Views
5 months ago

«Новая газета» №40 (понедельник) от 16.04.2018

Выпуск от 16.04.2018

20

20 «Новая газета» понедельник. №40 16. 04. 2018 Диссертационный совет института, где начал торговлю диссертациями еще Борис Березовский, сначала хотел лишить ректора Елисеева степени, а потом, обидевшись, передумал. Экспертный совет ВАК оправдал ректора, не изучая материалы дела в полном объеме и не ответив на поставленные перед ним вопросы. П етр Авен в своей книге «Время Березовского» рассказал, как бывший серый кардинал России сии открыл лавочку по торговле диссертациями в Институте проблем управления (ИПУ) им. Трапезникова. Березовский, в частности, одиссертачил все руководство ВАЗа, обеспечив управленцев советского автомобильного гиганта диссертациями по темам вроде оптимизации проектирования автомобилей. Что и говорить, как ни оптимизируй, но в любой такой диссертации в выводах получались «Жигули». За диссертации в те времена далекие расчет шел не зеленью, но деталями от тех же «Жигулей». Именно диссероделание послужило мостиком к дружеским связям «великого комбинатора» с руководством ВАЗа, что в свою очередь обеспечило выход Бориса Абрамовича в «крупные бизнесмены», а в итоге привело к тому, что решения принимались не в Кремле, а в доме приемов «ЛогоВАЗа» на Новокузнецкой. Кончилось это для величайшего диссеродела советской эпохи операцией «преемник» и изгнанием. В заведении, подарившем России Березовского, и слушали дело о лишении степени доктора технических наук ректора Московского государственного технического университета гражданской авиации (МГТУ ГА) Бориса Елисеева. Как самый незадачливый студент, господин Елисеев списал текст на 78 страницах из трех источников: автореферата Анны Деревниной, диссертаций Михаила Васина и Александра Шмелькова, защищенных в том же МГТУ ГА в 2007–2008 гг. Елисеев — юрист по основному образованию. Неизвестно, где и как он получил базовое образование по инженерным дисциплинам. Название его кандидатской по юридическим наукам — «Институт президента Российской Федерации» (1992 г.), докторской — «Система органов государственной власти в Российской Федерации» (1998 г.). Третий диссер Елисеева, в котором Диссернет и нашел плагиат, был защищен в 2012 году по с трудом выговариваемой теме «Методология системотехнического управления профессиональным образованием в гражданской авиации». С лушали дело о лишении Елисеева этой ученой степени дважды, с ровно противоположными результатами (рисунки 1, 2). На первом заседании диссовета ИПУ (в ноябре прошлого года) участникам раздали проект заключения, в котором предложено было согласиться с Диссернетом и признать плагиат. Елисеев был на этом мероприятии, председательствующий устроил ему допрос с пристрастием по одному конкретному фрагменту, который комиссия включила в текст заключения как пример плагиата. Елисеев нес какую-то ахинею, что на него уже писали донос, что у него два инфаркта, что у него там есть ссылка, председательствующий говорил, что ссылки нет. Я попросил разрешения задать вопрос Елисееву, тот заявил мне, что ни на какие мои вопросы отвечать не будет. Неожиданно слова попросил проректор МГТУ ГА Вадим Воробьев, который странным образом тоже присутствовал. По закону заседания диссовета проходят в условиях гласности, а слово во время дискуссии дается всем присутствующим, но странно, что заместитель руководителя учебной организации в рабочее время расхаживает по диссоветам, которые не имеют непосредственного отношения к его профессиональной деятельности. Воробьев, заметим, не был ни оппонентом, ни консультантом указанной работы. Судя по его монографии и учебнику, Воробьев — специалист в проектировании самолетов (тему его собственной диссертации не удалось выяснить ни в Ленинке, ни в Публичке), в то время как Елисеев (специалист по копированию текстов) — по управлению образованием. Поэтому, что (с чисто профессиональной точки зрения) пришел сказать самолетостроитель Воробьев управленцам в ИПУ — непонятно, а к плагиату он отношения не имел. Воробьев вместо обсуждения, что у кого списал Елисеев, достаточно ли убедительно мы это доказали, стал требовать прекратить мою видеозапись, и часть впечатлительных почтенных джентльменов в совете в нарушение регламента поддержала его с мест. Я всячески увещевал совет, что для запрета мне снимать видео им нужно сослаться на нормативно-правовой акт, ограничивающий меня в правах, тогда как п. 18 Положения о диссовете утверждает, что «Диссертационный совет работает в условиях гласности», к тому же само ведение видеозаписи напрямую прописано в Положении. Ректор Елисеев при наведении на него камеры прятался за лист бумаги, а когда я отводил камеру — из-под него вылезал. Этот замечательный эпизод с прячущимся под листом бумаги троедоктором Елисеевым можно видеть на сайте Диссернета. плагиаторские бои Как ректор Елисеев спрятался под листом бумаги, или Причём тут Березовский но Дело не дочитал, оправдаю О днако г-ну Воробьеву удалось эмоционально «завести» совет, который не на шутку разбушевался из-за моей попытки осуществить ту самую норму п. 18 в Положении о гласности в деятельности совета, и тот принял решение о прекращении заседания. Но от ВАКа так просто не отделаешься, и дело вернулось под новый год в ИПУ с требованием все же принять решение по существу. И что же — сюрприз-сюрприз! Обиженные за предание огласке того балагана, который устроили вместо заседания, они взяли и не нашли плагиата там, где они его видели полтора месяца назад. Это вообще в традициях ИПУ. Судья Элизабет Глостер на процессе Березовского против Абрамовича ехидно заметила в судебном решении, что не может понять, в какой момент Березовский врал — он просто постоянно менял показания: «Постоянные перемены в воспоминаниях Березовского в ходе процесса в зависимости от того, что ему казалось нужным доказывать, были по меньшей мере экстраординарны…», «Свидетельские показания Березовского и Патаркацишвили… менялись со временем». И я спрашиваю себя, как и когда же эти джентльмены в ИПУ врали: когда они увидели плагиат у Елисеева или когда «развидели»? И что произошло между этими двумя событиями? Елисеева оправдал и Экспертный совет ВАК. Вот что сообщает Иван Бабицкий, побывавший там: «Заседание выглядело откровенно странно — никто не пытался оспорить мои утверждения о том, что Елисеев списал 27 страниц «одним куском» и даже номера сносок не везде поменял, вместо этого спрашивали: является ли таблица Менделеева плагиатом, кто я по специальности и считаю ли, что диссертация Рисунок 1. Первое заключение диссовета при ИПУ Рисунок 2. Второе заключение диссовета при ИПУ научно несостоятельна, не смущает ли меня, что если Елисеева лишат степени — то наука потеряет его ценные результаты? Т Ректор Елисеев прячется под листом бумаги акже просвещали в духе «у нас в технических науках кавычки вообще не используются» (буквально). Я их все время пытался вернуть к факту массового заимствования и нерелевантности научных достижений в данном вопросе, объяснял даже, что научные результаты и так должны были быть опубликованы в рецензируемых изданиях и от лишения степени никуда не денутся, стыдил, что они диссертантам прощают то, чего не принято прощать даже студентам, — все как об стену горох. Одни члены ЭС молчали, а другие объясняли, что научные достижения — это всё, а некорректные заимствования не важны. В результате через полчаса вызвали, и председатель сказал, что принята рекомендация для президиума из трех пунктов: 1. Согласиться с заключением диссовета и рекомендовать сохранить степень, поскольку научная ценность имеется. 2. Указать, что заимствования действительно оформлены недолжным образом, отчего страдает этика (примерно так и выразились). 3. Вынести благодарность Диссернету, благодаря которому диссоветы в будущем будут более требовательно подходить к этим вопросам». Заметим, что председатель комиссии при рассмотрении этого дела признался, что не дочитал до конца материалы визуального сравнения текста Елисеева с теми источниками, с которых тот списал. Эдакий процесс Пастернака наоборот: диссертацию не читал, но одобряю. Андрей ЗАЯКИН, сооснователь Диссернета

смотрите, кто ушел «Новая газета» понедельник. №40 16. 04. 2018 21 в Что зоопарке случилось Весеннее обострение на всех фронтах. Олимпийский триумфатор Олег Знарок больше не главный тренер питерского СКА и не главный тренер сборной России Sport-Express / TASS П осле вылета из розыгрыша Кубка Гагарина на стадии финала Западной конференции Знарок отправился домой в Ригу «передохнуть». Все остальное случилось уже без его присутствия и комментариями фигуранта не сопровождалось. Если главный тренер узнавал о последовательных отставках из новостей — «случай Знарка» может стать самым экстраординарным в истории отечественного хоккея. Да он и без того самый экстраординарный. Вид спорта снова выставочный, витринный, почти эталонный. Олимпийская победа в решающей степени добыта усилиями базового клуба и его тренерского штаба во главе с Олегом Знарком. Относительная неудача СКА в Кубке Гагарина после выигрыша регулярного чемпионата — сущая мелочь, тем более что соперником был «монстр номер два» в лице ЦСКА. В прошлом году «Газпром» оказался выше «Роснефти», в этом наоборот, делов-то. В конце концов, армейский взвод в количестве 23 человек выиграл Олимпиаду, что являлось главной целью спасителей российского хоккея в лице курирующих его больших боссов. Никто, кроме действующих лиц, не знает, что произошло за кулисами ледового комплекса ЦСКА после проигранного гостями шестого, ставшего последним матча серии. На пресс-конференции обычно брутальный Знарок выглядел уставшим и даже слегка подавленным. Никто бы не удивился, если бы Олег Валерьевич сказал тогда, что он устал и уходит. Это было бы сенсацией, но в рамках всем понятной нормы. Но ничего конкретного сказано не было. Похоже, определились уже без него, хотя неприятный разговор, очевидно, состоялся. С Ротенбергом-младшим или Геннадием Тимченко, в Москве или в Питере — не важно. Может, Знарку надоело быть винтиком системы. А он, такой независимый и отчаянный в ранние тренерские времена (а во времена игроцкие его еще великий Тарасов называл «бандитом»), не мог не стать винтиком, попав в золотые жернова. В «Газпроме» независимыми могут быть только топ-менеджеры, да и то не все. Что им трехкратный обладатель Кубка Гагарина, еще с ХК МВД и «Динамо» наводивший страху на соперников, камня на камне не оставлявший от того же СКА, а со сборной России взявший за три года всю медальную линейку? Что им человек, который привел СКА к первому в истории клуба чемпионскому званию (Кубок Гагарина-2015, согласно временной формуле, такого статуса не давал). К « Не было ни одной по-настоящему веской причины, чтобы расставаться с объективно лучшим из действующих тренеров ак живется в СКА главному тренеру-победителю, мог рассказать Знарку его земляк Вячеслав Быков, который пришел в клуб в золотом ореоле, с ходу взял весной 2015-го первый для Петербурга хоккейный титул, после чего спешно покинул клуб «по семейным обстоятельствам». Что еще стояло за формулировкой, Вячеслав Аркадьевич объяснять не стал. Главных тренеров с простым характером не бывает. Причины и подробности расставания, возможно, скрыты пунктом контракта. И Знарок будет молчать, даже сидя в Риге. Когда начался шум по поводу «развода» клуба с главным тренером, СКА происходящее «объяснил» следующим образом: «Напоминаем, контракты тренерского штаба действуют до 30 апреля 2018 года. Итоги сезона будут подведены на совете директоров ХК СКА». За строчками читалось: когда надо, вам объяснят. Цивилизованный подход, бизнес есть бизнес, ничего личного. Мог Знарок послать подальше работодателя? Вполне. Может, он долго терпел, срывая злость на той же журналистской братии. Он же на журналистов не только за некомпетентность рычал, но « и просто так, без повода. И чем дальше, тем больше — что крайне редко проявлялось во времена ХК МВД, не говоря уже о временах сборной Латвии. За ним закрепился образ настоящего мужика, который в свое время не побоялся схлестнуться с реальными бандитами, и давняя драка в ресторане могла оказаться смертельной. Да, Олег Знарок бывал крутым не только на льду. То, что развод может считаться делом решенным, косвенно подтвердила отчетно-выборная конференция Федерации хоккея России. Вернее, не сама конференция, а подход к журналистам вновь избранного президента организации Владислава Третьяка. Знаменитый вратарь на вопрос, кто повезет сборную на стартующий в мае в Дании чемпионат мира, ответил: «Олег Валерьевич много сделал для нас. Конечно, сейчас он немного подустал. Сильная на него психологическая нагрузка была и в СКА, и в сборной. Поэтому на этот турнир ФХР направляет временно исполняющим обязанности главного тренера сборной России Илью Воробьева. А Знарок поедет на чемпионат мира в качестве консультанта». Из этого ответа не было ясно, звонил ли главному тренеру сборной вновь избранный президент, сам ли Знарок попросил дать ему отдых, или за него это решили старшие товарищи. Скорее всего, вопрос был поставлен так: не будет его в клубе — не быть ему и в сборной. Поступило ли уже Знарку предложение стать консультантом у своего ассистента Воробьева, или нет, Третьяк не уточнил. Между тем контракт с ФХР у главного тренера до 31 мая, формальности придется соблюсти. Но я сильно сомневаюсь, что Олег Валерьевич отправится в Копенгаген. Не ждут его в сборной. И штаб уже набран новый. Правой руки Знарка Харийса Витолиньша в сборной точно не будет — не только потому, что его контракт истекает 30 апреля. К бывшему тренеру «Магнитки» Илье Воробьеву добавлены наставник «Трактора» Анвар Гатиятулин и экснаставник «Локомотива» Алексей Кудашов. Вакансии заполнены, народ по поводу происходящего в недоумении, равно как и игроки. Воробьев о назначении узнал по ходу работы «на разогреве» с резервом сборной и комментировать ничего не стал. Хотя, по косвенным признакам, Илья Петрович к рокировке был готов. Возможно, сам Олег Знарок намекал, что уйдет из сборной после Олимпиады — при любом исходе турнира. Слухи такие ходили еще с сентября. Но публично главный тренер ни разу не сказал, что покинет сборную. О том, что он хочет уйти из СКА, и вовсе речи не возникало. Претензий к Олегу Знарку как к тренеру сборной может быть сколько угодно, даже с учетом того, что его результат лучше, чем у Вячеслава Быкова. Кто-то удачно назвал олимпийское золото-2018 шальным, но итога это не отменяет. Золотом в Минске-2014, где его флибустьеры взяли на абордаж десяток сборных, начал, золотом и закончил. П осле Минска много воды утекло. Оплеуха в пражском финале с Канадой на следующем чемпионате мира будет помниться долго. Но еще хуже было то, что тренерский штаб вместе с игроками покинул площадку, не дождавшись гимна в честь победителей. Это было хамством и пошлостью, чем бы потом ни оправдывались. Бронзу домашнего чемпионата мира-2016 тоже не отнесешь к достижениям — в полуфинале обладавшая сильнейшим составом сборная выглядела удручающе. Кубок мира-2016 в Торонто тоже триумфом не стал, как и бронза в Кельне-2017. Олимпийское золото могло списать все неудачи, в том числе и на клубном уровне, — но, как видно, не списало. Если отталкиваться только от результатов, не вдаваясь в подробности, — не было ни одной по-настоящему веской причины, чтобы расставаться с объективно лучшим из действующих тренеров. То, что европеец с иностранным паспортом в чем-то остается нагловатым южноуральским хулиганом, знают все. Но за неправильное отношение к прессе еще никого из тренеров не увольняли. Это, в конце концов, вопрос десятый. Не хочешь нарваться на грубость — не подходи. Но пора бы услышать и от самого отставника хоть что-нибудь по поводу. Впрочем, за него и так все решили и произнесли. Владимир МОЗГОВОЙ, обозреватель «Новой»