЛЕ2 нужно подтверждать отправку SMS. Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110; rusfond.ru e-mail: rusfond@rusfond.ru Телефон 8 800 250-75-25 (звонок по России бесплатный, благотворительная линия от МТС), факс 8 495 926-35-63 с 10.00 до 20.00