«Новая газета» №63 (пятница) от 11.06.2021

novayagazeta
  • No tags were found...

Выпуск от 11.06.2021

понедельник среда пятница

№ 63 (3217) 11.06.2021 г.

ВЫДАЮЩИЙСЯ

РЕЖИССЕР

ОБ УДУШАЮЩЕЙ

СИЛЕ НЕМОЩНОГО

АВТОРИТАРИЗМА

АЛЕКСАНДР

СОКУРОВ:

«ОСТАЕТСЯ ТОЛЬКО

РИА Новости

ПЕРЕСТРЕЛЯТЬ

ТАКИХ, КАК Я...»

Следующий номер

выйдет в среду,

16 июня

страницы 18—23


2

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

Мосгорсуд

признал

все структуры

Алексея

Навального

«экстремистскими»

«В АТМОСФЕРЕ

ПОЛНОЙ СЕКРЕТНОСТИ

Влад ДОКШИН — «Новая»

ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ»

П

оздно вечером, 9 июня, Мосгорсуд

удовлетворил иск столичной

прокуратуры и признал экстремистскими

организациями региональные

штабы политика Алексея Навального и две

созданные им организации, ранее внесенные

Минюстом в реестр иностранных агентов

— ФБК и Фонд защиты прав граждан

(ФЗПГ). Заседание затянулось до вечера

и длилось 12 часов в закрытом режиме

из-за грифа «секретно», наложенного на

некоторые материалы дела. Все прошло

под покровом тайны — на оглашение решения

прессу также не пустили. По мнению

адвокатов, судья торопился вынести

решение, не отставали от этого темпа и их

оппоненты, поэтому отказались выступать

в прениях и задавать свои вопросы.

Основные претензии у прокуратуры к

Навальному и его структурам были в том,

что их целью было «создание условий» для

изменения основ конституционного строя

с использованием «сценария цветной революции».

К тому же, как считает надзорное

ведомство, эти организации осуществляли

деятельность в России нежелательных иностранных

и международных организаций.

Рассмотрение административного

иска началось еще 17 мая. В зал не пустили

прессу как на сам процесс, так и на

оглашение итогового решения. Суд решил

все провести в закрытом режиме. Всему

виной секретные материалы, которые

были засекречены из-за личных данных

силовиков, подававших иски о взыскании

ущерба с участников митингов, писал

«Коммерсант». Но тогда слушания пришлось

отложить, поскольку прокуратура

приобщила к делу новые материалы —

шесть томов. Всего в деле — 23 тома.

9 июня судья Вячеслав Полыга заседал

с 10 утра и до позднего вечера. За это время

было всего два перерыва — в полчаса и

пять минут. Судья явно торопился вынести

решение в тот же день, уверены защитники

ФБК. Они неоднократно просили

сделать паузу, чтобы хотя бы попить воды,

но в этом судья отказал. Впрочем, адвокатам

в тот день отказали и во всех остальных

ходатайствах, которых было столько, что их

привезли в дорожном чемодане. В частности,

защита просила вызвать в суд самого

Алексея Навального, допустить ответчиков

к засекреченной части иска. Также был заявлен

отвод судье. Все — отклонено.

После суда защитники рассказали

журналистам некоторые детали процесса.

По словам адвоката «Команды 29»

Ивана Павлова, основные доводы прокурора

состояли в том, что «каждая акция

ФБК все более массовая», а соратники

Навального «выводят людей на улицы,

чтобы насильственно сменить власть».

По мнению надзорного ведомства, цветные

революции — любая смена власти в

стране незаконным путем, необязательно

насильственным. Ко всему сказанному

свои пять копеек вставил представитель

МВД, добавив, что «незаконный вывод

людей на несогласованные акции является

проявлением экстремизма». Прокурор еще

напомнил, что сотрудники ФБК обещали

помочь выплатить штрафы людям, задержанным

на несогласованных митингах, а

это расценивается как «финансирование

экстремистской деятельности».

Сторона защиты представила свои возражения

по делу на 44 листах. Адвокаты

отметили, что прокуратура не указала, к

какому именно виду экстремистской деятельности

относится деятельность ФБК, а

материалы дела не подтверждают осуществление

фондом такой деятельности. Кроме

того, материалы дела «лишь отражают

деятельность» ФБК и не содержат доказательств

причастности фондов и штабов к

экстремизму. Защита также обратила внимание,

что в документах есть несколько

ошибок, неточностей, включены пустые

страницы и материалы дел об экстремизме,

возбужденных против людей, не причастных

к структурам Навального.

В возражении адвокатов, помимо

прочего, разбирается формулировка иска

прокуратуры, в котором говорится, в частности,

что «для достижения деструктивных

целей» сотрудники фондов и штабов формировали

общественное мнение «о необходимости

смены власти в стране». Адвокаты

напомнили суду, что «сменяемость власти

— базовый конституционный принцип»,

как и право на мирные собрания, поэтому

работу структур Навального, направленную

на реализацию этих прав, нельзя считать

экстремистской деятельностью.

«Имеются все основания полагать,

что истинной причиной предъявления

иска является не реальное обнаружение

признаков осуществления ответчиками

СУДЬЯ ВЯЧЕСЛАВ ПОЛЫГА ЗАСЕДАЛ

С 10 УТРА И ДО ПОЗДНЕГО ВЕЧЕРА.

ЗА ЭТО ВРЕМЯ БЫЛО ВСЕГО ДВА

«ПЕРЕРЫВА — В ПОЛЧАСА И ПЯТЬ МИНУТ

экстремистской деятельности, а негативное

отношение со стороны административного

истца к деятельности ФБК и

иных ответчиков ввиду наличия целого

ряда антикоррупционных расследований в

отношении сотрудников прокуратуры», —

говорится в возражениях.

В ходе прений прокурор, как подсчитали

в «Команде 29», говорил 47 секунд,

а Минюст и МВД вовсе отказались от выступления.

На вынесение решения у судьи

Полыги ушло менее 20 минут. Адвокаты

не стали дожидаться очевидного итога и

покинули зал заседаний. «За закрытыми

дверями и в атмосфере полной секретности

под покровом ночи суд удалился для принятия

решения», — говорил журналистам

адвокат Павлов на выходе из суда.

Постановление для защитников не

оказалось неожиданностью: суд полностью

удовлетворил иск прокуратуры, ликвидировав

ФБК и ФЗПГ и запретив деятельность

штабов Навального. «Решение

подлежит немедленному исполнению в

части прекращения деятельности указанных

организаций», — сообщили «Новой» в

пресс-службе суда. Теперь всем структурам

Навального запрещено распространять

любую информацию, совершать финансовые

операции и участвовать в выборах

и организовывать акции. А все имущество

организаций, оставшееся после выплат

кредиторам, будет передано в пользу государства.

Защита намерена обжаловать

решение Мосгорсуда: сначала в российских

инстанциях, а в случае необходимости

и в вропейском суде по правам человека.

Адвокат Илья Новиков после заседания

выразил недоумение, что государство

«закрыло от общества самый важный неуголовный

процесс этого года в России»,

так как в деле «не было ничего тайного

и никакой чувствительной информации».

«Государство считает, что вам не нужно

знать, почему принято такое решение», —

считает Новиков. Он рассказал, что на заседании

предложил судье и прокурору, чтобы

принять правильное решение — отказать в

удовлетворении иска, — «держать в голове

цифру 68 — возраст Владимира Путина»,

отметив, что, вероятно, они все застанут

окончание срока его правления: «Нам

всем, наверное, придется жить после того,

как эта каденция закончится. Если держать

это в голове, агентам государства будет

гораздо проще помнить, как себя вести».

«Да какая разница, как мы называемся?

ФБК — не ФБК. Штабы — не Штабы.

Мы не название, не бумажка и не офис, —

сразу после суда Навальный обратился

к подписчикам в соцсетях. — Пока вы

есть, и мы никуда не денемся. Сейчас

все поймем. Разберемся. Изменимся.

Эволюционируем. Приспособимся.

Но от своих целей и идей не отступим.

Это наша страна, и другой у нас нет».

Андрей КАРЕВ,

«Новая»


темы недели

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

3

ТЫ НЕ ТЫ,

КОГДА БЕДЕН

КОГО

НЕ ПОЖЕЛАЮТ

В

Новый закон: за участие в конференциях

и семинарах за рубежом можете получить

до шести лет лишения свободы

ведение новых запретов для россиян

участвовать в деятельности

нежелательных в РФ неправительственных

организаций (НПО), в том числе

за пределами страны, продолжает (или

завершает) логику, провозглашенную еще

в 2012 году «законом Димы Яковлева»

(«О мерах воздействия на лиц, причастных

к нарушениям основополагающих прав и

свобод человека, прав и свобод граждан

РФ» от 28.12.2012 N 272-ФЗ) и неустанно

совершенствуемым законодательством

«об иностранных агентах».

Логика эта так же неумолима, как

превращение однажды возбужденного

дела в обвинительный приговор. В 2015

году в КоАП и УК РФ соответственно

появились статьи 20.33 «участие в деятельности

иностранной или международной

неправительственной организации,

в отношении которой принято решение

о признании нежелательной» (штраф до

15 тыс. руб. для граждан) и 284.1 — то же

самое, но «совершенное лицом которое

ранее привлекалось к административной

ответственности за аналогичное деяние»

(вплоть до лишения свободы на срок от

двух до шести лет). Однако до сих пор эти

санкции применялись лишь за участие в

деятельности нежелательных организаций

«на территории РФ».

Новость состоит в том, что внесение

изменений пока только в «закон Димы

Яковлева» подразумевает распространение

ответственности — через поправки

в КоАП и УК — и на тех, кто отважится

участвовать в конференциях и семинарах,

проводимых за рубежом. Окажется ли организация,

которая организует такое мероприятие,

«нежелательной» или получившей

финансирование от «нежелательной» (по

новой редакции этого достаточно), понять

не всегда легко, но если вдруг окажется, то

в России вас уже с нетерпением ждут в суде.

Закон, только что принятый Думой

в третьем чтении, устанавливает также

«контроль за переводами в РФ из ряда

стран и любыми операциями НКО по получению

или расходованию средств» — при

этом список «ряда стран» будет сообщаться

кем надо только проводящим платежи

банкам. Но не тем, кто теоретически такие

средства может получить.

Лучшее, что удавалось сделать человечеству,

было сделано не за деньги и не

ради денег, но и без них тоже ничего нельзя

сделать и в особенности организовать.

Вскоре после принятия «закона об иностранных

агентах» я встречался с одним

олигархом, чтобы попросить о поддержке

проекта «Клуб присяжных». В клубе нам

удалось собрать более 50 бывших присяжных

из 20 регионов страны, их опыт

позволял сделать важные выводы, в частности,

о роли этого института в повышении

гражданского сознания и о том, в какой

логике присяжные принимают решения, —

судьи, тогда охотно приезжавшие на наши

конференции, слушали их выступления

внимательно.

Знакомый олигарх меня внимательно

выслушал, задал умные вопросы, а потом

вынес присяжным собственный вердикт:

«Ваш проект нужен всем, поэтому денег на

него вам никто не даст». Ранее проект был

полностью профинансирован посольством

США, никто не ставил нам никаких условий

и ни разу не спросил, кому это нужно.

И так понятно: российской судебной системе

и гражданскому обществу. После 2012

года проект пришлось закрыть: здесь на

это денег нет.

Под угрозами параноидального законодательства

«об иностранных агентах»

таких программ было прекращено тысячи,

они касались здравоохранения, просвещения,

выборов и местного

«

самоуправления,

ОКАЖЕТСЯ ЛИ

ОРГАНИЗАЦИЯ

«НЕЖЕЛА-

ТЕЛЬНОЙ»,

ПОНЯТЬ

НЕ ВСЕГДА

ЛЕГКО,

НО В РОССИИ

ВАС УЖЕ

С НЕТЕРПЕНИЕМ

ЖДУТ В СУДЕ

судебной системы. В фонде президентских

грантов не то чтобы совсем нет денег, но

расходуются они в основном на невнятные

мероприятия по «повышению патриотизма».

Проблемы наблюдения за выборами

до сегодняшнего дня можно было спокойно

обсуждать в Праге или Вильнюсе — туда

рука нашего «госдепа» пока не дотягивается,

но на границе вас уже ждут.

Все совершенно логично, вопрос лишь

один, и он не юридический, а политический,

связанный с представительством в

Государственной думе: кто и на каком

основании определяет, что для России

(для каждого из нас) желательно или «нежелательно»?

Леонид НИКИТИНСКИЙ,

обозреватель «Новой»

dpa / picture-alliance

Почему российские власти передумали бороться

с нищетой? Просто бедные от них зависят

Н

а прошедшем Петербургском

международном экономическом

форуме много о чем

говорили: о долларе США, о льготной

ипотеке, о налогах, о прививках и т. д.

Но я что-то не слышал, чтобы там обсуждали

проблему бедности в России. Или

это не экономическая проблема?

По официальным данным Росстата,

за 2020 год в России насчитывалось

17,8 млн человек беднейшего населения

— с денежными доходами ниже

величины прожиточного минимума

(11 312 руб.), доля беднейшего населения

в общей численности населения

страны составила 12,1%.

Я специально говорю о «беднейшем»

населении, а не о просто «бедном»,

потому что сами понимаете: что такое

сегодня 11 312 рублей дохода в месяц?

Если вычесть квартплату, расходы на

медикаменты и пр. — что останется? Так

что эти официальные оценки, конечно,

представляются заниженными. Тем не

менее власти, казалось бы, осознают

важность этой проблемы. Еще в далеком

теперь уже 2003 году в президентском

послании Федеральному собранию была

поставлена задача преодоления бедности.

Обращаю ваше внимание, речь тогда

шла именно о преодолении бедности.

Прошло много лет, и в указе президента

от 21 июля 2020 года № 474

«О национальных целях развития

Российской Федерации на период до

2030 года» был установлен такой целевой

показатель: снизить уровень бедности

в два раза по сравнению с 2017

годом. Здесь важно уточнить, что такая

задача — снизить уровень бедности в

два раза — уже ставилась в 2018 году.

Только должно это было произойти к

2024 году. Однако властям стало очевидно,

что задача выполнена в срок не

будет, поэтому все и сдвинули аж до

2030 года.

Кстати, уточним, что означает решение

этой задачи — снижение к 2030 году

уровня бедности в два раза по сравнению

с 2017 годом. А это значит, что в

стране должно быть менее 6,5% бедного

населения. Сегодня, напомню, почти в

два раза больше, и к достижению цели

мы практически не продвинулись.

Для большего понимания проблемы

предлагаю проанализировать структуру

денежных доходов населения России

и то, как менялась эта структура в последние

годы.

Росстат выделяет четыре основных

источника денежных доходов населения:

оплата труда наемных работников,

социальные выплаты, доходы от предпринимательской

деятельности, доходы

от собственности и прочие денежные

поступления. Если посмотреть, что происходило

с изменением этой структуры

в России в ХХI веке, то отметим, что доля

оплаты труда в общих денежных доходах

населения сильно не изменилась:

как была около 60%, так и осталась (по

итогам 2020 года — 58,5%).

Зато самые важные изменения происходили

с другими составляющими

частями денежных доходов. Если доля

доходов от предпринимательской деятельности

в денежных доходах населения

в 2000 году составляла, по данным

Росстата, 15,4%, то по итогам 2020

года она опустилась до 5,2% (почти в

три раза!). И это не было каким-то снижением,

вызванным коронавирусным

кризисом в 2020 году. Все 2000-е годы

доля доходов от предпринимательской

деятельности неуклонно снижалась.

Напротив, доля социальных выплат

все эти годы устойчиво росла: с 13,8%

в 2000 году до 20,8% в 2020 году.

Вообще сегодня доля социальных выплат

в денежных доходах населения достигла

рекордных значений (по итогам I квартала

2021 года, кстати, 21,7%) — такого

показателя даже в советские времена,

когда, казалось бы, государство вообще

было целиком и полностью ответственно

за доходы граждан, не было. Самая высокая

доля социальных выплат в денежных

доходах населения была зафиксирована

тогда в 1985 году — 16,3%. Сегодня

этот показатель, как видим, существенно

выше того «советского».

И еще. Доля доходов от собственности

в денежных доходах граждан в 2020

году составила 4,4%, а в 2000 году она

равнялась 6,8%.

Таким образом, в ХХI веке в России в

структуре денежных доходов населения

произошли очень важные изменения.

Доля социальных выплат заметно увеличилась,

а вот доля доходов от собственности,

и в особенности доходов

от предпринимательской деятельности,

сильно снизилась. То есть люди стали

гораздо более зависимыми от того,

что им даст в виде социальных выплат

государство. Их благополучие стало

гораздо меньше зависеть от того, что

обеспечивало бы им независимость: от

предпринимательской деятельности и от

собственности.

Такая реструктуризация доходов

граждан по источникам обеспечивает

устойчивость действующей власти.

Люди зависимы в материальном плане,

значит, управляемы. Собственно

говоря, сама политическая реальность

новейшего времени полностью подтверждает

это.

Но есть проблема, огромная проблема,

которая очень трудно решается

с такой структурой доходов: бедность.

Причем, как показала жизнь, эта проблема

не решается удовлетворительно

даже с поступлением в страну триллионов

нефтедолларов от экспорта нефти.

Проблема в том, что только за счет

наращивания социальных выплат задача

преодоления бедности решена быть

не может. Критично важно развивать

предпринимательство, укреплять институт

частной собственности, делать так,

чтобы люди в большей степени сами себя

обеспечивали, только тогда появляется

шанс уйти от бедности. Можно «раздавать

рыбу», а можно «удочки» — это

все о том же.

Но делать людей более независимыми

с точки зрения их доходов для властей

опасно. Ведь независимые люди и

думать будут по-другому, и голосовать.

Да и, в принципе, большая независимость

противоречит скрепам нынешней

системы правления в государстве.

Сегодня здесь работает другой принцип:

«зависим — значит управляем».

Так что у российской бедности

есть вполне серьезные политические

причины. Был ли это осознанный выбор

властей — вопрос дискуссионный.

Результат известен: богатая страна и

бедное население.

Игорь НИКОЛАЕВ,

специально для «Новой»


4

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

хроника текущих событий

3 июня издание VTimes объявило о своем

закрытии 12 июня по причине внесения

администратора сайта VTimes.io в список

СМИ — «иностранных агентов». Сайт VTimes

меньше года назад основали журналисты

«Ведомостей» после того, как в издании

сменился собственник. В заявлении VTimes

говорится, что проект больше не может

работать из-за ухода рекламодателей,

финансовых трудностей, отказа ньюсмейкеров

в общении. Специальный корреспондент

«Новой» Александра ДЖОРДЖЕВИЧ

пообщалась с одним из основателей и

издателем VTimes Александром Губским

о том, почему сотрудникам издания грозили

уголовные дела, можно ли работать СМИиноагенту

и почему над умирающим

российским медиа снова стоит «Роснефть».

«ПОЗИЦИЯ «РОСНЕФТИ»

ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ,

ЧТО ПРО НИХ ВООБЩЕ

НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ

ПИСАТЬ»

Издатель VTimes (Минюст считает издание «иноагентом»)

Александр ГУБСКИЙ поговорил с «Новой газетой» о статусе

иноагента, Игоре Сечине и будущем российской журналистики

— Как статус «иноагента» влияет на

СМИ?

— Принципиально важный момент:

говорить о признании иноагентом издания

VTimes до сих пор неправильно,

так как такой статус получил администратор

нашего сайта (речь идет о домене

VTimes.io, который на свою некоммерческую

организацию Stichting 2 Oktober зарегистрировал

основатель «Ведомостей»

Дерк Сауэр. — Ред.). Ни VTimes как

организация, ни ее сотрудники не являются

иностранными агентами. Но закон

обязывает не только создателей, но и распространителей

контента ставить «иноагентскую»

плашку. Соответственно, раз

мы распространяемся на сайте VTimes.

io, который является ресурсом иноагента,

мы обязаны ставить эту плашку. Мы

законопослушные люди, мы ее ставим.

И бренд сразу становится токсичным.

И в этом тоже «прелесть» этого закона.

Ведь что есть иноагент? Это враг народа.

Мы со своим советским сознанием

и подсознанием, которое настолько

сильно, что есть даже у тех, кто не родился

в Советском Союзе, это прекрасно

считываем. Кто захочет с врагом народа

общаться? Как минимум это подозрительно,

как максимум — просто страшно.

У нас очень широкая экспертная

панель, и мы точно создали лучшую в

России — и лучшую, чем в «Ведомостях»,

хотя и там она была очень сильной, —

экспертизу: и экономическую, и по

различным отраслям. И мы общаемся,

конечно, очень много с профессурой,

и какие-то профессора сказали: нам

все равно, мы вас уважаем, мы понимаем,

что мы делаем, это важно и круто,

и мы продолжим, но один профессор,

который занимается историей России,

сказал: не звоните мне больше, нас всех

посадят. Реакция была совершенно

разная, но лично для нас как для бизнес-издания

этот статус, который получил

администратор и сайт, радикально

меняет медиаповестку. Мы издание про

бизнес, как мы можем работать без чиновников,

без банкиров, без крупного

бизнеса? Они испугались, и мы понимаем

почему. Что нам остается? Писать про

финансовую отчетность компаний? Ну,

ее люди и так найдут, кто ее понимает.

Общественно-политическая повестка?

То есть оппозиционная повестка, так

как большая часть чиновников с нами

общаться больше не будет? Но мы не

оппозиционное СМИ. <…> Россия идет

планомерно к тому, что будет большая

часть согласных и какая-то резервация

для иноагентов и просто тех, кто видит

проблемы и хочет их артикулировать, и

все. А мы как раз пытались быть между

и объяснять, что нужна не революция,

а эволюция, и эксперты в своих статьях в

VTimes анализировали и предлагали, что

нужно менять, а что хорошо, — и об этом

в VTimes тоже писали. Мы — за точки

роста, мы и здесь их нашли за несколько

месяцев: посмотрите, что мы сделали с

ESG, с энергопереходом, с устойчивым

развитием; мы первые, кто начал системно

об этом говорить, и мы отлично

развили эту экспертизу.

— В этом свете вы удивились, когда

администратора вашего сайта внесли

в реестр? Я лично ожидала увидеть

там после «Медузы» (Минюст

считает организацию иноагентом)

кого-то другого.

— Мы тоже удивились. Понятно, что

мы изначально этот риск теоретически

рассматривали. Но тем не менее еще,

условно, год назад, когда мы все это начинали,

законодательство было по нынешним

временам почти либеральным

(улыбается). И мы сказали, что должны

попробовать сделать такое СМИ, потому

что считаем, что оно нужно стране, важно

для общества. Качественное, объективное,

не ангажированное, не борец с

режимом, не борец за режим. А дальше

получилось, что получилось.

— То есть момент удивления был?

— Мы совершенно точно не думали,

что будем в числе первых. Версий, кто и

почему, может быть много, лично мне

это не так важно, важно, что в итоге все

же случилось. Изначально были страхи

лично у меня: получится или нет, прихлопнут

нас или не прихлопнут… Теперь

видно, что у нас получилось, и нас прихлопнули.

По крайней мере, не стыдно,

мы свою работу сделали.

— А как тогда вяжется: нет острых

политических тем, заявлений, активизма,

но есть острое, по сути, политическое

решение о внесении в реестр

администратора сайта?

— Причин для таких решений может

быть множество. «Медуза», наверное,

потому — что самая массовая, а мы потому

— что самые влиятельные. Я не знаю,

какими категориями они мыслят и кто

принимал это решение, но, наверное,

главная проблема в том, что мы неподконтрольны.

— Позволю себе не согласиться с

вашей мыслью о том, что это неважно,

почему это произошло, а важен

сам факт, потому что мы — в смысле,

все остальные журналисты страны —

остаемся в этом своеобразном поле.

И этот разговор важен не только для

того, чтобы рассказать читателям

«Новой газеты» об издании VTimes,

но еще и для того, чтобы мы попытались

понять, а что, собственно,

происходит?

— Честно сказать, я не понимаю.

Мне кажется, что мы оказались слишком

серьезными и слишком глубокими.

Наверное, нужно было бы куда-то

идти и с кем-то договариваться, только

непонятно, с кем — акторов огромное

количество и в политике, и в бизнесе.

Но самое главное — непонятно тогда, а

зачем мы все это начинали? Чтобы договариваться

и в конечном счете оказаться

подконтрольными?

— В случае с «Медузой» был человек,

который дал ход этой истории. Он

заявил, что у них есть иностранное

финансирование.

— В нашем случае все открыто: вот

сайт, вот его администратор, вот российское

юрлицо, вот его акционеры. Мы не

создавали подпольную организацию, мы

создавали бизнес, и он финансировался

полностью легально по российским законам.

Противоположное было бы просто

глупо. Более того, по закону о СМИ,

если у СМИ есть иностранный акционер

с долей не более 20% и он осуществляет

финансирование — это не является

никакой проблемой, это нормальная

хозяйственная деятельность, и можно

даже об этом не уведомлять. Но, с другой

стороны, есть законодательство об

иностранных агентах.

— «Медуза» тоже не скрывалась, и

тем не менее был человек, который

на них попросил обратить внимание.

Думаю, и в вашем случае он был. Мог

ли это быть, например, Игорь Сечин?

— Это мог быть кто угодно, есть разные

версии, в том числе и такая. Не знаю,

знает ли он вообще про наше существование.

Я его никогда не видел, яс ним

не знаком.

— Он, очевидно, знает про ваше

существование, ведь его юристы

подавали на вас иск в арбитражный

суд. И больше того, получается, что

конфликт с «Роснефтью» тянется у

вас, по сути, с «Ведомостей».


«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

5

— Он не то чтобы у нас тянется.

Просто позиция «Роснефти», как я ее

вижу, заключается в том, что про них

вообще ничего нельзя писать, что с ними

не согласовано.

— Я прочитала ваш текст о том, что

экс-президент «Роснефти» Эдуард

Худайнатов получит от «Роснефти»

$11 млрд за месторождения на

Таймыре. Что же в нем так задело

Сечина? Это информационная

заметка.

— В этом и проблема. Если такие иски

начнут удовлетворяться, то это означает

не просто запрет на работу журналистов,

это еще и запрет на работу банковского

аналитика. Потому что эта статья написана

по открытой финансовой отчетности

с комментариями аналитиков

лицензированных банков, и там вообще

не к чему придраться, но нашлись претензии

к словам «дешевая» и «дорогая»

компания. Мы говорили с юристами, все

в недоумении. Это оценочное суждение

аналитика: «Это дешевая компания, а

эта — дорогая». Тогда что? Если аналитик

не может говорить таких слов, то зачем

он нужен? Претензии у «Роснефти» не

только к нам, они веером разбросаны

по СМИ, а кто осмелится связываться,

особенно когда такая судебная система?

— В своем прощальном заявлении вы

написали, что «изучили семь сценариев

продолжения деятельности

VTimes — со статусом иноагента или

без такового». Расскажите о них поподробнее?

Почему именно семь, что

они собой представляют? И почему,

по вашим словам, каждый из них заканчивался

уголовным делом?

— Мы насчитали семь. По закону,

иноагент обязан создать свое юрлицо в

России или же какое-то юрлицо здесь

должно признать свою аффилированность

с иноагентом, потому что базово

российское юрлицо не может быть просто

признано «ино», кроме случаев, когда

само на себя нашивает звезду и тоже начинает

отчитываться о своей деятельности.

Раз в год проходит аудит. Был такой

вариант. Был вариант переименовываться,

переносить администрирование сайта

в Россию, закрыться и открыться под

другим брендом и так далее и так далее.

Но мы же не революционеры, и мы не

«уникальный журналистский коллектив

«

сохраняли». Каждый из этих вариантов

Анна АРТЕМЬЕВА — «Новая»

ПРЕТЕНЗИИ У «РОСНЕФТИ» НЕ ТОЛЬКО

К НАМ, ОНИ ВЕЕРОМ РАЗБРОСАНЫ

ПО СМИ, А КТО ОСМЕЛИТСЯ

СВЯЗЫВАТЬСЯ, ОСОБЕННО КОГДА

ТАКАЯ СУДЕБНАЯ СИСТЕМА?

заканчивался вероятностью уголовных

дел в отношении сотрудников или менеджмента.

Потому что российское юрлицо,

которое аффилировано с иноагентом,

обязано ежемесячно предоставлять

отчетность. И если там будут какие-то

ошибки, то за две — штрафы, а затем

уголовная ответственность до двух лет

по статье 330.1 — «Злостное уклонение от

исполнения обязанностей <…> в связи с

признанием лица выполняющим функции

иностранного агента». Что может

быть вписано в ошибки — неизвестно,

так как правоприменительной практики

нет, может быть, «Вы не указали, что

купили пачку бумаги, это ошибка». А

если начинать применять схемы с переименованием,

то мы не хотели терять

бренд, который год строили, и терять

базу подписчиков. И появлялся риск атаки

непосредственно на журналистский

коллектив, личное иноагентство, а там

есть три разные категории, и в худшей из

них после второго штрафа — вероятность

лишения свободы до 5 лет по части 3 ст.

330.1 УК РФ. Так что, это продуманное

бизнес-решение.

— А почему вы так сторонитесь темы

политики? Что вы хотели сказать

фразой «VTimes выталкивают в

нишу оппозиционных политических

СМИ»? Это неприятная ниша?

— Она не неприятная, она занята достойными,

качественными изданиями.

Мы просто изначально создавали другое.

Вы видите, какие у нас эксперты и

по политическим темам выступают, нам

тоже ни разу не стыдно. Мы обещали,

что не будем закрывать глаза на острые

темы, мы их и не закрываем. И, конечно,

всплеск читаемости у нас был на историях

с Навальным, то есть понятно, что

эта ситуация нашу аудиторию интересует

гораздо больше, чем ситуация с экспортом

пошлины на зерно. Но просто это не

наша медиаповестка. У нас есть политические

редактор и корреспондент. Но мы

деловое и общественно-политическое

издание. Не наоборот.

— То есть глобальная идея была

в том, чтобы потеснить «большую

тройку»: ИД «КоммерсантЪ», РБК

и «Ведомости»?

— Конечно. Именно это мы декларировали.

И мы смогли бы это сделать.

Просто в нынешних условиях это не делается

за один год.

— Нет ли ощущения, что России сегодня

не нужна не только несогласная

политически пресса, но и хорошая

деловая?

— Она нужна бизнесу и обществу.

Вопрос: может ли она выжить в таких

токсичных условиях. Когда у тебя постоянно

могут быть иски многомиллионные

от компаний, которые просто

разрушат твой бизнес. Это же универсальная

дубинка. Этим же не одна нефтяная

компания может пользоваться,

этим могут пользоваться все, если это

работает, очень легко затыкать журналистам

рот. Причем изданию необязательно

проиграть. Просто судебные

тяжбы и издержки сами по себе сильно

осложняют бизнес.

— Как прошел этот год? И финансово,

и морально.

— Для меня — очень нервно и очень

интересно. Весной у нас начало получаться,

мы поняли, в чем мы сильны,

куда мы можем вкладывать дополнительные

ресурсы, где есть отклик.

Экономически, естественно, намного

сложнее. Мы раньше про это много писали,

но за этот год убедился на себе, что

львиное время руководителя компании

в России уходит не на развитие бизнеса,

а на его защиту: как правильно оценить

риски, как не подставиться, как обезопасить

сотрудников...

— Давайте более конкретно поговорим

про деньги. Вы говорили, что

будете работать за счет пожертвований

и рекламодателей, а каждый год

будете публиковать отчетность.

Вы готовы ее опубликовать сейчас?

— Это хороший вопрос, я подумаю,

можем ли мы сдержать обещание именно

из-за статуса иноагента. Чтобы лишний

раз не подставиться самим и не подставить

доноров.

— Сколько доноров всего получилось?

— Около четырех тысяч человек. Это

абсолютно разные люди и абсолютно

разные суммы.

— За счет них возможно было существовать?

Какой был среднемесячный

объем?

— В нашем случае — нет. Это было

просто подспорье. Это сумма около миллиона

рублей.

— А рекламодатели?

— По каким-то контрактам мы успеем

выполнить обязательства, по какимто

не успеем. Сейчас ведем переговоры.

— Как для вас сейчас выглядят

«Ведомости»? После увольнения

с поста главного редактора

Андрея Шмарова и прихода Ирины

Казьминой не возникло ли желания

вернуться туда? Может, все еще может

сложиться по-другому? Или, может,

вообще имело смысл переждать?

— Нет, конечно, я ни о чем не жалею.

Поговорите с сотрудниками «Ведомостей»

о том, что там сейчас происходит. Я —

один из тех, кто создавал «Ведомости»,

проработал там 20 лет. Это огромная

часть моей жизни, но она закончилась год

назад. Это же история, как с иноагенством:

цель не в том, чтобы нашить ярлык,

цель в том, чтобы заткнуть рот. Дело не

в персоналиях, а в том, что радикально

поменялись правила игры. И вы либо их

принимаете, либо нет. «Ведомости» 20

лет существовали, там никогда не было

никаких корпоративных, внутриредакционных

конфликтов. Потому что вся

система работы была очень прозрачная.

— Удалось перенести такую культуру

в VTimes?

— В уменьшенном формате — да,

конечно.

— Чем гордитесь особенно за этот год?

— Всем. Как редактор я что-то сдавал,

но не это была моя основная функция.

Не хочу никого называть, чтобы

не обидеть тех, кого забуду. Сложно

пересказывать карикатуру, но я очень

люблю ее. В New Yorker была такая: вход

в шикарный ресторан, где угадывается

перетяжка «Привет магнатам алюминиевой

промышленности», на входе стоит

метрдотель, подходит пара и спрашивает:

«Кто у вас из звезд сегодня в ресторане?».

Он отвечает: «Извините, но у нас сегодня

только звезды алюминиевой промышленности».

Это история про это. У нас

тоже все звезды и все специалисты в своих

областях. Мы, правда, делали крутые

вещи. Мне не стыдно ни за один текст.

— А можно ли работать в журналистике

сегодня в России?

— Вопрос. Где как. Есть какие-то более

токсичные сферы, менее токсичные

сферы. Понятно, что для всех журналистов

— это вызов. Для всех вообще, и для

нас, в частности. Это время принятия

решений.

— Дальше будет хуже?

— Пока вектор такой. Я не понимаю,

почему и как может стать лучше. Тревожно

всем. Я тут говорил со знакомой, у которой

близкий человек работает на НТВ, так вот

у него — фобия люстрации.

— Есть ли что-то, что я должна была

спросить, но не спросила?

— У нас сейчас такая ситуация: не

спросили — и слава богу (смеется).

Александра ДЖОРДЖЕВИЧ,

«Новая»


6

«Новая газета» пятница

№63 11. 06. 2021

право на ответ

— Артем Александрович, возможно

ли связать систему регистрации для

электронного голосования любого

типа и уровня через сторонние сервисы

(например, через mos.ru) с результатами

самого голосования? Для весьма

широкой аудитории сам факт регистрации

на внутрипартийном голосовании

«Единой России» через mos.ru

связан с некой ответственностью вашего

портала за подсчет голосов. Этот

взгляд нашел отражение в дискуссии в

социальных сетах и СМИ.

— Я полагаю, что эти взгляды грешат

манипулятивным подходом. Московская

система электронного голосования не

имела никакого отношения к партийному

голосованию на ресурсах «Единой

России». Сегодня существуют федеральная

платформа электронного голосования

и московская. «Единая Россия» создала

свою собственную платформу.

Таких платформ, с набором похожих

по функционалу элементов, может быть

много. Как и легковые машины состоят

из одинаковых по назначению элементов

— двигателя, подвески и т.д. — так

и в системах электронного голосования

есть система входа, система бюллетеней,

зашифрованное хранилище поданных

голосов. Эти элементы реализованы и на

федеральной системе, и на московской, и

у «Единой России». Но реализованы они

неодинаково.

Доступа к московской системе голосования

в каком-либо виде у «Единой

России» не было. Но для входа в свою систему

голосования «ЕР» использовала две

системы авторизации — Госуслуги и mos.

ru. Но московская система авторизации

не является частью платформы голосования,

это просто общий вход.

Точно так же для регистрации на

многих сайтах используется система подтверждения

пользователя через Facebook,

«ВКонтакте» и другие соцсети и порталы.

Все, что делает в таких случаях сторонний

сервис, в нашем случае портал mos.

ru, — подтверждает сайту, на который

хочет зайти пользователь, что человек,

заполнивший такой логин и подтвердивший

его таким паролем, порталу mos.

ru известен, у него есть рабочий кабинет

с указанными персональными данными.

Грубо говоря, это штамп в пропуск на

проходе — этому пользователю можно верить.

Но человек во всех системах один,

хотя пароли у него в разных системах

могут быть разные. Не важно, через какие

«ворота» он решил войти.

— Когда массовый потребитель, неискушенный

в технологиях, авторизуется

через Facebook или «ВКонтакте»

для перехода на другой сайт, получает

«ворота», как вы выразились, то

подсознательно полагает, что то, через

что он перешел, несет долю ответственности

за то, куда он перешел. Если

на другом берегу меня ограбили, то

паромщик тоже виноват: этого психологического

эффекта невозможно

избежать.

— Для обычного пользователя можно

привести аналогию с вахтером на входе.

Вы ему показываете свой паспорт, он сличает

ваше лицо и пропускает вас внутрь.

Все, что с вами приключилось после

проходной, не имеет к нему отношения.

Так же и тут. Для входа в свою систему

голосования «ЕР» использовала

две системы авторизации пользователя

— Госуслуги и mos.ru. И могла бы

использовать и Facebook, если бы для

предварительного голосования не было

требований по подтверждению личности.

После того, как вы авторизовались

на сайте, вы распрощались с условным

Facebook, в дальнейших ваших действиях

он не участвует. Так было и с голосованием

«Единой России» — после авторизации

зона ответственности mos.ru закончилась.

— А каким еще сайтам разрешается

авторизовать своих пользователей через

mos.ru, кроме «Единой России»?

— Система управления доступом и

разрешениями не может запретить кому-то

ее использовать. Существует открытый

протокол, и любой, кто хочет

использовать авторизацию через портал

mos.ru, просто должен уметь грамотно

использовать созданный для этого интерфейс.

Вам нужен адрес, на который будет

отправлен пользователь, который введет

логин и пароль.

Что касается других пользователей,

подключенных к системе авторизации

через mos.ru, можно упомянуть из самых

крупных Яндекс-Недвижимость, МГТС,

auto.ru, систему парковок департамента

транспорта.

— То есть «Единая Россия» вас и не

спрашивала?

— Нет, спросить надо. Мало взять открытый

протокол, в котором перечислены

все условия, но еще ведь надо получить

ответ от нашего сервиса. В федеральной

системе авторизации и в нашей, московской,

прописано — для получения доступа

к системе авторизации надо заключить

с нами соглашение. Это и было сделано.

— Самые большие опасения в Сети

человек испытывает при работе с

собственными финансами на сайтах

банков, финтеха в широком смысле.

Можно понять. Внедряя самые современные

решения по IT-безопасности,

имеющие зачастую клиентов больше,

чем в Москве людей, финансовые

учреждения постоянно их просвещают:

люди видят новости о взломах

финансовых систем, хищениях. Их

Об особенностях организации праймериз

рассказывает заместитель руководителя

департамента информационных технологий (ДИТ)

Москвы Артем КОСТЫРКО

«ДОСТУПА К МОСКОВСКОЙ

СИСТЕМЕ ГОЛОСОВАНИЯ

У «ЕДИНОЙ

РОССИИ»

НЕ БЫЛО»

опасения распространяются и на

банки, в которых они завели счета.

Так же и авторитет портала mos.ru

подрывают чужие просчеты и злой

умысел — избиратели, зная о регулярных

взломах систем авторизации,

начинают сомневаться и в его

надежности. Менеджеры банков

устраивают целые просветительские

кампании, сообщают, как себя вести

в работе с финансовыми сервисами,

какие опасности есть. Вы не рассматривали

возможность такой работы с

москвичами, ведь далее ваши услуги

для авторизации будет использовать

все больше сторонних сервисов?

— Прежде всего необходимо подчеркнуть,

что данные на mos.ru надежно защищены.

Большинство утечек, о которых

пишут СМИ, или не подтверждаются,

или связаны с другими системами. Как и

в случае с электронным банкингом, должно

пройти определенное время, прежде

чем появится культура работы с новыми

сервисами. Организация электронного

голосования пользуется уже апробированными

решениями. Чем больше людей

попробуют наши сервисы, тем быстрее

возникнет культура работы с ними.

— Жизнь показала, что даже ученые

не всегда понимают разницу. Что же

вы можете ожидать от простого человека?

Может быть, стоит задуматься

о более широкой корпоративной

политике?

— Возможно. Но это все было в паблике.

Эксперты по системам электронного

голосования, например, указывают, что

БОЛЬШИНСТВО УТЕЧЕК,

О КОТОРЫХ ПИШУТ СМИ,

НЕ ПОДТВЕРЖДАЮТСЯ,

«ИЛИ СВЯЗАНЫ С ДРУГИМИ СИСТЕМАМИ

система «Единой России» очень отличается

от нашей.

Наша система электронного голосования

предназначена для голосования

на выборах в органы государственной

власти, а значит — подчиняется закону

о выборах и прочим нормативным актам

избиркомов. В системе голосования

«Единой России» — так как она разработана

не для выборов, а для внутрипартийных

праймериз, например, есть вещи,

которые законом напрямую запрещается

делать в нашей системе для электронного

голосования, так как она используется на

выборах.

— Вы знакомы с их системой?

— Да, мы участвовали в их круглом

столе, и я давал заключение по технической

части. Там реализованы вещи,

которые мы, например, в рамках 67-го

закона сделать не можем. Есть много отличий

в работе с бюллетенями, с тем, что

происходит после голосования. Конечно,

и там соблюдена тайна и анонимность,

реализован блокчейн, но это в принципе

другая система. Их нельзя сравнивать с

московской системой, они отличаются

как электрический и бензиновый автомобиль.

— Рассмотрим случай с Ариной

Бородиной. Она обнаружила, и

Минцифры это уже подтвердило, что

кто-то зашел в ее личный кабинет на

Госуслугах, изменил адрес и, будучи

уже хозяином ее аккаунта, проголосовал

на сайте «Единой России» во

внутрипартийном голосовании. Это

автоматически поставило под вопрос

надежность систем авторизации при

голосовании. Первая официальная

реакция — люди используют слабые

пароли, и это их вина. Но вот банки

буквально принуждают клиентов

использовать более сложные системы

двухфакторной авторизации в самых

ответственных случаях. Может быть,

стоит последовать их примеру и не


«Новая газета» пятница

№63 11. 06. 2021

7

Сергей БОБЫЛЕВ / ТАСС

В постоянно действующей технической

группе мы приглашаем экспертов

от политических партий и общественных

организаций, знакомим их, отвечаем на

вопросы. Мы собираемся не реже чем раз

в месяц, мои выступления записываются

и выкладываются на YouTube. Но это разговор

о технической части, а мы не хотели

бы превращать ее в историю для гиков.

Живых историй, которые показали

бы нам, что у нас в системе что-то не так,

пока нет. Я верю, что через полгода-год

это будет абсолютно привычный сервис

для избирателей. Полезность и надежность

электронных платежей никакие авторитеты

не подтверждали публично, люди уже

привыкли платить картами и телефонами.

Электронное голосование станет таким

же привычным сервисом просто потому,

что оно очень похоже на другие, уже привычные

нам сервисы в интернете. Оно

должно работать незаметно и стабильно,

постепенно появится и доверие.

— Сколько аналогичных систем

создано в России помимо системы

Касперского и «Единой России», о

которой мы в таких неожиданных обстоятельствах

узнали?

— Систем много и у нас, и за рубежом.

Но полностью тайное и анонимное голосование

в России было только у нас и у

федеральных коллег. Теперь вот есть и у

«Единой России».

— И мы с вами увидели результат

ее испытаний реальным процессом

голосования — на блокчейне, тайное,

анонимное, со взломанными аккаунтами

избирателей. А в регионах?

— В регионах используется федеральная

платформа, разработанная ЦИК.

Нет нужды каждому разрабатывать свой

велосипед.

ждать, пока люди сами осознают эту

необходимость?

— На mos.ru уже реализована двухфакторная

авторизация, а если человек

авторизуется через Госуслуги, то она получается

даже четырехфакторной. К тому

же еще на стадии регистрации мы напоминаем

пользователю, какие пароли стоит

считать надежными.

Есть человеческий фактор, основные

претензии из-за перехвата управления

аккаунтами при голосовании «ЕР» скорее

относятся к пользователям. Все мы

прошли через этапы бумажных денег,

безналичных, электронного банкинга, то

есть постепенно осваивали новое. И понемногу

такая культура ответственности

накопилась.

Так же и сегодня складывается культура

работы со своими персональными

данными в интернете. Должно пройти

какое-то время. Могу сослаться на московский

опыт. Представьте, что компьютер

стоит в семейной квартире. Кто-то выходит

из комнаты, кто-то заходит. Понятно,

что перед выходом никто не закрывает

личные кабинеты в браузере. Папа легко

может что-то записать за маму, и ей придет

об этом уведомление на почту. Сейчас

не используется функционал семейного

кабинета, есть только отдельный для физического

лица.

Второй наш бич после совместной

работы на общем компьютере — слабые

логины и пароли. Сегодня много исследований

похищенных из банков и разнообразных

сервисов баз данных. Там

обычно почта пользователя и пароль. От

80% людей используют, по этой статистике,

на всех сайтах одну и ту же почту, один

и тот же пароль. Условный пароль masha1

в паре с логином masha@mail.ru и так для

всех сервисов пока — абсолютная норма.

Поэтому для взлома аккаунтов пока

самый популярный метод — компьютерный

перебор. Алгоритм видит логин Alina,

значит, и в пароле с высокой вероятностью

будет Alina, а если не Alina, то есть еще

несколько сотен вариантов. Они перебираются

очень быстро. Поэтому в рамках

политики безопасности mos.ru мы сбрасываем

пароли учетных записей, которые

длительное время были неактивны. Банки

также отключают вас, если вы не обновили

пароль после определенного периода.

— Вы сами подтверждаете мои предположения.

Если взломали кабинет

Арины Бородиной на Госуслугах, все

думают, что и на mos.ru это возможно.

Почему не усложнить процедуру авторизации?

— Это вопрос культуры работы с собственными

данными в электронной среде.

«

Двухфакторная авторизация тоже устанавливается

пользователем по желанию. Так

сделано во всех сервисах. Непосредственно

при голосовании двухфакторная авторизация

является обязательной. Мы советуем

кроме двухфакторной авторизации дополнительно

установить отправку сервисных

сообщений на указанную почту обо всех

действиях в аккаунте. На mos.ru это реализовано,

причем сначала было предустановлено

для всех учетных записей, но

после большого потока сообщений с требованием

отключить ее, решили сделать

ее «по желанию».

Ведь был же случай, когда система госуслуг

прислала на почту пользователю,

что в его аккаунт был осуществлен вход

во время того же самого внутрипартийного

голосования «Единой России». Это

нормальная защита, когда вам приходит

уведомление, что в личном кабинете изменен

пароль, персональные данные или

телефон.

— Вы же сами нарисовали типичный

сценарий работы за общим компьютером.

Упование на то, что потребитель

сам разберется, — весьма оптимистичная

политика в двенадцатимиллионном

городе. Впереди важное испытание

системы электронного голосования

Москвы на осенних выборах.

Обсуждалась ли идея привлечения

публичных фигур в сфере IT с высоким

уровнем доверия, которые поручились

бы в ходе предвыборной кампании

перед гражданами за ее надежность?

ТЕХНИКА, ОБЕСПЕЧИВАЮЩАЯ

АНОНИМНОСТЬ, НУЖНА ИМЕННО

НАШЕЙ СТРАНЕ, ВЕДЬ ВО МНОГИХ

СТРАНАХ ЕСТЬ АДМИНИСТРАТИВНОЕ

НАКАЗАНИЕ ЗА НЕЯВКУ НА ВЫБОРЫ

Ведь если нам об этом скажет такая

легендарная личность, как Евгений

Касперский, граждане отнесутся к

этому с куда более высоким доверием.

Ведь Касперский создал собственную

систему голосования на блокчейне.

— Московская система электронного

голосования именно с экспертной

части и начиналась. Потом лаборатория

Касперского в мае выиграла конкурс

ДИТ на модернизацию московской

системы голосования. Впрочем, он не

один в этой сфере авторитет, аудитория

огромная, и, чтобы она все услышала,

лучше привлекать и других авторитетных

разработчиков. Тот же Венедиктов два

раза проводил тест для хакеров, доказывая

надежность нашей системы.

— СМИ начали писать об электронном

голосовании в первую очередь в

связи с опытом Эстонии. При создании

московской системы голосования вы

рассматривали чей-то опыт?

— Иностранный опыт мы рассматривали,

Эстония шла к этому более пятнадцати

лет. Начинали они с небольших групп

избирателей, а потом наступил момент,

когда на выборах в парламент в электронном

сервисе проголосовало более половины.

Анализировали мы и опыт США,

Германии, Швейцарии, азиатских стран.

Но там совершенно другие условия, институты

и устоявшееся доверие к выборам.

Техника, обеспечивающая анонимность,

нужна именно нашей стране, ведь

во многих странах есть административное

наказание за неявку на выборы. С

Эстонией наши условия несравнимы,

там вообще нет тайны и анонимности

электронного голосования. У них у каждого

гражданина есть электронный ключ.

В процессе выборов он авторизуется и

всем видно, что это конкретный Бруно

подписал бюллетень. С этой подписью

бюллетень отправляется в хранилище и

виден всем во всей системе на всех этапах

процедуры.

Там есть доверие к системе, убеждение,

что смотреть, кто как проголосовал,

никому не интересно, а тайна обеспечивается

организационными мерами. У нас же

тайна безусловно обеспечивается только

техническими мерами. Скорее всего у нас

в единственном числе существует система,

обеспечивающая тайну и анонимность в

совокупности.

— Доверие — не лишнее слово в этой

системе и для нашей страны?

— Да, но для этого нужно время.

Валерий ШИРЯЕВ,

«Новая»

Продолжение дискуссии и новое исследование

Сергея Шпилькина с разбором

данных праймериз «Единой России» —

в следующем номере и на сайте «Новой»


8

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

мировая арена

Встречу Джо Байдена и Владимира Путина в Женеве

16 июня американские СМИ называют самым сложным

пунктом первой зарубежной поездки 46-го американского

президента. Никто не ждет от нее прорывов, новой

перезагрузки, «разрядки международной напряженности»

и т.п. Зачем тогда она вообще нужна? — задают вопрос

американские СМИ.

Предыстория

В США пишут, что апрельский телефонный

звонок Байдена Путину с инициативой

встретиться где-то «в третьей

стране» был вызван массированным наращивание

российских войск и флота вблизи

Украины и угрозой военного конфликта.

В марте Байден в интервью «ABC» утвердительно

ответил на вопрос, считает ли

он российского президента «убийцей»,

и проигнорировал немедленное предложение

Путина поговорить «без всяких

задержек, в открытой прямой дискуссии».

Тогда пресс-секретарь Белого дома

Джен Псаки заявила, что у президента на

ближайшие дни «запланированы другие

мероприятия». Через месяц ситуация

изменилась, и уже Вашингтон попросил

о встрече «в целях установления стабильных

и предсказуемых отношений» с РФ.

После этого Россия отвела часть войск

от Украины, объяснив это «окончанием

ранее запланированных учений».

Байден — пятый американский президент,

с которым встречается Путин.

Это сегодня, по мнению российского

президента, НАТО стала внешнеполитическим

инструментом США, в котором нет

союзников, а есть только вассалы, а в начале

своего президентства Владимир Путин

предложил своему первому американскому

партнеру Биллу Клинтону: а почему

бы России не вступить в НАТО? Клинтон

ответил, что лично он «не против».

Джордж Буш-младший «увидел душу»

в глазах президента Путина. (Как известно,

Байден заявил, что 10 лет назад, будучи

вице-президентом, во время встречи с

Путиным — премьер-министром в 2011-

м году он посмотрел тому в глаза и сказал:

«Я не думаю, что у вас есть душа», на что

последовал ответ: «Я думаю, мы друг друга

понимаем».) Второму американскому

партнеру Путин после терактов 11 сентября

2001 г. первым из иностранных

лидеров высказал поддержку и предложил

помощь. При нем же в 2007-м Путин

произнес свою «мюнхенскую речь», и во

внешней политике началась новая старая

эпоха противостояния двух главных ядерных

держав.

Барак Обама предложил Москве политику

«перезагрузки», но получилась

только «перегрузка» в прямом и переносном

смысле слова. К концу срока президента-интеллектуала,

который пытался

«понять Россию умом» и смотрел с этой

целью фильм «Кин-дза-дза», его изображали

в роли злодея на детских новогодних

представлениях, а депутат Роднина в твиттере

«показывала банан». И вообще все

телезрители федеральных каналов знали,

что это Обама виноват в ухудшении отношений,

в грязных подъездах и выбитых

лампочках. Тогдашний госсекретарь Джон

Керри мог три-четыре часа ждать, когда

его примет Путин, а его пресс-секретарь

Псаки (ныне пресс-секретарь президента)

получала в подарок от российского МИДа

ушанку розового цвета.

Четвертый — Дональд Трамп — до сих

пор говорит, что у него прекрасные отношения

с президентом Путиным, хотя, по

его словам, «он был самым жестким президентом

по отношению к России в истории».

На саммите в Хельсинки Трамп сказал, что

он склонен верить словам Путина о невмешательстве

Кремля в американские

выборы, опровергнув тем самым выводы

собственной разведки. После саммита их

отношения американская и мировая пресса

называла «броманс» (братская любовь),

а в балтийских странах кто-то придумал

фотоколлаж: известный крепкий поцелуй

Брежнева с лидером ГДР Хонеккером заменили

на поцелуй Путина с Трампом. Тем не

менее санкции, впервые введенные Обамой

после Крыма в 2014-м, Трампом были

углублены и расширены. 45-й президент

стал главным противником строительства

«Северного потока — 2», предлагая немцам

и другим европейцам американский сжиженный

природный газ.

Сейчас отношения между США

и Россией «достигли дна», заявил старший

научный сотрудник Совета по международным

отношениям Чарльз Купчан,

который работал в Совете национальной

безопасности Белого дома при президенте

Бараке Обаме.

Бывший посол США в Москве Майкл

Макфол в статье для «Вашингтон пост»

убежден, что российская сторона не привезет

на саммит предложения по улучшению

отношений: «Редко когда Путин отправлялся

на встречу с каким бы то ни было

главой государства с целью улучшения отношений.

Это определенно не было его целью

на встречах с американскими и европейскими

лидерами после 2014 года, когда

Россия аннексировала Крым, осуществила

вмешательство в Восточную Украину и

навсегда положила конец стремлению к

сердечным отношениям с Западом. В мировоззрении

Путина США — главный

противник России. Таким образом, Путин

не будет предлагать Байдену инициатив

для достижения обоюдовыгодных для

США и России результатов. Он надеется

только на уступки». (Замечу в скобках, что

именно «уступками», а не «жестом доброй

воли» в адрес Москвы и Берлина эксперты

федеральных российских телеканалов

назвали решение администрации Байдена

не вводить санкции в отношении компании-оператора

«Северного потока — 2».

«

Подобным образом расценили и разворот

двух американских эсминцев, так и не

вошедших в Черное море в разгар самого

крупного военного скопления российских

войск вблизи Украины начиная с 2014 г.)

«Амнистия» (или, выражаясь лексикой

президента РФ, «скачуха») «Северного

потока — 2» вызвала шквал критики

внутри США: как со стороны извечных

оппонентов Байдена — республиканцев,

так и многих однопартийцев-демократов.

Президент Украины Владимир Зеленский

в часовом интервью американскому интернет-изданию

Axios заявил, что разочарован

решением Байдена, он предложил

немедленно встретиться «в любое время и в

любой точке планеты». Зеленский выразил

надежду на то, что американский президент,

которого он сравнивает в политике

с Майклом Джорданом в баскетболе, все

еще сможет «перехитрить Россию и спасти

Украину». В интервью Axios Зеленский

сказал, что понимает важность отношений

Вашингтона и Берлина, но спросил:

«Сколько жизней украинцев стоят

отношения между США и Германией?»

Газопровод в обход Украины он сравнил

с «настоящим оружием». «Это не очень

понятно... что пули к этому оружию могут

быть предоставлены такой великой

страной, как Соединенные Штаты». Как

отмечает издание, Путин уже обладает

дополнительными рычагами влияния на

Украину. Президент России заявил в пятницу

на заседании Петербургского международного

экономического форума, что

Украина должна проявить добрую волю,

«УЗКАЯ

ПОВЕСТКА»

ИЛИ «ПОЛНЫЙ

СПЕКТР»?

если она все еще хочет, чтобы российский

газ проходил через страну.

Повестка

Бывший посол Макфол, которому

в рамках ответных санкций Москвы запрещен

въезд на территорию России, полагает,

что для саммита в Женеве остается «узкая

повестка двустороннего сотрудничества».

Лидеры двух стран могли бы начать

переговоры о стратегической стабильности:

Байден и Путин были правы, продлив

договор СНВ-3. Но последующий договор

о контроле над вооружениями будет трудно

завершить до истечения срока действия

СНВ через 5 лет, поскольку частью новой

сделки должны быть и нестратегическое

БАЙДЕН ПРИЗОВЕТ К ОСВОБОЖДЕНИЮ

НАВАЛЬНОГО, ПУТИН ВСПОМИНИТ

ОБ АССАНЖЕ И СНОУДЕНЕ. РАНЬШЕ

ЭТО НАЗЫВАЛОСЬ «WHATABOUT»,

В ПЕРЕВОДЕ — «САМ ДУРАК»

Что в США ожидают и чего

не ожидают от предстоящей

встречи президентов

ядерное оружие, и новые системы доставки.

Переговорщикам необходимо

начинать сейчас. Второе: серия закрытий

консульств и высылки дипломатов практически

остановила публичную дипломатию

и выдачу виз. Байден и Путин должны

обратить эту тенденцию вспять, полагает

Макфол. Вот и все — такова повестка дня

для сотрудничества. Оставшееся время

в Женеве, по мнению эксперта по России,

следует сосредоточить на вопросах, вызывающих

разногласия.

Что Путин и Байден обсудят в Женеве?

«Полный спектр насущных проблем»,

по словам пресс-секретаря Белого дома

Джен Псаки, — от вопросов прав человека

до кибератак. Кремль, со своей стороны,

игнорируя эти две темы, заявил, что

президенты обсудят «текущее состояние

и перспективы российско-американских

отношений», вопросы стратегической стабильности

и острые проблемы международной

повестки дня, включая взаимодействие

в борьбе с пандемией коронавируса и урегулировании

региональных конфликтов.

По словам Псаки, Байден подчеркнет

поддержку «суверенитета и территориальной

целостности» Украины. Байден также

затронет вопрос о принудительной посадке

Беларусью самолета Ryanair для ареста оп-


«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

9

ЭТО ДВА

РАЗНЫХ

РАЗГОВОРА

под ковром

позиционного блогера Романа Протасевича

23 мая, сказала пресс-секретарь президента.

Инцидент получил широкое осуждение и,

главное, — санкции, которые Лукашенко и

Путин назвали «эмоциональным взрывом».

Госсекретарь Энтони Блинкен в интервью

в воскресенье добавил, что предстоящая

встреча президента Байдена с президентом

России Владимиром Путиным будет

посвящена недавним кибератакам на территории

США. Байден обвинил Россию в

прошлогодней кибератаке против американской

компании SolarWinds, занимающейся

информационными технологиями,

которая проникла в системы как минимум

девяти федеральных агентств (включая

Пентагон и минфин США) и 100 западных

компаний. Но в последнее время произошло

еще несколько серьезных нападений,

на которых, как образно пишут СМИ,

«остались российские отпечатки пальцев».

В середине мая Colonial Pipeline — оператор

крупнейшего в Америке топливопровода —

был вынужден выплатить выкуп хакерам

из группировки DarkSide после перебоев

с поставками бензина, вызвавших дефицит

бензина и рост цен. По сообщениям

здешних СМИ, было выплачено 4,4 млн

долларов в криптовалюте. (Как только что

сообщили ФБР и министерство юстиции,

благодаря операции американских правоохранительных

органов след хакеров отслежен,

деньги перехвачены и возвращены.) 27

мая Microsoft сообщила, что подверглась

крупной кибератаке со стороны Nobelium,

той же группы, которая, по утверждениям

США, стояла за взломом SolarWinds. 1 июня

бразильский концерн JBS, который поставляет

большую часть мяса в Северную

Америку, также заявил, что подвергся атаке

программ-вымогателей из России. Как пишет

издание Wall Street Journal, кибератаки

«все больше затрагивают обычных американцев»:

«Взлом трубопровода остановил

поставки бензина на Восточное побережье,

атака на JBS Foods пригрозила поднять

цены на мясо и вызвать дефицит для американских

семей. Это не взлом электронной

почты или разведывательные трюки,

направленные в основном на привлечение

внимания элиты». Хотя Байден заявил, что

нет никаких доказательств связи Кремля с

взломом Colonial и JBS, но он также сказал,

что Москве нужно делать больше для предотвращения

атак изнутри своих границ.

Блинкен сказал, что Байден скажет Путину

«прямо и ясно», что, если атаки программвымогателей

на США продолжатся, то будут

приняты ответные меры.

Выступая с речью перед ветеранами армии

в американский Memorial Day (аналог

Дня поминовения), Байден обещал, что

будет говорить с Путиным о нарушениях

прав человека. Байден, скорее всего, еще

раз призовет к освобождению лидера российской

оппозиции Навального, говорит

Эдвард Лукас, автор книги «Новая холодная

война: Россия Путина и угроза Западу».

Ответ предсказуем, его уже анонсировали;

Путин достает из красной папки информацию

об американцах, задержанных после

штурма Капитолия, и выражает в ответ

свою глубокую озабоченность, вспоминает

об Ассанже и Сноудене. А может, о работорговле

и индейских резервациях. В советские

годы это называлось «whatabout», в неформальном

переводе — «сам дурак».

«Я не могу сказать, оптимистичен я или

нет в отношении результатов (предстоящего

саммита), — заявил госсекретарь

Блинкен. — Я не думаю, что мы узнаем об

этом после одной встречи... Мы в любом

случае готовы».

Мы тоже должны быть готовы к тому,

что итоги этого саммита в изложении

Кремля и Белого дома будут разительно

отличаться, примерно так, как отличается

повестка переговоров в представлении

Москвы и Вашингтона.

Александр ПАНОВ,

соб. корр. «Новой», Вашингтон

EastNews

Таково впечатление от двух опубликованных

версий телефонной беседы Путина

и Мишеля — кремлевской и брюссельской

Ч

тение отчетов о дипломатических

контактах на высшем

уровне, сочиненных прессслужбами

якобы для информирования

общественности, — заведомо неблагодарное

занятие.

Сужу об этом по опыту 20 лет работы

в советском ТАСС и еще 30 лет в постсоветской

прессе. Помню тщательный

подсчет строк в заметке о беседе «дорогого

Леонида Ильича» с каким-нибудь

Гусаком. А если уж на горячей линии, не

дай бог, Никсон, разъяснение словосочетаний,

ни о чем не говоривших советскому

читателю, поручалось «журналистам»

из номенклатуры.

Правда, при отсутствии иной информации

и при наличии некоторого опыта

нередко удается составить более или

менее достверную картину того, о чем говорили

обитатели внешнеполитического

олимпа. Предполагается, что это все же

диалог, то есть вопрос — ответ.

Отчеты Кремля и Евросовета о состоявшемся

7 июня телефонном разговоре

между Владимиром Путиным и Шарлем

Мишелем создают впечатление, что они

о двух разных разговорах.

В одном председатель собрания лидеров

стран ЕС от их имени передает

президенту России слова осуждения «незаконной,

провокационной и деструктив-

«

ной деятельности России в отношении ЕС,

«ВСЕ

ХОРОШО,

ПРЕКРАСНАЯ

МАРКИЗА!».

ГЛАВНОЕ —

С НАМИ

РАЗГОВА-

РИВАЮТ!

его стран-членов и других государств».

Бьет тревогу по поводу того, что «отношения

между ЕС и Россией находятся на

низком уровне».

В другом (московском) стороны

«прагматично обсуждают» возвращение

к торговле и инвестициям, в один

голос подчеркивают важность взаимодействия

в здравоохранении, климатической

повестке дня, разрешении

региональных конфликтов. Конечно,

выделяются «вопросы борьбы с распространением

коронавирусной инфекции,

включая перспективы сертификации

в ЕС российского препарата «Спутник

V» и обеспечение условий для взаимных

поездок граждан при соблюдении

противоэпидемических ограничений».

В первом ЕС настойчиво напоминает

о пяти приниципах, определяющих

EPA

Шарль Мишель

отношение ЕС к России. В их числе —

прекращение дестабилизации Украины.

Мишель подтвердил «неизменную поддержку

Евросоюзом независимости,

суверенитета и территориальной целостности

Украины в ее международно

признанных границах и подчеркнул

долю ответственности России за полное

выполнение Минских соглашений».

Во втором — тема Украины где-то на

предпоследнем месте. Оба лидера вроде

бы согласны, что минский «Комплекс

мер» 2015 года остается безальтернативной

основой урегулирования. Всегото!

Дело только за Киевом, который

должнен для начала установить прямой

диалог с Донецком и Луганском и оформить

особый статус Донбасса.

Мировая сенсация — вооруженный

захват режимом Лукашенко пассажирского

самолета, совершавшего

внутренний рейс между городами ЕС, —

затронута в обеих версиях отчета.

В первой говорится, что председатель

Евросовета сообщил о санкциях ЕС

против белорусских властей именно изза

этого инцидента и объяснил почему.

Напомнил о политических заключенных

в Беларуси, о репрессиях и насилии

над политическими оппонентами.

Кстати, заметил, что Россия могла бы

сыграть роль в поддержке инклюзивного

национального диалога в этой стране

и мирного урегулирования кризиса.

В российской версии — лишь осуждение

«предпринятых Евросоюзом

дополнительных мер санкционного давления»

на Минск (вот почему-то взяли

и предприняли!). Сказано, что Путин

«подчеркнул контрпродуктивность

такого подхода, как и в целом любых

попыток вмешательства во внутренние

дела этого суверенного государства».

В общем, «все хорошо, прекрасная

маркиза!». Главное — с нами разговаривают!

Александр МИНЕЕВ,

соб. корр. «Новой»,

Брюссель


10

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

Александр

ГЕНИС

обозреватель

«Новой»

1

— Первоклассный интеллект, — писал

Скотт Фицджеральд, — способен

функционировать даже тогда, когда он

держит в уме сразу две противоположные

идеи.

Я стараюсь. Раньше — не очень,

потому что победа в споре казалась

важнее, чем теперь. Сейчас скорее наоборот.

Стоит в чем-то убедиться, как

меня одолевают сомнения: так ли другие

неправы? Я знаю, что большинство

тут ни при чем. И если оно считает, что

Крым — наш, а Навальный — не их,

то я с этим не согласен. И все же мне

нужен антагонист, чтобы сохранять

баланс и стоять на двух ногах — правой

и левой. В нынешней Америке это

стало труднее, чем за все 43 года, что я

здесь провел.

Обо всем этом я думал, следя за тем,

как в красный грузовичок садилась семья

реднеков. У него и правда была красная

шея, татуировки и пивной живот,

выпирающий из майки с белоголовым

орлом. Его подруга походила на откормленного

пингвина. Бампер украшал

звездно-полосатый флажок и стикер:

«Неполиткорректный» (а то я сомневался).

Несмотря на то что дело было

на паркинге возле пляжа, вид у парочки

был угрюмый, в глазах таилась угроза, в

позе — готовность к отпору. Я старательно

делал вид, что не замечаю их, чтобы

не получить по кумполу, ибо у меня все

написано на лице. Когда мы издавали

газету «Новый американец» и в редакцию

захаживали бизнесмены, Довлатов

просил меня пересидеть визит в сортире,

чтобы мои гримасы не обижали потенциальных

рекламодателей.

Нельзя сказать, что у меня много знакомых

реднеков, мы вращаемся в разных

кругах, и в свой они меня бы не позвали.

Если я хожу в церковь, то чтобы послушать

орган или джаз. Если выбираюсь

на охоту, то на грибную. Если покупаю

машину, то без кузова. Если пью пиво, то

не из банки. Если у меня и было оружие,

то не страшнее рогатки. И главное, конечно,

состоит в том, что я не голосовал

за Трампа, не верю, что у него украли

выборы, не считаю Байдена рамоликом,

не верю, что захватившие Капитолий

отморозки — патриоты, и точно знаю,

что вакцину вместе с ковидом не придумывали

демократы, чтобы навредить

подлинному лидеру нации.

Короче говоря, они мне — противники,

я им — враг. У нас нет общего языка,

потому что на моем говорит «Нью-Йорк

Таймс», а на их — QAnon, где верят в

мировой заговор педофилов с пришельцами.

Но чем меньше надежд на взаимопонимание,

тем острее я чувствую необходимость

признать и их правду тоже.

Просто потому, что она есть, а не потому,

что их 72 миллиона, и, возможно, им еще

принадлежит будущее, во всяком случае,

ближайшее.

2

— Больше всего в явлении Трампа, —

говорит мне старинный товарищ, который

за него голосовал, но, в отличие

от многих, остался моим приятелем, —

виноваты те, кто его ненавидят. Ради

обличения бывшего президента вы закрыли

глаза на все глупости и подлости,

которые его породили. Собственно, вы

и внесли Трампа в Белый дом, а теперь

ТРЕТЬЕГО

НЕ ДАНО?

Как я стал консерватором

жалуетесь, что его до сих пор не могут

выковырять из политического сознания

целой партии и его лояльных избирателей.

Запомни для начала, что всякий раз,

когда левый обвиняет правого в расизме,

рождается новый трампист.

Похоже, что так оно и есть. Никто не

хочет, чтобы его унижали и обзывали, а в

Америке трудно найти кличку обиднее и

опаснее. Это не значит, что в стране нет

расистов, это значит, что каждый таковым

считает другого — обычно, впрочем,

про себя, а не вслух. Но сегодня уже не

отсидеться. Расовая проблема, самая

мучительная в американской истории,

ВСЯКИЙ РАЗ, КОГДА ЛЕВЫЙ

ОБВИНЯЕТ ПРАВОГО В РАСИЗМЕ, «РОЖДАЕТСЯ НОВЫЙ ТРАМПИСТ

вновь вышла на поверхность, стала объектом

массовых спекуляций и привела

к кризису.

События прошлого лета с их могучими

протестами против насилия полиции

по отношению к чернокожим обернулись

безобразным ростом преступности.

В Нью-Йорке, который уже было привык

считать себя одним из самых безопасных

мегаполисов, вдвое участились перестрелки

и в полтора раза увеличилось

число убийств. Легко догадаться почему.

Я-то помню, как год назад под напором

демонстраций была деморализована полиция.

Под угрозой нападения участки

охранялись, как военные базы, и сами

«копы», которые в обычное время считаются

домашней приметой нью-йоркской

жизни и популярными персонажами

сериалов, выглядели такими унылыми,

как будто каждый хотел объяснить прохожим,

что это не он душил Джорджа

Флойда.

За год, прошедший после этого трагического

инцидента, расцвела так называемая

«расовая теория», жертвами

которой стали как черные, так и белые

американцы. Первым объясняют, что

они ни за что не отвечают, ибо во всем

виноваты вторые. В рамках этой концепции

белые не могут отделаться от

греха в силу врожденных привилегий,

которые они получают по наследству от

своей расы. Так цвет кожи опять стал

фатальным признаком, определяющим

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

личность, что, надо сказать, похоронило

мечту и тактику первого чернокожего

президента. Ведь Обама, вслед, кстати

сказать, за Мартином Лютером Кингом,

мечтал о расовом дальтонизме, упраздняющем

различия, которые требует увековечить

новая теория.

Расовая теория больше всего угрожает

системе образования. Догма

исторического неравенства приводит к

отмене центрального завоевания демократии

— свободной конкуренции талантов.

Меритократия освободила Америку

от сословного тормоза Старого Света и

позволила его победить, обогнать и спасти.

Но если убрать из уравнения объективный

критерий, то упадок неизбежен.

— Справедливая оценка, — настаивают

апологеты нового равноправия, —

должна учитывать не только знания, но и

те факторы, которые помешали студенту

их получить: цвет кожи, благополучие

жилого района, доход родителей и их

наличие.

В Нью-Йорке есть несколько элитарных

школ, которые славятся на всю

страну. Из них вышло больше нобелевских

лауреатов, чем из Гарварда. Чтобы

сюда попасть, надо сдать трудный экзамен

и обогнать множество претендентов.

Проблема — в расовом составе. Среди

поступивших — ничтожное количество

чернокожих, но и белым не помогли их

врожденные привилегии. Подавляющее

большинство — азиаты, многие — дети

бедных эмигрантов, чьи родители не так

давно перебрались в Америку и с трудом

говорят по-английски.

— Чтобы уничтожить неравенство, —

считают идеологи расовой теории, —

надо упразднить экзамены для чернокожих

школьников, пока их число не будет

пропорционально проценту черного

населения Нью-Йорка.

— Что приведет, — отбиваются противники

процентной нормы, — к уничтожению

лучших школ города и никому

не поможет, ибо равенство отнюдь не

тождественно справедливости.

Пока у нас идут эти споры, в еще

более прогрессивном Сан-Франциско

принялись исправлять жизнь, начав с

истории. Руководство полусотни школ

убрало из своих названий имена выдающихся

американцев, которые при

рассмотрении сквозь лупу антирасизма

оказались не такими уж выдающимися.

Среди них был и Авраам Линкольн.

3

У меня есть друзья, которые поклялись

больше не говорить о Трампе. Для

них политика кончилась, вернее, она

вернулась туда, где всегда была: неизбежные

будни, как всегда, но не совсем.

Трамп оставил нам в наследство

два враждующих лагеря. Приверженцы

каждого исповедуют свою веру, которую

нельзя поколебать ни фактами, ни аргументами.

У правых это большая ложь об

украденных выборах, которая лишает

легитимности нынешнее правительство.

У левых — миф всех страдающих меньшинств,

которому приносят в жертву

здравый смысл.

Две крайности питают и стреноживают

друг друга. В совокупности они

ведут в политический тупик, который

мешает стране двигаться в любом направлении.

Это было не так заметно,

пока в Белом доме жил предыдущий

президент. Большинство избирателей

— что, собственно, и показали выборы

— принадлежали к партии «только

не Трамп». Без него, однако, горизонт

очистился и стали видны идиотские тенденции

у радикалов обеих партий. Это

их не уравнивает, но делает беспомощными

и уязвимыми. Не удивительно,

что мы вместе с половиной Америки

готовы обменять две партии на третью,

которая бы помогла стране вернуться к

центру самой себя.

Нью-Йорк


война близко

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

11

В

«КОМУ-ТО ВЫГОДНО, ЧТОБЫ МЫ

Что думают

израильские

арабы о войне,

о себе и живущих

по соседству

евреях.

Репортаж

из Назарета

оенная операция в Газе завершилась,

как по заказу, к началу

туристического сезона. Первая

организованная группа студентов-богословов

из Миссури приземлилась в аэропорту

Бен-Гурион. Их встречали с цветами и торжественными

речами. В это время, третью

неделю, оцепленный полицией, бушевал

Восточный Иерусалим. Через КПП Керен

Шалом вновь один за другим шли в Газу

грузовики с гуманитарной помощью и медикаментами.

А в Назарете, третьем по значению

для христиан городе, на центральной

площади собирали деньги для Газы.

Война

в несуществующей

стране

В Назарете поют муэдзины, звенят

колокола и разливается сумасшедший запах

пряностей. Мы сидим в кафе на площади

около церкви Архангела Гавриила.

Манар — арабка, ей 25 лет. Она родилась

и живет в Назарете. Прекрасно говорит порусски

— учится в России, в Белгородском

университете. Из-за пандемии больше года

занятия проходят онлайн, и поэтому, когда

начались погромы и драки между арабами

и евреями, а затем ракетные обстрелы из

Газы, она была здесь, в Назарете.

— Когда мы вышли на демонстрацию,

нас много было, человек триста, в основном

молодежь, — рассказывает Манар. —

Мы идем с флагами по улице, кричим.

И тут полиция появляется, человек пятьдесят.

Кидают бомбы (светошумовые гранаты.

— Е. Ш.) прямо в нас. Газ пускают.

Мы мечемся туда-сюда. В панике не знаешь,

куда бежать. Ребята жгут покрышки

и мусорные баки. Полицейские обходят

по сторонам, хватают кого ни попадя.

И аресты эти до сих пор продолжаются.

Волна насилия поднялась в начале мая.

Тогда о Шейх-Джаррахе, богом забытом

районе в Восточном Иерусалиме, услышал

весь мир. Несколько арабских семей

суд приговорил к выселению из дома, построенного

на земле, принадлежавшей до

1948 года евреям. Все это можно было бы

считать «коммунальной» разборкой, если

бы она случилась не в Иерусалиме.

Иерусалим — единый и неделимый,

центр Мира, колыбель трех религий —

давно поделен на кварталы с разными

статусами, населением и возможностями.

Из Святого города беспорядки распространились

на всю страну. Лод, Бат-Ям — в центре,

Акко, Хайфа, Назарет — на севере. Под

канонаду из Газы и ночные бомбардировки

израильских ВВС евреи и арабы рубились

на площадях и набережных. По виду одних

не отличить от других: все — молодчики в

черном. В Сетях началась паника: Израиль

на пороге гражданской войны.

— Манар, против чего вы протестовали

в Назарете?

— Мы проявляли солидарность с жителями

Газы. Требовали, чтобы войну

прекратили. Люди кричали, что хотят мира

и поддерживают народ, который страдает

и умирает невинно. Я не говорю о том,

что ХАМАС заслуживает восхищения.

Но ХАМАС показал палестинцам, что он

способен их защищать.

Елена ШАФРАН

ВРАЖДОВАЛИ»

— И как он их защитил?

— Несмотря на то, что люди погибли,

они смогли Израиль поставить на место.

Эту операцию и войной-то нельзя назвать.

Война — это между странами. А здесь что?

На одной стороне целая страна Израиль,

а на другой — маленькая организация

ХАМАС. Нельзя говорить, что Израиль

выиграл. По сути, кто еще может, кроме

ХАМАС, защитить палестинцев?

Деньги для Газы

В Назарете погромов не было и быть

не могло. Город со 100% арабским населением.

Третий по значимости для

верующих христиан. Здесь прошло

детство Иисуса (Новый Завет). Из 77

тысяч его жителей 30,5% — христиане,

остальные — мусульмане. В отличие от

иерусалимских арабов, жители Назарета

являются гражданами Израиля и имеют

соответствующие права. Когда где-то

вспыхивают арабские мятежи, жители

Назарета выходят на улицы с палестинскими

и советскими (красными) флагами

на демонстрацию солидарности.

…На площади у источника Девы

Марии летают голуби. Посередине стоит

стол, на нем картонная коробка. Четыре

человека сидят на стульях и тихо переговариваются.

Все эти дни они собирают

деньги для Газы.

— Мы хотим помочь нашим братьям,

— говорит назаретянка Набила

Эспаньоли, — люди страдают, это бесчеловечно.

Там много детей, женщин. Хотим

хоть что-то сделать для них.

— Сколько уже собрали?

— Точно не скажу, но люди активно

приносят. Эти деньги пойдут больным

и раненым.

— А как они попадут в Газу?

— Есть один человек, который напрямую

пойдет и отдаст деньги.

Хадаш

Мы с Манар идем по городу — сегодня

он не такой, как обычно. Совсем

нет туристов. Жители, обычно шумные,

темпераментные, кажутся притихшими.

На улице мало молодежи и совсем нет детей.

Многие лавки закрыты.

Манар — активистка еврейско-арабской

партии «ХАДАШ». В партии большинство

— арабы. Акроним ХАДАШ

переводится как «Демократический

фронт за мир и равенство». Формально

«ХАДАШ» можно считать преемницей

Коммунистической партии Израиля. Она

призывает к признанию палестинских

арабов в качестве национального меньшинства,

борется за равноправие между

арабами и евреями.

— Если завтра вдруг объявят «два государства

для двух народов», проведут

границу, ты с какой стороны окажешься?

— Мой дом тут. Это наша страна.

Почему я должна ее покидать? Я здесь родилась.

Палестина нужна беженцам, чтобы

они жили там и решали свои проблемы.

Израильские арабы — связующее звено

между конфликтующими сторонами.

Идентифицируя себя как часть большого

арабского мира, вместе с тем прекрасно понимают,

что их будущее связано с Израилем.

«Бойкот:

не покупаем у арабов!»

В восточной мешанине Израиля, на

маленькой территории друг от друга некуда

деться. Два народа настолько перемешались,

что случись разделение — жить друг

без друга все равно не смогут. Каждый второй

мелкий бизнес находится в Израиле

в арабских руках: овощные и мясные

лавки, слесарные мастерские, автомойки,

придорожные киоски, фалафельные

и хумусные, рестораны, кафе. Клич игнорировать

арабские бизнесы, пронесшийся

«по русской улице», заставил на несколько

дней арабских торговцев прикрыть лавочки.

Именно в русской среде родилась эта

идея мелкой мести: «Не будем покупать у

арабов!»

Подруга Манар Ольга живет в Хайфе.

Погромы она наблюдала с балкона своей

квартиры.

— В Хайфу криминал свозили автобусами

из ближайших деревень. Они зашли

в Хайфу и прошли толпой, громя все на

своем пути. Евреи громили арабов, потом

арабы пошли на евреев.

Сегодня у Ольги свой личный флешмоб,

как она выражается, в поддержку

Жители Назарета

собирают деньги для Газы

«местного производителя». Она чекинится

в арабских кафешках и магазинчиках

и выставляет фотографии в Facebook

и Instagram. «Мы должны быть вместе,

а не враждовать», — говорит она.

Манар и Ольга вместе придумали

проект сближения арабов и русскоязычных

израильтян «Школа солидарности».

«В Израиле, — поясняет Ольга, — оба народа

принадлежат к национальным меньшинствам,

поэтому у нас много общих

социальных проблем, которые мы можем

решать вместе».

Битва за Иерусалим

Небесный

Кофе, пряности, мясные лавки…

Назарет — типичный арабский город в

глубинке. Узкие улочки старого рынка

ведут к базилике Благовещения. Ее острый

купол будто венчает город. В католическом

соборе играет орган и идет служба на арабском

языке.

Отец Франциск (в миру Наоки) —

японец из Нагасаки. Шесть лет он живет

в Назарете и служит в базилике

Благовещения. Сегодня падре одет в

джинсы и футболку с надписью «Корея».

— Отче, а где же ваши монашеские

одеяния?

— Сейчас я не при исполнении. Сейчас

я Наоки.

Наоки свободно говорит на 15 языках.

— Я учу арабский. Читаю писание на

этом языке. Мне очень сложно. Я живу

среди арабов и с моим японским менталитетом

мне нелегко. Они другие.

— Что вы думаете о происходящем?

— Идет битва за Иерусалим — земной

и Небесный.

Историческая часть Иерихона оцеплена

военными. На обратном пути наш бронированный

автобус забросали камнями.

Я прощаюсь с Манар.

— Скажи, евреи и арабы могут жить

мирно?

— Конечно, могут. Ненависть рождает

ненависть, любовь рождает любовь.

Но пока кому-то выгодно, чтобы мы враждовали.

Елена ШАФРАН —

специально для «Новой», Назарет


12

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

Во вторник, 8 июня,

Роспотребнадзор фактически

ответил на публикацию

в «Новой» об «операции «Э»

по внедрению в массы вакцины

«ЭпиВакКорона». «У 95,8% людей

выработалось достаточное

количество антител», —

объявил в эфире телеканала

«Россия» замдиректора

по науке ЦНИИ эпидемиологии

Роспотребнадзора Александр

Горелов. Он — один из десяти

авторов научной статьи,

в которой тезис о 95,8%

эффективности доказан.

Так, по крайней мере, считают

эксперты из Роспотребнадзора.

Их исследование для

«Новой» подробно разобрал

молекулярный биолог, профессор

Ратгерского университета

и Сколтеха Константин

СЕВЕРИНОВ.

ПОЧЕМУ «ЭПИВАККОРОНУ»

НЕ СТОИТ НАЗЫВАТЬ ВАКЦИНОЙ?

ОБЪЯСНЯЕТ МОЛЕКУЛЯРНЫЙ БИОЛОГ

КОНСТАНТИН СЕВЕРИНОВ

ЗАВАЛИТЬ

— В

ы еще в апреле обращали

внимание на

то, что с вакциной

«ЭпиВакКорона» что-то пошло не так.

С тех пор появились новые данные,

Роспотребнадзор уже не настаивает

на стопроцентной эффективности

вакцины, он говорит он 95,8%. А ваше

мнение о ней изменилось?

— Я веду семинары по научной методологии,

и «ЭпиВакКорона» дала мне

возможность учить студентов и аспирантов

тому, как не надо проводить научные

исследования, как не надо писать статьи.

На прошлой неделе мы обсуждали препринт,

опубликованный исследователями

«ЭпиВакКороны»: «Первый опыт

вакцинопрофилактики коронавирусной

инфекции COVID-19 пептидной вакциной

«ЭпиВакКорона». По мнению авторов,

они представили в статье данные об

эффективности вакцины. Я внимательно

прочитал эту статью, и теперь думаю, как

бы мне это «развидеть». Авторы просто

перевернули все представления о том,

как надо проводить такого рода исследования.

— Но мы ведь говорим не о качестве

статьи или исследований, а о качестве

вакцины. Авторы препринта — сотрудники

НИИ Роспотребнадзора,

они, может, не умеют писать статьи по

всем канонам…

— Авторы — из ФБУН ЦНИИ эпидемиологии

Роспотребнадзора. Это организация,

которая должна задавать стандарты

проведения клинических испытаний не

важно чего, в данном случае — вакцины.

То, как проведено это исследование, не

выдерживает никакой критики, из такого

исследования в принципе невозможно

сделать вывод об эффективности вакцины,

то есть понять, снижает ли она вероятность

заражения коронавирусом.

— Я вам напомню, что это второй научный

труд на тему «ЭпиВакКороны»,

если не считать публикации в

«Вестнике РАМН», где вакцина

названа кандидатной. Первая была

опубликована в журнале «Инфекции и

иммунитет» Роспотребнадзора.

— В той статье очень характерной

была милая опечатка в описании методов.

Раздел «Методы» в научной статье — очень

важный, информация, представленная

там, позволяет квалифицированным людям

воспроизвести ваш результат. А воспроизводимость

— самая важная часть научного

процесса. Так вот, в описании того,

как определялись антитела у добровольцев,

в тексте сказано, что кровь забирали

у лабораторных животных. То есть текст,

как мне представляется, просто создавали

методом «копипаст». Это не значит, что

они не работали с людьми, а просто показывает

уровень или непрофессионализма,

или пофигизма — «и так сойдет», или того

и другого. Та статья похожа на курсовую

работу студента третьего курса, сделанную

в последнюю ночь перед защитой.

— А с препринтом НИИ

Роспотребнадзора что не так?

— О, это действительно совершенно

потрясающая работа, новое дно!

— За что вы их так? Я читаю выводы

авторов, они прекрасны: «95,8%

вакцинируемых при установленном

контакте с источником коронавирусной

инфекции не заболели, что наглядно

демонстрирует протективную активность

вакцины «ЭпиВакКорона». Ну не

100%, как обещали…

— Если говорить об испытаниях других

вакцин, «Модерны» ли, «АстраЗенеки»

или отечественного «Спутника V», то там

присутствовали как опытная группа людей,

получивших вакцину, так и контрольная

— получавшая плацебо. Перед началом

исследований было установлено, что ни у

кого из них к началу испытаний нет ковида.

Был целый ряд других медицинских

критериев по включению в испытания,

например — все женщины должны были

подписаться, что не планируют в ближайшее

время рожать, они давали обязательство

использовать контрацептивы.

А то мало ли как вакцинация отразится на

развитии плода. В общем, все было очень

четко прописано.

В случае «ЭпиВакКороны» контрольной

группы не было совсем. Были взяты

1736 сотрудников Роспотребнадзора из

разных регионов. Можно отдельно обсуждать,

насколько свободны эти люди,

учитывая, что вакцина разработана институтом

Роспотребнадзора (в составе

создателей вакцины фигурирует глава

Роспотребнадзора Анна Попова. — И. Т.).

Тем не менее все они дали информированное

добровольное согласие на вакцинацию.

И все дважды, как и положено, были

провакцинированы «ЭпиВакКороной».

Потом им писали письма. И в письмах их

спрашивали: вы заболели ковидом или

нет? Они на письма отвечали. Из 1736 человек

ответили восемьсот с чем-то.

— Восемьсот семь. Я помню эту таблицу

№ 3 на 7-й странице препринта.

— Да-да. Что случилось с остальными

— мы не знаем. Но те 807 человек, которых

в итоге «поймали», просто ответили

на вопрос. Из них 37 сказали, что да — они

заболели.


РИА Новости

битва вакцин

он брал за «контрольную группу»

взрослых, не вакцинированных

и не болевших, по данным Минздрава

и Роспотребнадзора, москвичей. У

него получилось, что среди них заболело

даже меньше — 3,9%.

Со смертностью все еще хуже. Вроде

как вакцина опасна.

— Я просто добрее Шпилькина. Хотя

все это разговор ни о чем, полученные авторами

цифры бессмысленны и не могут

быть использованы для ответственного

суждения о вакцине. Но они делают еще

один шаг, придумывают новый критерий.

В письмах вакцинированным они задавали

еще один вопрос: контактировали ли

вы с доказанно зараженными коронавирусом

людьми?

— С декабря по май? Разная

же была в стране эпидемическая обстановка.

— Тем не менее они спрашивают. При

этом непонятно, что подразумевается под

словом «контакт». На этот вопрос ответили

516 человек. Видимо, по степени

оглупления вопроса снижалось количество

отвечавших. И вот из 516 человек

71 ответил утвердительно. Из них лишь

у троих развилась коронавирусная инфекция.

Дальше происходит совершенно

феноменальная вещь. Авторы принимают

за 100% 71 человека и делают вывод, что

при контакте с заболевшими у привитых

«ЭпиВакКороной» вероятность заболеть

— 4,2% (3 из 71). Таким образом,

эффективность вакцины — 100 минус 4,2

= 95,8%. Занавес.

— С арифметикой, между прочим, все

в порядке.

— Там есть много другого, тоже прекрасного.

Например, у вакцинированных

проверяли антитела. Проверяли на 14-й

день после первой инъекции, потом на

28-й — после второй. Оказалось, что

после второй инъекции у 21% людей

никаких антител не было. Даже при

определении тем самым прекрасным

векторовским тестом. При этом перед

второй инъекцией антител не было у 17%

вакцинированных.

«

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

НЕРАБОТАЮЩАЯ ВАКЦИНА — ЭТО

ОПАСНЕЕ, ЧЕМ ОТСУТСТВИЕ ВАКЦИНЫ.

ПОТОМУ ЧТО ЛЮДИ, ПОЛУЧИВШИЕ

ТАКУЮ ВАКЦИНУ, МОГУТ НАЧАТЬ ВЕСТИ

СЕБЯ КАК ВАКЦИНИРОВАННЫЕ

этого не случилось. Поэтому очень важно

достоверно знать, быть уверенным, что

«ЭпиВакКорона» работает. Или — не работает.

Если не работает, ее использование

нужно прекратить, а провакцинированных

ею людей провакцинировать еще раз работающей

вакциной.

Ситуация конкретно с «Эпи-

ВакКороной» доходила до анекдота.

В конце 2020 года, когда она еще не была

в обороте, в среде чиновничьего бомонда

считалось модным прививаться ею «особым

порядком», потому что она «мягкая».

Получается, что эти люди, многие из которых

— серьезные руководители, обманули

сами себя или были обмануты. Очевидно,

что это не добавляет доверия к отечественным

ученым. Международного престижа

это тоже не дает, скорее наоборот, ухудшает

шансы принятия наших работающих

вакцин, потому что, несмотря на все

заявления, по факту она есть только одна.

— А как определить, что вакцина —

работающая? Над разработчиками

«ЭпиВакКороны» смеются, когда они

говорят, что в их вакцине титр антител

— не главное, но ведь он и на самом

деле — не главное?

— Постоянное увлечение антителами,

которое в России уже приняло форму мании,

не имеет смысла. Это такая «образованщина»

— или «недообразованщина»,

когда люди получили еще одну игрушку

и теперь соревнуются, у кого сколько антител.

— Да, это известный эффект: начала

Россия участвовать в войне в

Сирии — мы быстро научились отли-

13

— Все вакцины в мире испытывали

и регистрировали ускоренно.

Как выглядят «испытания здорового

человека» в отличие от испытаний

Роспотребнадзора?

— И в Европе, и в США регистрировали

вакцины ускоренно в том смысле, что

часть бумажного оборота шла одновременно

с третьей фазой испытаний. Третья

фаза клинических испытаний «Модерны»

началась в июне 2020 года. В ней были задействованы

30 тысяч человек, 15 тысяч

получили плацебо и 15 тысяч — вакцину.

В ноябре, когда «Модерна» была зарегистрирована,

результаты клинических

испытаний уже были получены. И они

однозначно говорили о том, что защита

есть. Это единственное, что важно.

Конечно, нет результатов долговременных

наблюдений, поэтому разрешение дано

экстренно. За вакцинированными до сих

пор продолжаются наблюдения, которые

позволяют делать важные выводы о длительности

защиты, наличии клеточного

иммунитета и так далее.

— Как проводятся такие испытания

в норме?

— Вы берете достаточно большую выборку

людей, достаточную, чтобы среди

них по естественным причинам, потому

что все-таки пандемия, кто-то заражался.

Если у вас есть 15 тысяч вакцинированных

и 15 тысяч плацебников, то вы, проверяя

их на стадии получения первой инъекции

и на каких-то других заранее определенных

реперных точках, выясняете, сколько

из них оказались инфицированными.

Группы плацебо и вакцинированных у вас

одинаковые с точки зрения демографии,

АНТИТЕЛАМИ

— И двое умерли.

— Да, из этих 37 человек двое «ответили»,

что они умерли. 37 из 807 — это 4,6%,

то есть первое — 4,6% вакцинированных

заболели ковидом. А смертность у нас —

2 из 37, это 5,4%. И вот здесь возникает

проблема. Потому что непонятно, с чем

эти цифры сравнивать.

— Хочется дальше увидеть таблицу

№ 4 с данными по 807 сотрудникам

Роспотребнадзора, не получившим

вакцину.

— Этого нет. Поэтому давайте грубо

прикинем, ничего другого нам не остается.

У нас в стране живет примерно 145

миллионов человек. Из них официально

за год заболели около 5 миллионов.

Будем считать, что нас интересуют люди

в возрасте 20+, именно они участвовали

в испытаниях, детей в Роспотребнадзор

не пускают работать. Примем, что людей

такого возраста в стране 100 миллионов.

То есть за год с небольшим у нас в стране

заболело примерно 5% населения.

Получается, что почти такой же процент

заболел среди провакцинированных сотрудников

Роспотребнадзора только за

полгода. Похоже, что вакцина не работает.

— Я просила провести анализ этих

чисел математика Сергея Шпилькина,

— А куда делись антитела?

— Не знаю, они не комментируют.

Но ощущение такое, что дополнительная

вакцинация приводит к уменьшению количества

людей с антительным ответом.

— Кого Роспотребнадзор хотел убедить

этим исследованием? Тех, кто прочтет

только последнюю страничку — с выводом

про 95,8%?

— Бог их знает. Наверное, каких-нибудь

«стейкхолдеров». Исследование было

организовано, поддержано, оно наверняка

прошло через какой-нибудь комитет, ктото

им такой дизайн исследования одобрил.

Они честно все описали. Возможно, дальше

опубликуют это в каком-нибудь журнале

типа «Влияние пения на зрение» или

«Биологи шутят»…

— На самом деле, после публикации

препринта биологи много шутили, а авторы

молчали. Но на днях они объявили,

что тоже не считают препринт научной

работой «в общепринятом смысле».

— Вакцина уже находится в гражданском

обороте. Неработающая вакцина —

это опаснее, чем отсутствие вакцины.

Потому что люди, получившие такую вакцину,

могут начать вести себя как вакцинированные.

Они могут считать, что стали

устойчивы к заболеванию, а на самом деле

чать суннитов от алавитов. Началась

пандемия — мы стали крупными специалистами

по антителам. Но людям

хочется как-то понимать, насколько

они защищены.

— Камень преткновения совсем не в

антителах. Нужно иметь вакцины, которые

испытаны по принятому стандарту.

Эффективность которых статистически

достоверно доказана. А дальше люди сами

принимают решение, исходя из наличия

противопоказаний, какую вакцину выбрать.

Но нельзя выбирать вакцину, эффективность

которой не доказана. Очень

важное заявление, например, сделал

Айрат Ишмухаметов, директор Центра

имени Чумакова: он не знает, работает их

вакцина «КовиВак» или нет, потому что

результатов третьей фазы клинических

испытаний еще нет.

— Как это — не знает?

— Просто исследование не завершено.

В случае «Спутника» мы знаем, что

вакцина работает. И знаем, как работает.

По опубликованным данным мы можем

предполагать, что с 93-процентной эффективностью

люди будут защищены после

первой инъекции. А измерение антител —

безумное занятие, потому что никто вам не

скажет, чему соответствует тот или иной

уровень антител — с точки зрения защиты.

причем испытания дважды слепые: люди

не знают, что они получили, а врачи не

знают, кто из пациентов что получил, есть

только компьютерные системы, позволяющие

соотнести человека и полученную

им инъекцию. И на каком-то этапе вы выясняете:

из 15 тысяч вакцинированных

заболели Х человек. А из 15 тысяч плацебников

— Y. X должно быть статистически

достоверно меньше, чем Y.

— «Спутник», который вы признаете

эффективным, испытывали на меньшем

количестве добровольцев. Данные

о его эффективности можно считать

достоверными?

— Там была группа плацебо в 4 тысячи

человек, группа вакцинированных —

14 тысяч. И с самого начала разработчики

договорились: когда у нас во всем исследовании

заболеют 78 человек, мы сделаем

отсечку и сравним результаты. Через месяц

с небольшим у них 78 человек заболели.

И оказалось, что из них 74 — из группы

плацебников, а всего четверо — из вакцинированных.

Случайно такое соотношение

может произойти с очень маленькой

вероятностью, значит, вакцина работает,

она защищает.

Ирина ТУМАКОВА,

«Новая»


14

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

специальный репортаж

— П

акетики берем, — рыжебородый

пилот, похожий

на принца Гарри,

в идеально отглаженной форменной рубашке

проходит по салону Ан-2, выдает

пачку бумажных пакетов.

— А памперсы?— осведомляются пассажиры.

— Памперсы только пилотам! — широко

улыбается «принц».

«Аннушка» заполнена баулами и ящиками:

везут вещи, продукты, ведра и кадки,

электропечь и торт в коробке... Там, куда

мы летим, нет других дорог.

«Закрыть то, чего нет»

В Архангельской области в июне не

осталось ни одного малого аэропорта:

«В соответствии со статьей 50 Воздушного

кодекса РФ закрыть для обслуживания

аэродромы гражданской авиации...» —

написано в постановлении за подписью

Мишустина. И наименования списком.

Позже появились разъяснения: летать

самолеты продолжат, просто аэродромы

назовут «посадочными площадками», новшество

формальное, ничего не изменится.

«Невозможно закрыть то, чего нет», —

комментирует Илья Иконников, директор

аэропорта в Летней Золотице (он тоже в

списке Мишустина). Илью сюда перевели

из Онеги, где аэропорт закрыли в 2015

году. В город построили дорогу, и люди

перестали летать.

«А откуда у них деньги на билет?

В Онеге населения 18 тысяч — и свыше

5 ысяч безработных. Выхожу из магазина

— бабушка стоит: «Сынок, ты батончик

покупал? Отломи мне кусочек, я второй

день ничего не ела». Отдашь ей все, так

она прямо на улице этот батон ест. Куда

она полетит? И зачем?

В городе главные предприятия — зона

плюс несколько пунктов приема цветного

и черного металла. Шестилетки начинают

карьеру, собирая пивные банки. Постарше

на кладбище снимают декор с надгробий.

Взрослые — памятники металлические

там же спиливают. На нашем топливном

складе осенью было шесть цистерн, сейчас

осталась одна — сдали на металл. По полосе

ходят с металлоискателем — кабель

ищут. Ни о каком возрождении аэропорта

речи быть не может, поскольку город деградировал.

Просто некому летать».

У Иконниковых трудовая династия.

Дед, отец, дядя — все работали в авиации.

Отец летал, дед и дядя — в наземных службах.

Илья тоже мечтал о летной школе,

но в год его выпуска набора на бюджет

не было. Пошел на филфак. 1 июля 1997

года одновременно устроился в районную

газету корреспондентом и на аэродром —

начинал сторожем воздушных судов.

Из газеты Илья ушел в середине 2000-

х, когда оказалось, что заметки о сельской

жизни и нехитрых местных происшествиях

надо отправлять на согласование в

областное правительство.

Илья поэт, недавно книжка вышла.

Конечно, про самолеты. Собирает историю

архангельской авиации. Год назад в

Аэропорт

«Летняя Золотица»

соседней Лопшеньге в аэропорту открылся

музей. У Ильи материала хватило бы еще

на один.

В аэропорту директор в одном лице еще

и диспетчер, кассир, сторож и уборщица.

Еще медведей со взлетки метлой гоняет.

В соседней Верхней Золотице медведь

штурмом брал аэровокзал, окна лапами побил.

В Онеге, когда она принимала рейсы,

приходилось коров с полосы гонять. Когдато

Илья сам вторым пилотом летал на Ан-2.

Аэропорт обогревается печью, скрипучие

ступени, тяжелые двери. В нижнем

этаже сохранился и работает зал ожидания

с советскими багажными весами. Окошко

кассира. Плакаты «Аэрофлота».

«Чтобы сохранить статус аэропорта, мы

должны соответствовать тем требованиям,

которые предъявляются к Пулково или

Шереметьево — они едины, — объясняет

Иконников. — Рамка на посадке, например,

а у нас электричество-то не всегда есть,

деревня на дизеле живет. Опять же, личный

досмотр нужно проводить в присутствии

работников правоохранительных органов.

А здесь нет участкового. Поэтому нас еще в

2015 году приказом начальника авиаотряда

перевели в статус посадочной площадки.

Правительство медлило, видимо, ожидало,

«МЫ САМИ

ПО СЕБЕ,

РОССИЯ САМА

В Архангельской области не осталось ни одного малого аэропорта.

Репортаж из Поморья, где у людей отнимают небо

что мы сами себя приведем в соответствие.

А как это сделать? У нас социальная функция,

рейсы датируются областью лишь частично,

летный час не окупается. Но цены

все равно год назад на 30% пришлось опустить,

иначе людям не по карману».

Сейчас добраться из Летней Золотицы

в Архангельск можно за 3360 руб. Визит в

поликлинику или МФЦ, таким образом,

обходится почти в 7 тысяч. Если авиаотряд,

на плечи которого целиком возложены

проблемы малой авиации региона, возьмет

курс на тотальную экономию, бывшие

аэропорты, все эти залы ожидания с

печкой и дровами, диспетчерские и люди,

в них работающие, могут быть сокращены.

Аэропорт может закрыть только премьерминистр,

а любую площадку — директор

авиапредприятия. Если содержание таковой

покажется убыточным.

Почему в стране победившей стабильности

государство вместо оснащения

старых аэропортов решает их закрыть как

«несоответствующие», Илья не понимает.

И мечтательно говорит о малой авиации

соседней Норвегии, где жители деревень

на побережье летают в город на работу…

И никто не говорит про убыток: людям

же удобно.

«Раньше ездили

по монастырям,

теперь по аэропортам»

В косых лучах на отливе остов корабля

— как выбросившийся на берег кит

кверху брюхом. У поморов обычай: отходивший

свое карбас оставляют на берегу,

отдают морю. Никогда и никто не разберет

его на дрова и металлолом. Корабль,

как человек, живет и умирает, при жизни

и после нее он заслуживает почтения.

Кладбище кораблей — в устье реки.

Река сливается с морем, небо с водой,

жизнь с вечностью.

Здесь когда-то мыли золото, отсюда

и название. Сейчас золотые в деревне

только одуванчики, жителей 158 человек.

Мобильной связи нет никакой. Есть три

улицы: Верхняя, Средняя и Нижняя, медпункт,

часовня, продмаг, дверь которого

вечером просто подпирают палочкой по

деревенскому обычаю. Чужого никто не

берет. Чужих нет.

Летняя Золотица входит в границы

Кенозерского нацпарка. Это туристы, раздельный

сбор мусора в каждом доме, надежда

на жизнь. Правда, туристы побогаче

не летают кукурузниками: на частных вертолетах

они прибывают в дорогой экоотель

с «есенинским люксом» (гостям говорят,

что здесь поэт венчался с Зинаидой Райх; на

самом деле они поженились под Вологдой).

Билет из Архангельска в Золотицу, как

и в другие села поморской «отдаленки»,

купить заранее почти невозможно: через

агентство онлайн продаются по три билета

на каждый рейс. Остальное — по записи.

Нужно позвонить в аэропорт Васьково,

записаться, явиться рано утром и ждать,

хватит ли мест. Если народу много, могут

отправить второй борт. Если чуть больше,

чем вмещает кукурузник, придется ждать

следующего дня.

Мне билет все же достался, но кукурузник

заболел еще на полосе. Пилоты сумели

вернуть машину на стоянку, поменяли

борт. «Принц Гарри» шутил и улыбался и

лишь после приземления тихонько сказал

коллеге с другого рейса, что движок захлебнулся

на взлете и что надо, наверное,

теперь в церковь сходить свечку поставить.

Сейчас в Летнюю четыре рейса в неделю.

Зимой будет два. Загрузка сезонная:

детей вывозят весной и забирают перед

школой, глубокой осенью уезжают «бабкиподснежницы»,

как Илья шутливо называет

бабушек, живущих в родной деревне от

снега и до снега. В школьный дневник он

записывает желающих улететь, есть дни,

когда заполнены все графы (похороны

были, родня прилетела), есть лаконичные

записи: «Загрузки нет». В мертвый сезон


«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

15

ПО СЕБЕ»

Иконников старается летать сам — чтобы

хоть как-то поддержать направление. Если

пассажиров не будет, его закроют.

«Как раньше ездили по монастырям,

так сейчас есть люди, которые ездят

по оставшимся старым аэропортам.

Мне уже писали из Новосибирска, из

Магнитогорска: «Какие у вас достопримечательности,

сколько раз в день

можно улететь на Соловки?» Острова из

диспетчерского пункта видно, 40 км, но

рейс туда только из Архангельска. Это

раньше из малых аэропортов много куда

летали. Надо еще знать, что полосу могут

закрыть в распутицу. Правда, я стараюсь

не закрываться, осенью, когда размыло,

принимал самолеты на боковую полосу

безопасности, с пилотами договаривался.

Еще может наша вставшая с колен армия

вмешаться: ПВО дважды в год закрывает

небо на время учений. Так что иногда не

знаешь и как больного отправить».

Илья показывает фото своего изобретения

— самодельной «гладилки» из двух бревен

на тросе. Зимой ею, прицепив к трактору,

ровняют снег на полосе. «Аннушка»

тогда спокойно приземляется на лыжах.

В апреле Иконникова командировали

на малую родину, в Онегу, где три месяца

базировался вертолет геологов. Тогда Илья

в одиночку, можно сказать, восстановил

аэровокзал: вставил окна, выпросив старые

рамы в церкви, более состоятельной,

чем аэропорт, починил проводку и даже

самолично приварил в диспетчерской

батарею, наладив систему отопления.

С гордостью рассказывает, как ночью смог

посадить прилетевший вертолет санавиации,

вручную лопатой прочистив площадку

и сигналя фонарем. Спрашиваю,

а если б Ильи в ту ночь не было? Отвечает:

«Тогда бы ночью к роженице, у которой

воды отошли, не полетели, ждали бы утра.

Неизвестно, успели бы или нет».

А я вспоминаю такого же директора аэропорта

в Ижме, Сергея Сотникова, семь

лет чистившего закрытую взлетку, на которую

в итоге сел случайно заметивший ее

в тайге аварийный Ту-154 с пассажирами.

«Люди, рыба, работа»

На улице возле аэропорта Васьково

встречает табличка: погранзона, вход

по пропускам. Никакой границы в

Архангельской области, конечно, нет. А

пограничники есть. Они почему-то всегда

есть там, где водится лосось.

Они пытаются не пустить меня на рейс

в Мезень, требуя пропуск. На самом деле

он не нужен: согласно приказу № 454 директора

ФСБ, граждане России посещают

погранзону (да, теперь она есть вдоль

берегов внутренних морей — сюрприз!),

предъявляя общегражданский паспорт.

Соревнуясь в знании приказов, мы долго

спорим, и в итоге я прохожу на рейс под

обещания, что из Мезени меня непременно

вышлют обратно.

«До границы 1200 км, а пограничников

пруд пруди, и зарплаты у них от 100 до 150

тысяч. Рыба их интересует», — говорит

Александр Коткин. Он коренной помор,

хоть и приехал сюда только 40 лет назад.

Купил дом. Много позже узнал: ровно на

этом месте стоял когда-то дом его предков.

Коткин — последний помор здешних мест.

Помор живет морем. Во дворе у Коткиных

стоит последний в Мезени «ходячий», то

есть пригодный для мореплавания, карбас.

Коткин — последний из мезенцев, кто на

карбасе выходил в море.

Еще 30 лет назад Мезень была крупным

городом. Сюда из Архангельска самолет летал

ежедневно. Сейчас — дважды в неделю.

«Здесь были все производства: мясокомбинат,

стадо 10 000 голов (осталось

Илья Иконников

Александр Коткин

только 100), рыбокомбинат, лесозавод

мощный. У нас природная аномалия:

очень большие приливы морские, до 16

метров, в мире мы на третьем месте по их

высоте. И луга заливает морской водой.

А это дает сырам своеобразный привкус

такой. И вот эти сыры наши во Францию

возили на экспорт. Теперь все уничтожено,

зато разросся бюджет до неимоверных масштабов.

Что такое бюджет? Узаконенное

тунеядство. Кроме медицины и образования,

конечно. Чиновники бумажки перекладывают,

в ДК по 40 тысяч зарплата,

почти 70 человек полицейских. А в море

никто не ходит. Я на конференции по

рыболовству был в Норвегии. От всех их

чиновников и бизнесменов слышал три

слова: «Люди, рыба, работа». Когда стали

выступать наши чиновники, я этих слов не

услышал», — возмущается Коткин.

В Мезени везде песок. Шуршит по деревянным

тротуарам, сыплет в глаза. На

фоне деревянных стареньких домов торчит

здание почты из силикатного кирпича и новая

типовая школа за огроменным решетчатым

забором. Все остальное маленькое,

дощатое, бревенчатое. 3000 человек народу,

сельский быт, картошка на огородах вдоль

Советского проспекта. Но — город.

«Глупость, конечно, но как Мезень

Екатерина Вторая нарекла городом, так

ничего и не изменилось», — объясняет

Александр Игнатьевич.

Мезень славится росписью — красные

тонконогие кони тут на всех деревянных

поверхностях. Есть и деревянный конь

в натуральную величину — на пыльной

площади. Сам промысел давно угас, и

мезенские красные кони теперь сувениры

для туристов.

От аэропорта с покрытой металлическими

плитами взлетной полосой до города

ходит пазик. 23 рубля — и через пять

минут ты в центре. А в центре — церковь,

огромный Богоявленский собор XIX века.

Деревянный, конечно. Полуразрушенный

собор, переданный РПЦ, оснастили пластиковыми

стеклопакетами, в торец врезали

железную дверь, залив монтажной пеной.

Государство собор не охраняет. Рядом

новодельная бревенчатая церковь, где идут

службы. За храмом бетонный мемориал

воинам Великой Отечественной, противотанковые

ежи, за которыми заросшее русло

реки. Это приток Мезени, 30 лет назад он

был судоходным. Потом какому-то чиновнику

надоели ежегодные расходы на понтонный

мост, соорудили самодельную дамбу, и

река пересохла. Превратилась в ручей, куда

сливаются нечистоты из торчащей из земли

трубы. Труба, как говорит Коткин, идет из

новой, недавно построенной школы.

«Не ходи туда,

там Ненецкое море»

«Меня называли «мезенский камикадзе».

Как-то пошел в Архангельск на

ремонт, поймал меня ГИМС: а где у тебя

это, где то? А у меня все навигационное

оборудование — в голове. Компас им показал,

они обалдели: музейный, говорят,

экспонат.

Нас как учили? Примером. С семи лет

уже в море брали. Никто уроков не давал:

смотрел, как старшие делают, и повторял.

Смотри — вот и вся учеба. Я хоть с детства в

море не ходил, но здесь, в Мезени, пошел.

У меня больших аварий не было. По облакам

ходил, по звездам. Один ходил. В море

мужики воспитывались настоящие, а в

офисе разве можно вырасти мужиком?»

Карбас Коткина стоит у забора.

Огромный, на 10 человек. И под парусом,

и с мотором можно. Только некуда: «Пошел

пропуск получать — теперь без него в море

не выйдешь. Пограничники говорят:

«Ты на Канин Нос не ходи, там Ненецкое

море». Ненецкое море, вы подумайте, это на

какой же карте они такое нашли?!»

Поморский карбас ходит 12 навигаций.

Потом доживает век на берегу. Недавно

чиновники решили, что кладбище кораблей

портит вид: старые лодки распилили

и убрали. «Традиция закончилась. Пришла

новая власть», — резюмирует Коткин.

Новая власть лично приезжала в Мезень

перед прошлогодними выборами. Тогда

еще кандидат в губернаторы Цыбульский

помора выслушал, телефончик записал и

пригласил в Архангельск на подробный

разговор. Коткин приехал. Но в приемной

ему сказали, что его фамилии среди приглашенных

нет.

Александр Игнатьевич по деревянным

мосткам ведет меня по ухоженному двору.

Огороды не дань традиции. Все продукты

везут из Архангельска самолетами.

Цены соответствующие. Кило кривобоких,

в червоточинах яблок в «социальном

магазине» — 206 рублей. Кило картошки —

82. Город у моря живет вроде колонии —

в полной зависимости от областного центра.

Бюджет дотационный. Больница, правда,

сохранилась, даже, говорят, с неплохой

хирургией. Но к узким специалистам или в

роддом все равно надо в Архангельск. Если

не прилетит самолет — беда.

«Даже в советское время нас так крепко

не давили. Ходили в море люди, сотни

карбасов. Традиции были. Помню, дора

(плоскодонная рыбацкая лодка. — Т. Б.) у

меня была, когда я на ней в море уходил, на

берегу всегда стояли жена и трое детишек,

махали вслед. И встречали. Так принято

было. Чистехонько было везде. Я из дома

до берега в тапочках ходил. Мы говорили:

впереди нас море, за нами Россия. Мы были

сами по себе, она сама по себе. Так вот это

России не понравилось. И море у нас отняли.

Теперь впереди полный тупик».

…На рейсе из Летней Золотицы

в Архангельск я одна. Попутчиков нет.

В Лопшеньге тоже никто не подсядет.

Илья Иконников все равно объявляет:

«Заканчивается регистрация на рейс

«Летняя Золотица — Лопшеньга —

Пертоминск — Васьково», провожает самолет.

По радиостанции «Ангара» из своей

крошечной диспетчерской он дает команду:

«Взлет разрешаю, полоса свободна».

Татьяна БРИЦКАЯ,

соб. корр. «Новой» по Заполярью,

Архангельск — Мезень —

Лопшеньга — Летняя Золотица

Фото автора


16

«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

евро-2020

О

тмененный год назад из-за пандемии

масштабный турнир всетаки

состоится. Впервые в истории

первенство с 24 участниками пройдет

сразу в 11 городах. Хотя изначально

принимать матчи юбилейного Евро-2020

должны были 12 старосветских стадионов.

Но Дублин, так и не выбравшийся из

ковидного офсайда, лишился пятнистого

праздника. Зато в Санкт-Петербурге, получившем

ирландский кусочек пирога,

теперь пройдет не четыре, а семь поединков,

что позволит российской публике не

только пошуметь за трехцветную дружину

в матчах с Бельгией и Финляндией, но и

увидеть еще сборные Швеции, Словакии

и Польши, которые сообразят на троих на

Крестовском острове. Там же состоится и

один из четвертьфиналов. Испанская же

часть первенства переехала из Бильбао,

отказавшегося по соображениям безопасности

пускать даже ограниченное количество

зрителей на трибуны, в Севилью.

Кстати, почти все аккредитованные арены

могут быть заполнены примерно на треть

от общей вместимости, а вот в Северной

столице и Баку квота посещаемости составляет

50 процентов.

Примечательно, что официальным

спонсором крутого состязания вместо

нефтяной азербайджанской компании внезапно

стал «Газпром». Но едва ли данный

факт добавляет вистов «чемпионам наших

сердец», снова превратившимся после домашнего

мундиаля в деревянную армию

и занимающим в рейтинге ФИФА 38-е

место. Тем не менее Станислав Черчесов

пообещал сделать все возможное, чтобы как

минимум повторить бронзовый хиддинковский

подвиг тринадцатилетней давности.

Что ж, континентальный форум — это

в каком-то роде наш турнир: сборная СССР

четырежды играла в решающих матчах.

И именно она и победила в самом первом

Кубке Европы в 1960 году. К слову, недавний

опрос показал, что для отечественных

болельщиков любимым футболистом попрежнему

является Лев Яшин. А вот среди

современных русскоязычных кудесников

в гетрах фанаты отмечают Артема Дзюбу,

Александра Головина, Юрия Жиркова.

Итак, «Новая» представляет российскую

«банду» и трех ее соперников по

группе, а также еще восемь национальных

команд, которые пользуются наибольшей

симпатией у жителей нашей страны и у

которых, согласно прогнозу букмекеров,

отличные шансы на золото.

Если исходить из стоимости батальонов,

то открыть шампанское и поднять над

головой кубок Анри Делоне 11 июля на легендарном

«Уэмбли» должны его хозяева,

англичане, или действующие чемпионы

мира — французы. Что касается избалованных

большими гонорарами парней в

майках с двуглавым орлом (между прочим,

форму сборной России британский

таблоид Mirror поставил на второе место

по красоте), то они обязаны выплывать

в плей-офф. Напомню: по новому регламенту

из группы теперь могут выйти и

бригады, занявшие третьи места.

Однако, как известно, ценники и зарплаты

артистов и дирижеров на качество

футбольных мелодий и результат не всегда

влияют со знаком плюс. Например,

форвард «мушкетеров» Килиан Мбаппе

в 450 (!) раз дороже финского защитника

Роберта Иванова. Но не факт, что окажется

полезнее…

РИА Новости

НАДЕТЬ КОРОНУ

11 ИЮНЯ НАЧИНАЕТСЯ ДОЛГОЖДАННЫЙ ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ

Стоимость команды и самый дорогой игрок

(по данным сайта www.transfermarkt.de):

669 млн евро, Ромелу Лукаку — 100 млн евро.

Тренер и его годовая зарплата: Роберто

Мартинес, 1,2 млн евро.

Минусы: занимающие первую строчку в рейтинге

ФИФА «красные дьяволы» не умеют сражаться

через не могу и всякий раз сдуваются в судьбоносных

схватках.

Плюсы: атакующей линии «демонов»

(Де Брюйне, Азар, Лукаку) завидуют все сборные:

40 мячей в 10 матчах отборочного турнира — это

фантастика.

Любопытный факт: игры бельгийцев освещаются

на двух языках — нидерландском и французском.

Котировки букмекеров на итоговую победу: 7.

Цитата: «Мне очень нравится, как мы творим на лужайках.

Но после Евро я в любом случае завершу карьеру в

сборной» (Ромелу Лукаку).

Выступления на чемпионатах Европы (3 последних

турнира): 2008, 2012 — не прошли отбор, 2016 —

1/4 финала.

БЕЛЬГИЯ

Стоимость команды и самый дорогой игрок:

310 млн евро, Кристиан Эриксен — 40 млн евро.

Тренер и его годовая зарплата: Каспер

Хьюлманд, 270 тыс. евро.

Минусы: у викингов, которые лишь однажды

встречались с Россией (в товарищеском

спарринге в 2012 году), отсутствует забивной

форвард.

Плюсы: под настроение хорошо организованная

«алая гвардия», не потерпевшая в квалификации

ни одного поражения, заколет любого. С топсборными

рубится насмерть.

Любопытный факт: власти Дании отказались

пускать на трибуны в Копенгагене российских

болельщиков.

Котировки букмекеров: 35.

Цитата: «Все помнят неожиданную победу парней

Меллер-Нильсена на Евро-1992 и невероятную радость

ДАНИЯ

всей страны. Я постараюсь, чтобы мои дети испытали подобную

эйфорию» (Каспер Хьюлманд).

Выступления на чемпионатах Европы: 2012 — 3-е

место в группе, 2008, 2016 — не прошли отбор.

Стоимость команды и самый дорогой игрок:

45 млн евро (самая бедная сборная), Теему

Пукки — 7 млн евро.

Тренер и его годовая зарплата: Маркку

Канерва, 190 тыс. евро.

Минусы: суровая бело-голубая бригада не дружит

с техникой и исповедует принцип «бей-беги»,

что требует больших энергозатрат.

Плюсы: груз ответственности на пионеров Евро

не давит, и потому они пошалят в свое удовольствие.

Да и створщик Лукаш Градецки, представляющий

немецкий «Байер», часто ловит кураж.

Любопытный факт: талисманом сборной является

филин по кличке Буби.

Котировки букмекеров: 350 (главный аутсайдер).

Цитата: «Скажу кратко: все противники намучаются

с нами» (Маркку Канерва).

Выступления на чемпионатах Европы: не выступала.

ФИНЛЯНДИЯ

Стоимость команды и самый дорогой игрок:

190 млн евро, Александр Головин — 28 млн

евро.

Тренер и его годовая зарплата: Станислав

Черчесов, 2,5 млн евро (входит в пятерку самых

высокооплачиваемых коучей среди всех сборных).

Минусы: после отказа Акинфеева вернуться на

последний рубеж тренерский штаб тасует вратарей,

что нервирует и без того худую защиту,

которой как минимум два матча предстоит обходиться

без получившего повреждение Федора

Кудряшова.

Плюсы: в кои-то веки капризные рекруты и переживающий

расцвет карьеры капитан Дзюба

готовились к марш-броску в атмосфере любви, взаимопонимания

и уважения друг к другу и не поднимали вопрос

о премиальных.

РОССИЯ

Любопытный факт: первый мяч в истории европейских

первенств забил нападающий сборной СССР Анатолий

Ильин.

Котировки букмекеров: 70.

Цитата: «Перед чемпионатом мира болельщики в нас не

верили. Сейчас мы просто надеемся, что они поддержат.

Мы, конечно, не Франция и не Бельгия, но каждая игра,

уверяю вас, будет от ножа» (Артем Дзюба).

Выступления на чемпионатах Европы: 2008 — 1/2

финала, 2012 — 3-е место в группе, 2016 — 4-е место

в группе.

МАТЧИ СБОРНОЙ РОССИИ

Дата

и место

12.06

(Санкт-

Петербург)

16.06

(Санкт-

Петербург)

21.06

(Копенгаген)

АНГЛИЯ

Игра

Бельгия —

Россия

Финляндия —

Россия

Россия —

Дания

Время

московское

22:00

Канал

«Россия

16:00 Первый

22:00 Первый

Стоимость команды и самый дорогой игрок:

1,27 млрд евро (самая ценная сборная),

Гарри Кейн — 120 млн евро.

Тренер и его годовая зарплата: Гарет

Саутгейт, 3 млн евро.

Минусы: полвека на значимых состязаниях

удача отворачивается от гренадеров Ее

Величества, в рядах которых до сих пор нет

надежного голкипера.

Плюсы: восходящие английские звездочки

— Джейдон Санчо, Мэйсон Маунт, Деклан

Райс — полны сил и желания добыть цен-


«Новая газета» пятница.

№63 11. 06. 2021

17

ПО ФУТБОЛУ

ный трофей. К тому же «трем львам» повезло

с жеребьевкой: три стартовых поединка они проведут

в Лондоне.

Любопытный факт: футболисты сборной пообещали,

что продолжат вставать на одно колено в знак

солидарности с сообществом темнокожих, даже если

это будет вызывать негативную реакцию.

Котировки букмекеров на победу: 6,5.

Цитата: «На ЧМ-2018 мы достигли полуфинала.

Сейчас такой результат нас не устроит» (Гарет

Саутгейт).

Выступления на чемпионатах Европы: 2008 —

не прошла отбор, 2012 — 1/4 финала, 2016 — 1/8

финала.

Стоимость команды и самый дорогой

игрок: 936 млн евро, Йозуа Киммих —

90 млн евро.

Тренер и его годовая зарплата: Йоахим

Лёв, 4,75 млн евро (самый дорогой тренер на

Евро-2020).

Минусы: «немецкая машина», затянувшая

со сменой поколений, растеряла фирменную

мощность и периодически пробуксовывает,

а оппоненты у нее серьезные: португальцы,

французы и венгры.

Плюсы: герои ЧМ-2014 (Мануэль Нойер

и Тони Кроос) по-прежнему в строю.

А заявление Лёва о том, что он покидает «бундестим»

после ярмарки, наверняка сплотит банду.

Любопытный факт: немцы не пропускают турнир

с 1968 года (это рекорд) и являются первыми авторами

золотого дубля: в 1972 году они выиграли чемпионат

Европы, а в 1974-м — мундиаль.

Котировки букмекеров: 8.

Цитата: «Два года я не вызывался в национальную

команду, но теперь я изменился и чувствую огромное

желание разбудить немецкий футбол от затяжного

сна» (форвард Томас Мюллер).

Выступления на чемпионатах Европы: 2008 —

финал, 2012, 2016 — 1/2 финала.

ГЛАВНЫЕ ЦИФРЫ ЕВРО-2020

ПЕРВОЙ В МИРЕ судьей-женщиной на мужском Евро станет

француженка Стефани Фраппар, которая обслужит встречи в качестве

четвертого (резервного) арбитра.

2 ИГРЫ (Италия — Турция и полуфинал) прокомментирует тренер

«Рубина» Леонид Слуцкий на Первом.

6,3 МЛРД РУБЛЕЙ составили расходы Санкт-Петербурга на подготовку

и проведение матчей.

35 — это коэффициент, с которым можно поставить на то, что лучшим

бомбардиром сборной России будет 37-летний ветеран Юрий Жирков.

718 МЛН РУБЛЕЙ ЗАПЛАТИЛ УЕФА телеканал «Матч ТВ» за право

транслировать поединки.

371 МЛН ЕВРО — общий призовой фонд турнира (победитель получит

10 млн евро).

10,52 МЛРД ЕВРО — совокупная стоимость 24 сборных.

67 215 ЗРИТЕЛЕЙ допустят на арену «Ференц Пушкаш» (Будапешт —

единственный город Евро-2020, разрешивший открыть полные трибуны).

И УЦЕЛЕТЬ

ГЕРМАНИЯ

САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ МАТЧИ ГРУППОВОГО ЭТАПА

Время

Дата и место

Игра

московское

Стоимость команды и самый дорогой игрок:

872 млн евро, Бруну Фернандеш — 90 млн евро.

Тренер и его годовая зарплата: Фернанду

Сантуш, 2,2 млн евро.

Минусы: «крестоносцы» подчас теряют концентрацию

и не любят, когда против них действуют

жестко.

Плюсы: наличие в составе 36-летнего рекордсмена

по числу подписчиков в инстаграме (250 млн)

и главного голеадора в истории «селесао» (103

мяча) — Криштиану Роналду.

Любопытный факт: КриРо может обогнать

Мишеля Платини по забитым мячам на еврофорумах.

Сейчас у обоих — по 9 точных выстрелов.

Котировки букмекеров: 10.

Цитата: «В 2016-м моих подопечных не считали фаворитами.

И сейчас тоже недооценивают. Тем лучше» (Фернанду

Сантуш).

Выступления на чемпионатах Европы: 2008 — 1/4

финала, 2012 — 1/2 финала, 2016 — победитель.

ПОРТУГАЛИЯ

Стоимость команды и самый дорогой игрок:

1,03 млрд евро, Килиан Мбаппе — 160 млн

евро (самый ценный игрок среди всех участников).

Тренер и его годовая зарплата: Дидье

Дешам, 4,3 млн евро.

Минусы: с немцами и венграми «трехцветным»,

чьи лидеры провели насыщенный еврокубковый

сезон, предстоит сражаться в гостях.

Плюсы: дружные и техничные «мушкетеры»,

которым всегда благоволит фортуна, умеют грамотно

прибавлять по ходу жаркого марафона.

Любопытный факт: по мнению бывшего нападающего

сборной Давида Трезеге, в финале

Франция сыграет с Россией.

Котировки букмекеров: 5,7 (главный претендент на

победу).

Цитата: «Перенос Евро оказался для Les bleus выгодным.

Прошлым летом мы болели и страдали от травм, а сейчас,

кроме Марсьяля, все в строю и готовы к бою» (форвард

Антуан Гризманн).

ФРАНЦИЯ

Канал

13.06 (Лондон) Англия — Хорватия 16:00 «Россия 1»

13.06 (Амстердам) Нидерланды — Украина 22:00 Первый

15.06 (Мюнхен) Франция — Германия 22:00 Первый

18.06 (Лондон) Англия — Шотландия 22:00 Первый

19.06 (Мюнхен) Португалия — Германия 19:00 Первый

23.06 (Будапешт) Португалия — Франция 22:00 «Россия 1»

Выступления на чемпионатах Европы: 2008 — 4-е

место в группе, 2012 — 1/4 финала, 2016 — финалист.

Стоимость команды и самый дорогой игрок:

915 млн евро, Маркос Льоренте — 80 млн

евро.

Тренер и его годовая зарплата: Луис Энрике,

1,5 млн евро.

Минусы: у «красной фурии», утратившей чемпионский

фарт, так и не появилось духовного лидера

после ухода Иньесты, а из золотого поколения

остался один Серхио Бускетс.

Плюсы: Мората со товарищи всегда поражают

ворота неприятеля и должны справляться со словаками

и шведами одной левой.

Любопытный факт: ни один игрок «Реала»

не попал в заявку.

Котировки букмекеров: 8,5.

Цитата: «Почему у нас в списке 24 футболиста, когда

можно брать 26? Потому что для успешной игры нужно

всего 18-19. Не волнуйтесь, мы справимся» (Луис Энрике).

Выступления на чемпионатах Европы: 2008,

2012 — победитель, 2016 — 1/8 финала.

ИСПАНИЯ

Стоимость команды и самый дорогой

игрок: 771 млн евро, Николо Барелла —

65 млн евро.

Тренер и его годовая зарплата: Роберто

Манчини, 2 млн евро.

Минусы: даже итальянские журналисты не знают,

чего ждать от пропустившей ЧМ-2018 беззвездной

бригады, которая, по сути, строится заново.

Плюсы: по статистике, после провала на крупном

турнире пропагандирующая оборонительный

стиль «голубая эскадра» ярко выступает на

следующем.

Любопытный факт: в 1968 году победителя

полуфинала между сборными Италии и СССР,

завершившегося нулевой ничьей, пришлось определять…

жребием. Альберт Шестернев выбрал орла, а Джачинто

Факкетти — решку, которая в итоге и выпала.

Котировки букмекеров: 11.

Цитата: «Главными героями летних баталий будем

мы — молодая и веселая команда» (вратарь Джанлуиджи

Доннарумма).

Выступления на чемпионатах Европы: 2012 —

финалист, 2008, 2016 — 1/4 финала.

НИДЕРЛАНДЫ УКРАИНА

ИТАЛИЯ

Стоимость команды и самый дорогой

игрок: 197 млн евро, Руслан Малиновский —

30 млн евро.

Тренер и его годовая зарплата: Андрей

Шевченко, 700 тыс. евро.

Минусы: для молодого рулевого «жовто-блакитных»

Евро-2020 — большой дебют, а проводник

его идей — хавбек Малиновский — не финтит в

полную силу из-за грыжи.

Плюсы: 11 друзей Зинченко, пропустившие

всего 4 мяча в отборочном раунде, мастерски

подстраиваются под соперника и никого не боятся.

Любопытный факт: Ярослав Ракицкий прекратил

выступать за сборную по политическим мотивам:

на родине перешедшего из «Шахтера» в «Зенит»

защитника окрестили предателем.

Котировки букмекеров: 85.

Цитата: «Сборная Украины гораздо сильнее сборной

России» (комментатор Геннадий Орлов).

Выступления на чемпионатах Европы: 2008 — не

прошли отбор, 2012 — 3-е место в группе, 2016 — 4-е

место в группе.

Стоимость команды и самый дорогой игрок:

607 млн евро, Френки де Йонг — 90 млн

евро.

Тренер и его годовая зарплата: Франк де

Бур, 1,8 млн евро.

Минусы: основного вратаря Яспера Силлессена

сразил коронавирус, а капитан Вирджил ван Дейк

так и не оправился от травмы колена.

Плюсы: в составе «оранжевых», которым надо

реабилитироваться перед болельщиками за былые

пролеты, много креативных и взаимозаменяемых

игроков высокого класса.

Любопытный факт: в истории Евро шесть мячей

в одном матче забивали только представители

Страны тюльпанов (Нидерланды — Югославия — 6:1,

2000 год).

Котировки букмекеров: 10.

Цитата: «Мы одолеем Украину со счетом 3:1, Австрию —

2:1, а с Северной Македонией будет 3:0. Запоминайте»

(Франк де Бур).

Выступления на чемпионатах Европы: 2008 — 1/4

финала, 2012 — 4-е место в группе, 2016 — не прошли

отбор.

Андрей УСПЕНСКИЙ, «Новая»


18

«Новая газета» пятница

№63 11. 06. 2021

Выдающийся режиссер,

создатель эпохальной

тетралогии об удушающей силе

немощного авторитаризма

(«Молох», «Телец»,

«Солнце», «Фауст»), русский

европеец, метафизик, поэт

и романтик, завороженный

общечеловеческими

ценностями и недостижимой

идеей гармонии в уродливом

мире. Едва ли не единственный,

осмеливающийся говорить

с властью о том, что волнует

всех. Переживающий, что его не

хотят слышать. Но, кажется, нет

ничего важнее, чем расслышать

в нынешнем скрежете ржавого

милитаризма этот «одинокий

голос человека».

— На классический вопрос «Легко ли

быть молодым?» в России сегодня ответ

может быть только один. Трудно.

Очень.

— Молодым трудно всегда и везде.

Каждый человек проходит через опаснейший

период своей жизни — подростковый.

Подростки самые опасные

люди для любого общества и государства.

Неуправляемые. Мятежные — в морали,

в политике, в отношениях с культурой,

по отношению к самим себе. Подростки

иногда с воодушевлением, с радостью

убивают себя. Смерть и молодость — две

стороны одной медали.

— Не уверена, что и сейчас перестали

существовать «группы смерти».

— Да и без групп, «кураторов» подростки

и сами думают о смерти. Они

самоотверженны в максималистских

взаимоотношениях и с жизнью. Жестоки

к родителям бесконечно: и девочки, и

мальчики. Если бы не было в обществе

миллионов молодых людей, социализированных,

живущих в большом городе

(в первую очередь), если бы у них

не было этого страшного мятежного

периода, многие бы жизнь проживали

по-другому. В подростковом возрасте

они до конца не успевают изжить свои

боли, трагедии, не получают ответа ни

на один из важнейших для них вопросов.

«ОСТАЕТСЯ ТОЛЬКО

ПЕРЕС

ТАКИХ,

КАК Я»

РИА Новости

Но сегодня в молодую среду внедряется

и циничная политическая жизнь государства.

За исключением, может быть,

случаев, когда молодые попадают в школы,

где есть уникальные учителя. Но это

исключительные обстоятельства, когда

появляются настоящие кормчие. Во всех

остальных случаях это социополитическая

буря, тяжелая, иногда трагичная —

она истязает душу молодого человека.

Самый травматичный период жизни

он проживает неудовлетворенным, без

успокоения души, и эти мытарства переползают

в другой возраст — юношеский,

молодой. В возраст действий.

Мне всегда нравились люди из рабочей

молодежи. У них многое по-другому.

Люблю эту среду. И сейчас, когда бываю

на больших промышленных предприятиях,

мне кажется, понимаю, как себя

чувствуют эти люди. Очень сожалею, что

мы потеряли то, что называется русский

«рабочий класс». Оставшиеся постепенно

неизбежно становятся пролетариатом. А с

пролетариатом уже не пошутишь.


главная тема

«Новая газета» пятница

№63 11. 06. 2021

19

— Или с люмпеном?

— Или с люмпеном. Да, жалею, что

мы утратили важное качество — достоинство

молодого рабочего человека. В

России предприниматели, «хозяева»

разгромили профсоюзы, которые могли

бы активно помогать молодым рабочим.

Столько же остры мои переживания по

поводу «Ленфильма», который мы теряем

как опорный большой организм, внутри

которого многие из моего поколения произрастали.

Это тоже к вопросу о молодых.

Я же на студии молодым оказался, и многим

моим сверстникам повезло в юности

оказаться в больших творческих коллективах

— объединениях на «Ленфильме»,

«Мосфильме», на Свердловской студии,

на Одесской...

— Ну и тогда молодым было трудно…

Вам же пришлось негатив вашего

первого фильма «Одинокий голос

человека» выкрадывать, спасать. Вас

третировали нещадно.

— Да, и так было... Но тогда я был «на

фронте» — советская власть. Эта черта

«фронтовая» была четко обозначена: свои

и враги. Было, действительно, сложно. И

первые серьезные конфликтные отношения

с КГБ не миновали меня в советский

период, я долгое время был под их контролем:

допросы, прослушка. Только появление

Горбачева спасло меня от сыктывкарских

лагерей, попросту говоря.

— Поразительно. За искусство? За

тончайшую, выразительную, конгениальную

экранизацию Платонова? Вы

же не были диссидентом…

— Разве могло быть иначе? Разве офицеры

КГБ разбирались в формах, эстетике,

ТРЕЛЯТЬ

своеобразии киноязыка? Считалось, что я

диссидент, потому что делаю фильмы, и

документальные, и игровые, которые не

принимает государство. У меня были близкие

отношения с Тарковским: переписка,

звонки, продолжавшиеся, и когда он уехал.

А это уже, как вы понимаете, сверх головы

грехов. Но при той «линии фронта» я

понимал: где чужие, враги, а где свои. Эту

четкую линию я видел на «Ленфильме»,

она шла и по быту, и по всей жизни. По

всем поколениям.

Сейчас этой линии нет. Молодой человек,

да и любой вообще, может ожидать

удара с любой стороны — справа, слева,

сверху, со спины. Особенно часто бьют

со спины. Вспомните выстрелы в спину

Немцову... Ясная разграниченность поведения,

позиций, нравственного самоопределения

исчезла. Сегодня человек, с

которым общаешься, работаешь, может

«внезапно» оказаться на враждебной тебе

стороне, написать донос. Любой, с которым

ты встречаешься, разговариваешь,

доверительно общаешься, может, уже написал

на тебя донос. И любой из этих доносов

с распростертыми объятиями примут

офицеры КГБ. Поэтому мне сегодня гораздо

тяжелее жить. Возможно, потому, что

я устал, устал от жизни на такой Родине,

во «фронтовом режиме».

Мне плохо от того, что ничего не меняется

в моей жизни: по-прежнему запрещены

мои фильмы, по-прежнему я нахожусь

в разработке ФСБ, по-прежнему существует

неснятое решение суда о прослушивании

моих телефонов и т.д. Те же жуткие

взаимоотношения с Министерством культуры,

как с Госкино когда-то в советский

период. Я со страхом отношусь к государству,

которое издевается надо мной столько

времени, и в то же время понимаю, что

без России я не могу. У меня один паспорт,

я русский человек, без России мне не жить.

Я много имел возможностей и гражданство

сменить, и жить и работать за пределами

России… Но, но... Но...

Но возвращаясь к молодым: мне приходилось

бывать и в европейских вузах,

и в американских, латиноамериканских,

японских. И везде в разговорах с молодыми

людьми видел их тревогу за свое

будущее. Отсутствие ответов на важные

вопросы: социальные, политические,

«капитализм — социализм», на проблемы

национального самоопределения, развития

национальной культуры. Последняя

тема, к сожалению, особенно болезненна

для Европы. Там почти невозможно говорить

о национальной культуре. Не только

в Германии, где и эти размышления под

запретом… А молодой человек должен

осознавать прелесть своего рода, своей

национальной культуры...

— Новая этика и толерантность пересматривают

многие устоявшиеся

понятия.

— Кажется, да... Но во все вмешивается

тупая политика. В результате нельзя

даже обсуждать подобные проблемы и в

Италии, и во Франции. Теперь и в России.

Нельзя говорить о развитии собственной

культуры, христианских традиций.

Поэтому так сложно молодым людям,

которые уже набрали силу в крыльях,

поднялись, уже «парят»... смотрят вниз и

не понимают, где «та альпийская долина»,

которую они ищут. Отсутствие ответов

на простые, но в конечном счете главные

вопросы современного развития — и есть

проблема для молодых людей. Рты затыкаются

политическими кляпами.

— А что вы скажете по поводу отсутствия

у нас социальных лифтов?

— Ну вот, считайте, что я — социальный

лифт, набрал мастерскую — я их

защищаю, прикрываю. Но прежде всего

мы занимаемся профессией. За «социальный

лифт» в первую очередь отвечает сам

молодой человек, принуждая самого себя

честно, качественно учиться. Главный

в этом смысле для молодого человека

призыв (если я смею так сказать) это —

«стань мастером», хотя бы настоящим

ремесленником. Будешь владеть своим

профессиональным инструментом — любую

художественную форму, любой орешек

разобьешь, любой художественный

замысел сможешь сделать произведением.

— Ну хорошо, много ли у нас

Сокуровых? А между тем идет мощный

отрицательный отбор во всех

сферах. Например, недавно замминистра

образования назначили эксспециалиста

по мясорубкам, Бузова

готовит во МХАТе роль.

— Знаете, мы готовились к фильму

«Франкофония» со съемками в Лувре, и

когда приступали к съемочному периоду,

во Франции прошли выборы: президентом

стал Олланд. Что сделал в первых указах

этот государственный муж? Уволил блистательного

специалиста — директора

Лувра Анри Луаретта, расширившего коллекции

Орсе и Лувра. А министром культуры

новый президент назначил знакомую

учительницу математики. У нас значительно

усложнились обстоятельства съемок.

Отношение к гуманитарной сфере во всем

мире становится не просто прагматичным,

а идиотским, по-другому не назвать.

Также страшненьким отношением

к развитию культуры отличаемся и мы.

Когда формировалось правительство господина

Мишустина, мы были крайне

взволнованы: кого назначат министром

культуры Великой России...

Какова же была наша оторопь, когда узнали,

что назначена товарищ Любимова...

Просто рядовой продюсер с Первого канала...

Как так? Федеральный министр, многонациональная

страна, уйма конфессий,

назревающий экономический и политический

кризис... и назначается человек без

соответствующего профессионального,

государственного опыта, без соответствующей

экономической, социальной практики

такого масштаба. Неужели по этому

же принципу отбираются кандидатуры на

посты и в других ведомствах? Приношу

извинения О.Б. Любимовой, возможно,

мои слова слишком резки. Извините меня.

Меня успокаивали: сиди, молчи.

Культура не интересует ни премьера, ни

парламент страны. Культура отдана на

откуп Михалкову... Он из своих деревень,

гостиниц, декораций всем руководит.

Если это так, то что это? Как это? Ведь

культура России это в значительной части

судьбы молодых... Попробуйте разубедить

меня. Если ошибаюсь — признаю свою

неправоту.

Я все последние годы не скрывал своего

несогласия с работой Минкульта России,

считая, что это несчастное ведомство давно

не выполняет госзадания — «развития

отрасли». Если нет развития, может, такое

ведомство уже и не нужно России?

Я в этой отрасли, в этой профессии

живу целую жизнь. И со мной трудно

по проблемам культуры моего народа

спорить. Остается только перестрелять

таких, как я, или просто уморить. Но моя

жизнь завершается, и я уже не опасен. К

сожалению.

Приходится повторять: гуманитарная

сфера — главная для жизни любого

цивилизованного государства. Цель существования

российского государства —

культура. Другой цели нет. Не армия, не

экономика, не политика. Все это может

следовать только за общим возрастающим

разнообразным уровнем культуры разных

слоев, групп народа.

Вынужден напомнить об историческом

предупреждении: и армия может проиграть,

и государство может обрушиться, но

на руинах всей этой «красоты» с народом,

с его традициями — останется Культура.

Ей возрождать нас из ПРАХА...

— А не кажется ли вам, что некоторые

политики это осознают и сознательно

направляют культуру в два русла:

с одной стороны, интертейнмент,

с другой — идеологическая прямолинейная

пропаганда?

— Возможно и так. Но не усложняете

ли вы? Деградация в области политики —

отсутствие крупных политических фигур,

которые обязаны были бы осмыслять

современное время. Это «качества» не

только чудовищной современной российской

бюрократической машины, но

и европейской. Мне В.В. Путину случалось

говорить, что победить бюрократию

не получается. Бюрократия побеждает.

Ни Романовы, ни Сталин не победили

бюрократическую машину. А в отношении

президента Путина бюрократия всех

уровней, включая силовую, ведет себя

издевательски. Погибает чрезвычайно полезная,

необходимая нашему государству

оппозиция. Ведь это аксиома: не может

демократическое государство жить без

разнообразной оппозиции.

— Да оппозиции никакой уже практически

не осталось. За тот год,

когда вы произнесли схожие слова,

все кардинально изменилось. Она выслана,

арестована, уничтожена — нет

оппозиции.

— Но я сейчас о другом. Бюрократия

России, ставшая вполне классом — посмотрите,

как в марксизме определяется

понятие «класс», — демонстративно не

следует указам, распоряжениям государства.

Лизоблюдство, ложь, лукавство. Они

сегодня уверены, что переживут президента

страны. Конечно, переживут.

Но часто разницы в том, что критически

видит глава государства и оппозиционные

силы, почти нет. К сожалению, у

оппозиционных сил нет устремленности

в сторону анализа гуманитарной атмосферы,

гуманитарной проблемы. Ни на «Эхо

Москвы», ни у вас, ни на «Дожде»… Я перечислил

эти три последних коллектива,

за которые многие «цепляются». Нигде нет

мощной целевой программы гуманитарного

развития. Через раз «Новая газета» могла

бы выходить с первополосной культурной,

гуманитарной темой. К сожалению,

сегодня это не так. Нельзя бороться за

политическую проясненность, политическую

цель, не учитывая, что жизнь народа

— это жизнь, как в «траве». А там целый

мир: гнезда, цветы, могилы. Что говорить,

это же так просто. Уход от гуманитарных

позиций — не для населения, для народа

моего — большая беда.

Раньше эту работу проводили большие

писатели, композиторы. Вспомните,

каким событием было любое появление,

например, Шостаковича, его нового творения.

Сегодня фундаментальная большая

тема не появляется, потому что «больших

кораблей» литературы мы лишены. А на

таких кораблях мы могли сплавать в будущее,

посмотреть, как там, вернуться и

не поступать так, как поступаем сегодня.

Я знаю о встречах Путина, например, с

Граниным, и сам Гранин, с которым у

меня в последние годы были близкие отношения,

мне рассказывал, что он говорит

президенту все, что думает о происходящем

в стране. И то, что он говорил президенту,

я никогда ни в каких публичных

выступлениях самых жестких критиков

нынешнего политического курса не слышал.

Но это один человек. А должно быть

таких много. И у них должна быть трибуна.

— Я смотрела запись, когда вы говорите

президенту: «Раз молодые вышли

на улицы, значит, что-то не так…

Но государство перевело возможный

диалог в уголовную геометрию». Вы

говорили вроде бы очевидные вещи, а

мне было не по себе. Собственно, на

такую честность решились лишь вы и

Сванидзе. Другие в основном что-то

быстро писали, не поднимая глаз.

Почему?

— Идея создания советов по культуре,

по правам человека, по науке — сама по

себе блестящая, в мире нет подобного.

Но ее подмяли под политическую задачу,

скрутили в рог, набирая в состав советов

каждой твари по паре. В совет попадают не

люди, которые имеют авторитет в стране,

а случайные политические птенцы из тех,

что должны вырасти в агрессивных грифов,

оберегающих властные гнезда.

Продолжение материала

Ларисы МАЛЮКОВОЙ —

страницы 20–21


20

«Новая газета» пятница

№63 11. 06. 2021

главная тема

страницы 18–19

— Да для них это лишь карьерный

рост.

— Часто так. В Совете по правам человека

недостаточно правозащитников,

значительное число дремлющих, затаившихся.

Временами пребываю в полном отчаянии.

Что там происходит? Когда необходимо

заговорить о политике — страх.

Увязли. Забуксовали. Видимо, есть и те,

кто действует в интересах определенных

«структур». Все это разрушает последние

возможности консолидированных ответственных

формулировок и высказываний.

Поэтому прийти к какой-то общей формуле

поведения редко удается. Задачи, «поставленные

президентом» перед Советом

по правам человека, такой состав не выполнит.

Необходимо переформировать

этот состав, дать Совету новые полномочия.

Встречи с президентом у этого Совета

должны быть не менее трех раз в год.

Учитывая обстановку в стране.

— С одной стороны, сверху чиновничий

натиск и диктат, с другой — плоды

дегуманизации, превращающей население

в апатичное сообщество. Вы же все

время говорите о том, что происходит

с социально-исторической культурой

населения. И кажется, это ужесточение,

с одной стороны, и одичание — с

другой, в какой-то точке «Ч» встречаются.

— Да, встречаются на огромном пространстве

России, которое многие русские

философы определяли как русское проклятие.

Нет концентрации культуры, нет

опоры на какое-то национальное качество,

ничего этого нет.

У нас есть Российская Федерация,

у нас нет России. У нас есть президент

Российской Федерации, но мне нужен

президент России, который будет думать об

Архангельской губернии, о Мурманской,

Ярославской, о Поволжье, о том же Урале...

Дальневосточном регионе. Человека,

который был бы озабочен развитием

жизни народа-кормильца, что кормит,

прямо скажем, разношерстную братию

Федерации. Я обращался к президенту:

обратите внимание на то, как мучительно

живет Архангельская область, посмотрите

на обеспечение там медицинскими учреждениями,

посмотрите, там не хватает роддомов,

специальных клиник для женщин,

не хватает дорог, не хватает, не хватает…

Бедность, бедность. Хотя бы примите во

внимание, что когда-то в Архангельскую

область из блокадного Ленинграда перевозили

тысячи и тысячи людей для спасения

от голода. А в Архангельской области во

время Великой Отечественной войны (об

этом вообще никто не говорит) умирали

так же, как в Ленинграде, и от того же: не

было блокады, но был голод, страшный

мороз. Снега до подбородка: архангелогородцы

мёрли тысячами. Хотя бы отдайте

долг Ленинграда — архангелогородцам,

вологжанам. Им же сейчас так нужна помощь!

Но нет.

Не знаю, выживу ли я после этого интервью,

но опять возвращаюсь к трагичной

теме. Колоссальная моральная проблема

«чеченского сектора», которая является

экономической, социальной и военно-политической

проблемой России, Кавказа.

Милитаризация этого региона безмерна.

Насколько я знаю, количество оружия,

которое там на единицу населения, — самое

большое в мире, причем современного

оружия. Не осмыслена ни одна из причин

чеченских войн. Осталось затаенное ожидание.

Сотни тысяч этнических чеченцев

бежали в Европу и в современный чеченский

сектор возвращаться не хотят.

на знамени идеологии большой страны:

Брежнев жал руку Никсону, лозунги

разрядки, саммиты, посвященные

разоружению. Даже когда люди в это

играют, они уже в это верят. Почему

направленность на войну?

— Полагаю, нет понимания реальных

экономических ресурсов России. Мне кажется,

у многих правящих людей в нашей

стране острое чувство экономического

тупика, абсолютное непонимание, как

развивать государственный механизм

дальше — и так называемый федерализм.

Что это за государство? На что опираться,

на какую хотя бы теоретическую базу?

Ведь население Российской Федерации

так и не приняло окончательного решения

по поводу государственного устройства

России. Об этом, кстати, однажды говорил

и сам Путин: «Подождите, если в стране

что-то будет неблагополучно, не думайте,

что это от нерешительности властей.

Само население начнет указывать, куда

надо идти». Вот оно и показывает сегодня,

куда надо. Большая часть населения не готова

принять решение о демократическом

«ОСТАЕТСЯ ТОЛЬКО

устройстве, потому что это трудно. Потому

что в каждой семье должна быть идея демократического

усилия, идея маниакального

участия в выборах, противодействие подтасовкам

на выборах. Необходимо жесткое

соблюдение конституционных основ. Но

Конституция в моей стране стала «ведомственной

официанткой».

— Дефицит ответственности за свой

выбор?

— Конечно. Но, конечно, это про народ,

у которого низкая социальная, политическая

культура…

— Однажды вы сказали, что такой

народ может превратиться в диктатора,

который сформулирует и просуфлирует

своего правителя.

— Да-да, как американское кино, которое

когда-то в эпоху тяжких экономических

проблем поднимало свой народ.

А теперь американский народ диктует

кинематографистам, что им, кинематографистам,

делать... «Снимайте то, что нам

надо. Что нам всем нравится». Поэтому

американское кино, являвшее огромные

художественные потенции, превратилось

в фабрику по производству товара.

Хорошего, зрелищного, качественного.

Но товара.

— За исключением талантливых современных

режиссеров, которые идут

вопреки общему потоку.

— Я говорю об отсутствии понимания,

что делать. Мне люди, занимающие

высокие посты, говорили, что не знают,

куда двигаться, как работать в нашем

государстве. Несколько лет назад я говорил

и с Медведевым, и им было сказано:

«Федерализм? Какой федерализм? Разве

он есть? Мы понимаем, что его нет. И мы

понимаем, что в этих экономических, политических

условиях Федерация почила

в бозе».

Я спрашивал у нашего президента: что

делать со структурой страны, с таким ее

построением сегодня? Как известно из

интернета, в России появился падишах

Кадыров, официально титулованный. На

самом деле, это не глупо и не смешно. Ведь

это один из шагов к отделению, демонстрация

силы и особых взаимоотношений

с Россией. Ну хорошо, чеченский народ

сам разбирается с падишахом, со своей

жизнью. Но нам-то нужно определяться,

какая у нашего государства экономическая

и социально-политическая конструкция.

И могут ли люди, у которых огромные

деньги, которые ратуют за развитие сырьевого

сектора, определять собственно политику

в стране? А может, стоит посмотреть,

что в Норвегии сделали со своим сырьевым

сектором? Может, есть и другие варианты?

Кто-нибудь в нашей стране думает

об этом? Когда мне говорят — никто, я

начинаю бояться за мою Россию. Не стоит

забывать: мы по-прежнему живем в государстве,

основанном в 20-х годах прошлого

века, когда Ленин и Сталин придумали эту

федеративную конструкцию.

Нас, граждан России, давно волнуют

«паузы» Конституционного суда. Мы предполагаем,

что в составе Конституционного

суда собраны выдающиеся профессионалы

права, государственники. Как хорошо

было бы, если бы столь высокая наша вера

в мастерство юристов-судей распространялась

бы и на их нравственную ответственность

перед народом, перед Россией...

— Вот про прокручивающиеся колеса.

Как вам кажется, почему после

трагедий, которые пережила страна,

после колоссальных потерь в войне, в

сталинском геноциде — не накапливается

коллективный опыт? Как в 60-е

терзали Бродского, в 70-е Сахарова с

Ростроповичем… «и вновь продолжается

бой»…

— Не знаю, могу ли отвечать на такие

сложные вопросы. Мне видится, что в

нашем государстве соединяются несоединимые

элементы: национальные и

религиозные. Мы слишком разные, и у

нас здесь много несовпадающих позиций.

У нас исторически сложились разные

внутренние отношения, которые сегодня

могут существовать или порознь, или на

дистанции.

ПЕРЕС

РИА Новости

— Как вам кажется, почему и кому

нужна интенсивная истеричная

идеология войны, вражды со всем

миром, жестокосердия, которое

воспитывается политиками и

телевизором? Отменены

антимилитаристские

идеи, некогда бывшие


«Новая газета» пятница

№63 11. 06. 2021

21

— Тут можно спорить до скончания

века. Вы же сейчас работаете

над фильмом, герои которого те, кто

вверг мир во Вторую мировую войну.

Муссолини, Гитлер, Черчилль,

Сталин… Кажется, фильм скоро должен

выйти.

— В декабре месяце, надеюсь. Наш молодой

коллектив работает упорно.

— Так вот, в контексте нынешних

«исторических представлений» Гитлера

и Муссолини также можно назвать

«эффективными менеджерами». Гитлер

дал работу людям, построил дороги и

т.п. Будем размышлять о пользе тоталитаризма?

— С тоталитаризмом все много сложнее.

Наш фильм — историческая сказка,

фантазия. Мне кажется, у меня есть вариант

ответа на вопрос — почему могла

начаться Вторая мировая война. Я много

лет занимаюсь историческими темами, я

совсем немолодой человек, историческое

образование. Как-то все сошлось. Пришла

пора сделать этот шаг — фильм-сказку.

— А отчего власть, даже относительно

вегетарианская, ненавидит крупные

личности — Солженицыных,

Сахаровых, Ростроповичей…

— Это не так. Тоталитарная власть

нуждается в гениальных людях, и именно

ТРЕЛЯТЬ

ТАКИХ, КАК Я»

в условиях тоталитаризма — наибольшее

число великих людей. Демократическому

режиму нужно более усредненное, то,

что принимается средним избирателем.

Демократические режимы усредняют

развитие искусства, но любят науку.

Тоталитарное государство с наибольшим

успехом развивается и приобретает свои

страшные формы, опираясь именно на

феноменальных граждан. В первую очередь

— на «художников».

— Система же гнобит этих людей.

— Да. Но людей с наибольшими достижениями,

как, например, Прокофьев,

Шостакович, Эйзенштейн, они готовы

долго терпеть.

— Это как воспринимать слово «терпеть»,

хорошо, если не убивают, вот

Сахарова едва не убили «принудительным

питанием».

— Ну Сахаров сам чуть не убил многих,

так же как и его великие коллеги.

Если бы не его внутренний переворот…

На другой стороне этих весов — готовность

американцев (во время развития

корейского кризиса) ударить ядерным

оружием по Сибири. Конечно, так называемое

сдерживание должно было

сработать. Но все равно интеллектуалы

со всех сторон участвовали в создании

этого кошмара. Все это говорит о причинах

более сложных. О том, что нет внутри

интеллектуальной элиты тормозов. Это и

позволяет государствам играть с обществом

в кошки-мышки.

— Интеллектуальные элиты и сегодня

разобщены, что крайне опасно.

— Современные «элиты» — в подавляющем

большинстве — без мировоззрения,

без системы ценностей, снедаемы эгоизмом

и приобщены к благополучию. Многие

из них патологически трусливы. Они не

годятся на роль Кормчих. «Простым людям»

остается самим себе создавать свое

будущее. Элиты предлагают найти выход

за пределами Солнечной системы, а здесь,

внутри, у нас воз и маленькая тележка проблем,

к которым даже не приблизились.

Некому остановить тех, кто развивает эти

неограниченные космические и военные

фантазии. Правительство на днях заявило

о том, что надо построить для России еще

три авианосца. При нашей-то бедности.

Современным оружием уничтожить эти

плавающие дворцы ничего не стоит: дветри

тысячи парней сразу уйдут на дно.

Политика — самая дорогая игрушка.

— Когда-то академик Петровский

показал на конференции чертеж новой

подводной лодки, потом отчертил ее

хвостовую часть и сказал: «Вот это —

решение проблемы рака».

— Потому что ответ на вопросы должен

быть гуманитарным. Вы спрашивали меня,

почему везде происходит деградация политической

среды. Отвечу: деградация идеи

партийности. С помощью этих головешекпартий

руководить жизнью людей, осуществлять

внутреннюю и международную

политику сегодня невозможно. Притом

что существуют четко сформулированные

основные идеи гуманитарности.

— Идеи гуманитарности — долгий

неочевидный путь, люди власти настроены

на короткий, быстро монетизируемый

хайп.

— Мы же этот путь давно прошли,

понимаем, где у нас появляются наиболее

страшные так называемые «раковые

политические, социальные опухоли». Но

мы в России, мне кажется, до сих пор не

можем создать цивилизованное стабильное

государство.

— Видимо, из-за неспособности использовать

опыт прошлого. А история, как

сказал Ключевский, надзирательница,

которая наказывает за незнание уроков.

— Хорошие школы, плохие ученики.

Смотрите, именно Старый свет, Европа,

первой показывает тупиковые пути.

Например, попытка принять огромное

количество беженцев из Африки и т.д.

Новый колониализм. Но сейчас это выгодно

«колонизируемым», а не «колонизаторам».

Вместо того чтобы погасить

войны там и заставить этих людей самих

заниматься проблемами своих народов,

своей культурой, государственным устройством,

их привозят в другую часть мира,

гробя европейскую цивилизацию, которая

и так переживает сложные моменты.

У современных политиков, настроенных

на партийные регистры, нет, может быть,

ответственности за цивилизацию.

— Во власти — «маленькие люди»,

не справляющиеся с вызовами современности?

В вашей же тетралогии о

власти (как и у Чаплина в «Великом

диктаторе») показано, что происходит,

когда эйфория гериархии охватывает

маленького человека.

— Просто власть, в которой заложено

только слово «власть», только энергия

силы, порочна изначально, не только потому,

что разрушает самого властителя, но

и формирует самые скверные, низменные

качества у огромного числа людей. Когда

Гитлер провозгласил свою доктрину, мы

знаем, что со стороны Коммунистической

партии Германии была попытка противодействовать

нацистам. На улицах многих

городов Германии погибали люди в битвах

со штурмовиками. А значительное число

немцев Гитлера поддержало. Мужчины

из немецкой Компартии, из сил сопротивления

были забиты, расстреляны на

улицах Германии. Мы забыли о том, что

там происходило. Странно, что один может

инфицировать многих, но многие не

властны над одиночкой.

— Ну да, представляем себе монолитный

Третий рейх с поднятой правой

рукой. Кстати, есть фото, на котором

среди тьмы рабочих верфи лишь

единственный не салютует — Август

Ландмессер.

— Антифашистов было мало, а поддержавших

много. Сегодня говорим о

том, что для нас неприемлема деградация

социальной и гуманитарной культуры

населения России, разбросанного

в бесконечном пространстве. Кому-то

кажется, с бесконечными ресурсами. А

если нацизм русский, выжидая сегодня,

начнет опираться на бедное, разобщенное

общество...

— Политика всегда насилие. Правда,

сегодня политика насилия обретает

крайние, жесточайшие черты, я бы

сказала, расправы. И расправляются с

людьми, которые хотят, чтобы жизнь

стала честнее, спокойней, интересней.

Еще год назад молодые люди могли

выйти на улицу, сформулировать вопросы

власти…

— Наверное, сегодня количество

преступивших во власти велико. Власть

в России численно превосходит народ.

Ведь что происходит на улицах сегодня?

Ровесники бьются с ровесниками.

Вернее, так: ровесники бьют ровесников.

Государство дает полномочия насилия

молодым людям над другой молодой частью

населения страны. Но это до поры

до времени...

— Уточним: молодым людям в скафандрах

с дубинками и электрошокерами.

— Это не просто развращает, но

означает, что перспектива — дорога с

односторонним движением. Вот есть

силовая организация, которая парадоксально

для русской традиции называется

«Росгвардией»… Вообще «гвардия», по

рассказам моего отца, — звание, которое

надо было в бою добыть: гвардейская

дивизия, гвардейский полк. Сейчас

силы подавления народа называются

«Росгвардия». И кроме того, посмотрите

внимательно, кто служит в этих

формированиях... Когда я публично

говорю об этом парадоксе, многие опускают

головы, никто не может ответить

на этот вопрос, в том числе Владимир

Владимирович Путин.

— Вы говорили президенту, что государство

не смотрит в лица молодых

людей, не видит, что хорошие лица,

хорошие ребята и девушки… за решетками.

— Когда я говорю вам, что мне трудно

сейчас жить на Родине, я прежде всего

имею в виду и вот что. С чем бы я ни обращался

к власти, будь то здесь, в Петербурге,

в наших градозащитных движениях или в

Совете по правам человека, — я не встречаю

отклика.

— Не задавать вопрос «почему»?

— Наверное, потому, что я ничтожно

маленький человек, у которого почему-то

навязчивая идея идиота, что я отвечаю за

происходящее: за город, за свою страну, за

свое время. Сейчас, передавая мою страну

молодым людям, честно им говорю:

«Мне стыдно, что передаю свою страну в

состоянии такого раздрая, противоречий,

внутренней резни. Мне стыдно. Что я могу

сделать?» Вот сейчас закрыли у нас фильм

для показа «Доазув. Граница». Режиссер —

моя ученица Марьяна Калмыкова.

— Я посмотрела картину, которая без

надрыва рассказывает о трагическом

для ингушей соглашении, передаче

части ингушских земель Чечне и массовых

протестах в Магасе, результатом

которых стали уголовные дела на

участников митингов. Кино о людях

и их беде.

— Я искренне сочувствую моим ингушским

согражданам. За происходящее в

Ингушетии мне стыдно. За преследование

ингушских граждан — стыдно. За пошлую

политизацию, по сути, простой ситуации

— стыдно. Циничность поглощает,

душит мою страну.

«Граница» прекрасный фильм, почему-то

обвиненный в экстремизме.

Оспорить запрет — безнадежная задача.

Никакого смысла обращаться в российский

суд — все равно проиграем. Дважды я

писал письма в Совет по правам человека,

говорил с главой СПЧ Фадеевым. Никто

из членов Совета не стал помогать, никто

не хочет ввязываться в эту историю.

Я себе представляю: а как вообще происходил

этот запрет? Перестраховались

непрофессионалы в Минкульте, эти дамы

московские всего боятся? Впрочем, и

там уже существует представитель ФСБ.

Видимо, он так решил?

— Увы, сейчас именно силовики все

решают.

— С какой стати? Почему офицер ФСБ

знает про кино больше, чем я? Я только на

одной киностудии «Ленфильм» больше 45

лет. Генералы, полковники с легкостью

бросают в политическое корыто абсолютно

чистые произведения. В эти корыта

бросают молодых людей, их мысли, мечты

и стремления, их произведения, их убеждения…

Вот в это корыто с политическим

пойлом. Поставили на колени и «культурную

столицу».

— А государству нужна молодежь

вообще? Зачем ему молодежь? Кроме

Росгвардии и новых комсомольцев,

разумеется?

— Вы задаете вопрос правильный,

но стоящий в стороне от государства.

Во главе государства пожилые люди, я

сейчас имею в виду не столько возраст,

президент страны энергетически сильнее

многих тех, кто водит его за нос, просто

врет ему. Вся эта братия-бюрократия с

утра до вечера только тем и занимается,

что врет публично. Нагло. С воодушевлением.

страницы 22–23


22

«Новая газета» пятница

№63 11. 06. 2021

главная тема

страницы 20–21

Для властных временщиков страна не

живет в режиме будущих свершений. Им

нужен только сегодняшний лакомый кусочек

жизни. А представление о каком-то

будущем является лишь там, где они своих

детей рассаживают по должностным

местам. В России или европейских, американских

столицах... И понятно, что им

наплевать, что происходит с культурой.

Даже монстр Сталин был гораздо больше

заинтересован в корневом развитии

культуры.

— Но сегодня все чаще происходит

подмена культуры мифологизацией и

прошлого, и настоящего.

— Красиво сказали.

— Да нет, миф — важная составляющая

в современной доктрине.

Мифологией факт не подменяется —

немного сдвигается в нужную сторону.

— Миф — это кристально чистое явление,

как большая поэзия. Жертвенное,

страшное, но кристально чистое. Вот это

действительно миф.

— А миф как идеологическое оружие…

— А миф как идеологическое оружие

— убийца народной и национальной

нравственности.

— Один из ваших любимых учеников,

Александр Золотухин, снял о Первой

мировой войне мощную антимилитаристскую

картину «Мальчик русский».

У его героя, почти ребенка, в непомерно

большой военной форме — мирные

глаза в середине бойни. Еще там есть

оркестр, состоящий из сегодняшних

молодых людей, потому что это кино

про них. Для них. И в «Дылде» вашего

ученика Балагова есть эта мощная

гуманитарная, человеческая тема. У

фильма Киры Коваленко, который пригласили

в Канны, знаковое название

«Разжимая кулаки». В общем, снимаю

шляпу — наверное, вы им объяснили

что-то важное.

— Боюсь, что от этой гуманитарной

сверхзадачи некоторые из моих учеников

скоро будут убегать. Слава и деньги.

Кстати, Саша Золотухин сейчас завершает,

на мой взгляд, особенный, лирический

фильм. Его персонажи — современные

курсанты военного училища. Продюсер

Андрей Сигле. Великолепный фильм.

— Так вот, Саша говорит, что вы их

учили смотреть не столько на эффектность

внешней истории, сколько

на поиск внутренних причин поведения

человека. Вот самое, может быть,

сегодня важное, нужное. Получается,

что сегодня для вас этика важнее

эстетики?

— Вне всякого сомнения. Эстетика

была для меня важна в свое время, но

только в приложении к историческим

событиям. Когда возникла возможность

снимать «Скорбное бесчувствие» по мотивам

«Дома, где разбиваются сердца» Шоу,

то я, конечно, ставил перед собой задачу не

только драматическую…

— Такая изысканная кинофантазия о

неизлечимой утрате способности переживать

и сопереживать…

— Мне хотелось понять, что такое

стиль модерн в разных слоях жизни.

Модерн в эпоху Первой мировой войны,

определяющий эстетический — этический

стиль, который проник в философию,

архитектуру, в настроения военных, политиков,

в настроения разных культурных

группировок, слоев. Для меня это было

эстетическим интересом.

Сейчас меня это мало интересует.

Этическая сторона в наше время кажется

мне такой сложной, драматической... Я

сталкивался с таким количеством ситуаций,

за которые себя виню, неправильно

решал этические проблемы... Мне кажется,

мы в жизни наибольшее число ошибок

совершаем именно в этической тени:

в отношениях с близкими, с друзьями, с

любящими нас, с людьми незнакомыми,

и даже в отношении Родины своей.

— И со зрителями.

— Со временем и со зрителями, да.

Это, мне кажется, очень-очень тяжелая

проблема. Нам не хватает нового взгляда,

большого писательского замаха. Нам не

хватает сегодня литературы с огромными

темами: что такое этнос, что такое не этнос,

что такое черное и белое, насколько

много в человечестве несоединимого, как

важно уметь и постепенно приучать себя

к мысли о разъединении народов, о готовности

умереть, принять смерть других.

Мы, как этнические группы, должны быть

и деликатнее, и стремиться к дистанцированию

друг от друга.

— Не подчинять, не поглощать другой

этнос, вот это имеется в виду?

— И это тоже. Ни религиозно, ни технологически,

никак не довлеть. Например,

исламский мир прекрасно может существовать

отделенно, как исламский мир, со

всеми особенностями, проблемами. Но

исламский мир также может проявить

некую Новую мудрость. Необходимо

быть более органичным и неформально

основываться на исламской «идеологии»,

на природной какой-то инфраструктуре,

психологической, физической, ментальной.

Отвергать насилие.

Важно уважать достижения Христианской

цивилизации, законы и правила

Старого Света. Но это больше относится,

кстати, к исламской молодежи.

— Ну вот мы говорили про молодых.

Моральный выбор всегда чудовищно

тяжелый, но сегодня — особенно;

и у ваших учеников, и у моих детей…

кажется, невозможный выбор. Опасно

говорить или писать то, о чем думаешь,

опасно выходить на улицу и предъявлять

свои идеи, видение будущего.

Буквально опасно для жизни: тебя

арестуют завтра же. Хорошо, если не

искалечат.

— Опасно для совести молодого человека,

для его судьбы, когда человек

себе говорит: «Мне страшно, и я в выборе

между истиной, правдой и т.д. выбираю

свободу свою личную, индивидуальную».

Но мы же знаем, что среди молодых людей

много и тех, кто, несмотря на все риски,

ведет себя демонстративно и открыто

проявляет гражданское мужество. Наша

задача защитить их.

— Как говорил Сахаров, когда нет

выбора, остается выбор — моральный.

Вы начали список заключенных читать

Путину, и я вспомнила про список пятидесяти

заключенных из нобелевской

речи, которую зачитывала Боннэр.

Сейчас такое количество молодых людей

— их больше и больше — арестовывают

за пост, за выловленное камерой

наблюдения лицо в толпе.

— Это грандиозная ошибка государства,

если не сказать преступление современной

политической элиты. Свидетельство,

что в стране нет профессиональной чистой,

честной партийной работы. Реально

нет ни одной партии. Если бы в стране действительно

была партия правящая, как ее

называют, «Единая Россия», то она должна

была погибать в дискуссиях и разговорах с

другими политическими направлениями,

в том числе и среди молодежи. Эта партия

должна была бы устраивать непрерывные

дискуссии. Если они чувствуют, что они

правы, — непрерывное общение должно

быть. Идет демонстрация, например, по

призыву сторонников Навального, так

если вы правящая партия, отвечаете за

страну и уверены в том, что нынешняя

политическая деятельность единственно

верная, а Навальный заблуждается, идите

туда, будьте внутри демонстрации, разговаривайте,

беседуйте с людьми, убеждайте,

слушайте, что они говорят. Сегодня в

России принято политическое насилие

прикрывать силовыми структурами. Не

беседовать, не разговаривать — а бить.

За все время моей жизни в Ленинграде,

а я с 1979 года здесь, в разговорах со всеми

губернаторами (от Валентины Ивановны

Матвиенко до сегодняшнего) я спрашивал:

«Вы знаете, какая молодежь живет в городе?

Вы соберите их на огромном стадионе,

сядьте на поле, просто на попу сядьте, на

траву, и до одури разговаривайте с ними».

Нет. То же самое я говорил Георгию

Полтавченко: «Ну пойдите же вы к ним.

У вас же дети есть, вы же разговариваете

с ними, как-то окормляете их. Идите к

чужим детям — и разговаривайте».

— Ох, боюсь представить этот их

«разговор» со своими детьми.

— Все время, что я живу в городе, я

умолял их сделать это. У нас было много

всякой активности до того, как мы начали

работать нашей градозащитной группой

в 2007 году. Тогда мы предложили В.И.

Матвиенко выйти из окопов и начать

совместно работать, чтобы остановить

разрушение города. У нас же были митинги

постоянные. Однажды я предложил:

«Приведите на этот митинг своих вицегубернаторов,

да и вы сами приходите,

поговорите с людьми. Чего вы боитесь?»

Валентины Ивановны не было, но она

прислала двух вице-губернаторов. Ну этих

ребят освистали, и они быстро-быстро

ретировались. Не умеют разговаривать,

не могут понять позиции городской общины.

Современная власть не признает

в городе право на существование городской

общины. Эта Община — мы, мы все

разные. Мы все равные.

— Община — в городе, общество — в

государстве. Но узок круг страшно далекой

власти.

— Главный признак отсутствия правящей

партии в политическом процессе —

отсутствие диалога. Нет более значимой

задачи у любой партийной структуры,

кроме диалога. Коммунисты совершили

тотальные ошибки, но структурно уже

при зарождении своем опирались на фактический

диалог хотя бы с определенной

частью общества. Сейчас мы существуем

в условиях, когда в России нет партийной

структуры. Парламент — это слезы лить

горькие — никакой другой реакции на то,

что там происходит, уже нет.

— Они вводят законы, запрещающие

их критиковать, потому что чувствуют

себя неуверенно.

«ОСТАЕТСЯ

ПЕРЕС

«Телец»

«Телец»

— Горько, обидно, стыдно, стыдно

— как гражданину. Я все это уже

видел, я прожил длинную жизнь в советской

системе, прожил переходный

период, сейчас вижу этот разворот в

никуда. Боюсь, что при таком «развитии»

событий, кроме чрезвычайно

мощного общенационального политического

конфликта, ожидать нечего.

И в первую очередь будет виноват наш

парламент.

— Прочитала в СМИ и удивилась,

написано, что известный режиссер

Александр Сокуров и его ученики

примут участие в восстановлении

студии «Ленфильм».


«Новая газета» пятница

№63 11. 06. 2021

23

«Молох»

— Это фантазии. К сожалению, я даже

не знаю по-настоящему, что происходит

на киностудии «Ленфильм». У меня действительно

был недавно разговор с Федором

Бондарчуком и с директором Федором

Щербаковым. Наш разговор закончился

как-то торопливо, потому что мои коллеги

очень спешили на какое-то мероприятие.

Встали и быстро ушли. На большую часть

моих вопросов о том, что происходит со

студией, ответа я не получил. Но вижу, что

студия скукоживается, теряет территории,

здания. Совет директоров обеспечивает

движение в эту сторону? Или я ошибаюсь?

Пока не понимаю, какова цель нынешних

действий. Не понимаю, для чего

«Ленфильм» нужен и кому.

Я много лет повторяю, что «Ленфильм»

должен быть федеральной студией для

молодого кино: короткого метра, полного

ТОЛЬКО

ТРЕЛЯТЬ

ТАКИХ, КАК Я»

метра, дипломных работ — большой студией,

где есть мастера, у которых еще можно

чему-то подучиться, потому что никакой

вуз не дает окончательного профессионального

навыка.

— Об этой идее я слышала. И вроде же

получается?

— Пока все невнятно. Был шанс, но,

к моему большому сожалению, семья

Германов, видимо, отстаивая интересы

своего сына, разрушили шансы такого

варианта развития «Ленфильма». Боюсь,

что это предопределило будущее студии.

— Мне трудно поверить в разрушительность

действий Алексея Юрьевича. Но

ведь ваши ученики здесь запускаются?

— Наш фонд (Некоммерческий фонд

поддержки кинематографа «Пример

интонации»), созданный для производства

дебютных фильмов начинающих

режиссеров, подписал со студией

Соглашение о долгосрочном сотрудничестве

в 2013 году. С тех пор мы выпустили

несколько полнометражных

фильмов, среди которых есть и первые

фильмы выпускников моей Мастерской

в Кабардино-Балкарском государственном

университете. Нынешние мои

ученики еще делают курсовые работы.

Дирекция «Ленфильма» по возможности

поддерживает работы моих студентов,

их съемки своими ресурсами: реквизит,

костюмы... Мы благодарны студии.

Мои студенты учатся в очень бедном

вузе: Санкт-Петербургский государственный

институт кино и телевидения получает

от государства субсидий в сто раз меньше,

чем ВГИК! Вы подумайте, в сто раз.

Я сейчас имею в виду все: и экономическое

оснащение, технологии... Хотя этот

институт заслуживает соответствующей

поддержки. Можете представить себе, что

значит молодому человеку сегодня снять

курсовую и дипломную работу? Нужны

техника и деньги. Подрабатывают где-то

как могут. Существенной финансовой

поддержки учебных работ институт оказать

не может.

— Тем более что и само обучение недешевое.

Но вот ваши ученики из университета

в Нальчике стали интересными

самостоятельными режиссерами: и

Балагов, и Битоков, и Коваленко.

— Они хорошо были обучены и попали

в объятия богатого человека, продюсера

Александра Роднянского. Спасибо ему.

— Уже хорошо.

— Конечно. Но главное, чтобы они понимали,

что такое хорошо, а что — плохо.

— Вы имеете в виду головокружение от

успехов?

— Есть и что-то важнее: когда произошли

злоключения с фильмом их

сокурсницы Марьяны Калмыковой, с

гнусными обвинениями, запретом фильма,

никто из моих венценосных молодых

кавказских джигитов не встал на ее защиту.

Они сделали вид, что этого просто нет.

Почему это произошло? Ты работаешь с

успешным продюсером, а вдруг ему это

не понравится, Минкульту не понравится?

И режиссеры сидят тихо-тихо. Возможно,

это отражает вообще настроения внутри

кавказской молодежной среды, они люди

индивидуальные, отдельно существующие.

Каждый сам за себя.

— А они с вами не продолжают общаться,

советоваться?

— Нет. Это же не вкусовой разговор,

профессиональный. Опасный. Сегодня

они существуют уже исходя из своих внутренних

мотивировок и мнения нового

Наставника.

— А кто ваши сегодняшние ученики

из питерской мастерской? Вот эти 19

взрослых человек с высшим образованием?

— Я считаю, что среди них есть люди

с выдающимися дарованиями. Конечно,

надо жизнь прожить, устоять надо. Они

разные: это и военные бывшие, и медики,

и журналисты, преподаватели… Когда

набирал их, сказал себе, что буду выбирать

сердцем, а не головой — тех, которые по

душе. 19 человек много, конечно. Но в

кино не все будут работать, так жизнь сложится,

я знаю. Сейчас, конечно, понимаю,

что по душе выбирать нельзя.

— Сердце обманывает?

— Не обманывает, но ошибается.

Потому что кино все же это мужество, настойчивость,

жертвенность. Есть ли у меня

право склонять их к этому...

— Талант, профессия?

— Высокие слова. Есть более простые

— мужество, настойчивость, трудолюбие

и вот — Порядочность. Я так много

видел всякой непорядочности в кино,

глупости, стыдобы всякой, что мне захотелось,

чтобы пришли хорошие люди. Чтобы

и в профессии они оставались «хорошими

людьми»...

— Неактуальная для современного

кино позиция.

— Неактуальная, да. Но вот сегодня этого

хочется. Идеально, когда способности и

человеческие качества совпадают. У нас в

мастерской есть такие молодые люди. Хотя

я ворчу, после каждого занятия по мастерству

испытываю страшное разочарование.

Мне 70, они вдвое-втрое моложе меня, но я

в сто раз моложе их, в сто раз энергичнее. И

боюсь, что тот запас энергии и самоотверженности,

и… не знаю даже, какие слова тут

выбрать, который им потребуется, чтобы

сделать что-то стоящее… Даем, что можем.

Стараюсь... Но ведь надо еще уметь взять,

понимаете. Вот, скажем, Кантемир Балагов

имел такую способность. Учился он трудно,

обижался, но в его жизнь, может быть, я был

послан вовремя, чтобы помочь ему…

— У него редкая природа — чувство

киногении.

— Я был порой с ним резок, но считаю,

обязан был это делать: он обижался — как

всякий «джигит». Вот способность, желание,

страсть, умение взять свое, ценное для

себя, развиваться — у него были. Не ведаю,

что с ним сейчас.

— Пригласили снимать пилот сериала

для HBO. Вы запрещали ученикам свое

кино смотреть, но не поэтому же они

разные.

— Потому что таких отбирал. И когда

они учились, и сейчас, кстати, «благословляю»

эту разность, все время говорю: «Вы

свободные люди, не бойтесь никого — ни

продюсера, ни политиков, ни силовиков.

Бойтесь только Бога, вашу душу, вашу совесть.

Это самое важное — никогда никого

не бойтесь».

Что получится, не знаю. Но вообще

наша ответственность перед ними — дать

им мастерство, умение. Я переживаю,

когда я вижу что-то непрофессиональное

в том, что они делают. И кавказский курс

недоучен, конечно. Надо бы еще год для

того, чтобы подробно разбирать сделанное

и четче поставить руку… То же будет и с

этим курсом. Нужна практика.

— Там было пять лет, здесь вообще

три. Что их ждет дальше?

— Ленинградский курс с первых недель

занятий снимал кино. Упущенного

времени не должно быть. Зрелости и

сложности тем у «ленинградцев» больше,

чем у моих учеников из кавказского курса.

Ленинградцы — сложнее, без всякого

сомнения. Некоторые уже сейчас делают

то, что я в их возрасте сделать бы не смог.

— Значит, будем ждать…

— Я действительно не показываю свои

работы в кино, не обсуждаю с ними.

— Безусловно, магнит мастера, его

поле — облучает.

— Они ценят, любят, смотрят других

режиссеров. Они должны быть свободны

— от меня в первую очередь. Это я их

люблю. Они любят других.

— Наверное, вас ученики спрашивают:

вот такая ситуация, живем в обстановке

настолько сложной, на что нам

надеяться, на что опираться?

— Спрашивают, да, на эту тему мы говорим

нередко, да и после каждых массовых

выступлений в городе. Интересуюсь,

были или нет, на что обратили внимание,

как они вообще это воспринимают? Я

никогда не говорю — идите или не идите

— никогда. Хотя сам всегда бываю, и

они меня видят. Что я им говорю? «Очень

прошу вас, будьте осторожны сейчас.

Учитесь. Но позже вернитесь и сделайте

то, что вы должны сделать, со своим новым

знанием, пониманием происходящих

процессов. Предъявлением обществу и

людям вашей картины мира, поможете

разобраться сверстникам. Станьте мастерами,

не берите в руки оружия влияния,

пока вы им не владеете».

— Помочь разобраться другим и, быть

может, надежду дать?

— Надежду — да. И потом, в социальном

процессе (я не говорю о политическом,

потому что ненавижу политику)

непременно должна быть любовь к жизни.

Ты должен протестовать или что-то делать

в гражданском пространстве, потому что

ты ЗА жизнь. Это наша Родина, нам надо

учиться понимать...

— Где живое, а где мертвечина…

— Да. Ты — за жизнь. Православным

или мусульманином можно быть хоть

на Северном полюсе, а Россия — у тебя

здесь, одна. И твой народ здесь, не на

Марсе и не на Луне.

Беседовала

Лариса МАЛЮКОВА,

обозреватель «Новой»


ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

С ИРИНОЙ

ПЕТРОВСКОЙ

А НА БАЙДЕНА

НАПАЛИ ЦИКАДЫ

В новостной повестке федеральных каналов посадок нет

«С

егодня посадок нет», — отчеканила

Скабеева в телевизоре,

и я ахнула. Неужто

до этого дошло — до отчетов по государственному

телевидению об арестах, судах

и посадках? Новая эра?

Ан нет. Старая. Оказалось, это все

по-прежнему о нем. Об украинском президенте

Владимире Зеленском, который

на радость российским пропагандистам

подписал указ о старте национальной программы

«Зеленая страна» и пообещал, что

за три года в стране посадят 3 миллиарда

деревьев. Вот они, Скабеева с гостями

студии, и веселились. А посадок другого

рода, ставших повседневной обыденностью

в родной стране, в их повестке действительно

почти и нет. Если же иногда и

прорываются в эфир «тюремные» новости,

то ведущие сообщают их с чувством глубокого

удовлетворения. Типа: и поделом!

Давно пора.

Вот как прокомментировал задержание

бывшего руководителя «Открытой России»

Андрея Пивоварова Владимир Соловьев на

своем Youtube-канале «Соловьев. Live»:

«Вчера, как вы знаете, приняли Андрея

Пивоварова. Это свидетельствует, по

крайней мере, о том, что власть, наконец,

перестала играться. Все начинается очень

жестко и серьезно».

На том же соловьевском канале некто

доктор Сосновский (интересно, кого и от

чего он лечит?) анализировал интервью

Дмитрия Гудкова каналу «Дождь» после

отъезда оппозиционера из России.

Особенно этого доктора возмутили слова

Гудкова: «Они дали время на то, чтобы

уехать». «Вы только подумайте, он говорит

о своей стране, о нас с вами «ОНИ», — сокрушался

этот истинный патриот России,

постоянно живущий в Германии. —

Оппозиционеры — кто они? Кроты или

крысы, бегущие с корабля?» Дмитрия

Гудкова, он, кажется, записал одновременно

в оба отряда грызунов, но следить

за логикой в рассуждениях постоянного

эксперта всех эфиров Соловьева — занятие

утомительное и бесперспективное. Да и не

утруждают себя эти аналитики какой-то

особой логикой. Их задача — «вскрывать

нарывы». «Нарывы» — это оппозиция,

«агенты под прикрытием». Один из них —

предатель Гудков. Скатертью дорога.

Как справедливо заметил Евгений

Киселев в программе «Итоги» на YouTubeканале

«Кисельные берега», «вправе ли

мы судить российского оппозиционера

Дмитрия Гудкова, который принял непростое

решение уехать из России? Почему

освободили? Сделали это для того, чтобы

Петр САРУХАНОВ — «Новая»

его скомпрометировать, прицепить шлейф

грязных слухов — мол, с ним заключили

какой-то договор…».

Сам Дмитрий Гудков, едва добравшись

до Киева, прямо с дороги приехал

к тому же Евгению Киселеву в прямой

эфир программы «Реальная политика» на

информационном канале «Украина 24».

Киселев озвучил сомнения тех, кто сегодня

задается вопросом: «Почему отпустили,

мол, просто так в России не отпускают?»

«Меня не отпустили, меня выдавили, —

развеял сомнения скептиков Гудков. —

Я, может быть, при иных обстоятельствах и

остался бы, но они взяли в заложники моих

родственников… Провели 13 обысков — на

даче, дома, у брата, у сотрудников… Тетю,

которой 60 лет, держали в изоляторе двое

суток — она сидела в камере рядом с женщиной,

арестованной за убийство. Я пока

заявляю, что уехал временно. Это было

сложное решение».

В программе «Итоги» Киселев объединил

две истории — арест, освобождение и

отъезд Гудкова и «отвратительный спектакль

публичного покаяния» — интервью

Романа Протасевича, которое вызвало в

России небывалую общественную дискуссию.

Многие в соцсетях писали разное:

и то, что Протасевич, возможно, изначально

был лукашенковским засланным

казачком, и что парень оказался слабаком

и мгновенно сдал всех своих соратников.

С особым цинизмом глумились над кающимся

на камеру молодым журналистом

российские пропагандисты всех мастей,

обнаруживая за «пацанской слабостью»

Протасевича «гнилую сущность всей оппозиции».

Тигран Кеосаян в «Международной

пилораме» по обыкновению искрометно

шутил: «Не успели у Тихановской закончиться

одни критические дни, как тут же

начались другие… На этой неделе еще один

экстремист залетел… Теперь заботиться о

нем будет государство. Мечты сбываются!

Я так понимаю, что скоро все белорусские

оппозиционеры будут в двух местах — или

в СИЗО, или в Вильнюсе».

А Евгений Киселев в «Итогах» снова задал

себе и зрителям вопрос: «Вправе ли мы

судить журналиста Романа Протасевича,

которого каким-то образом заставили дать

покаянное интервью пролукашенковскому

телеканалу? Участвовал в этом спектакле

некий сотрудник канала по имени

Марат Марков, журналистом я его назвать

не могу, он просто-напросто подручный

лукашенковских садистов и палачей… Это

интервью надо просто смотреть, смотреть,

выключив звук. Смотреть на пустые глаза

помощника лукашенковских палачей.

Смотреть на лицо Протасевича — действительно

сломанного, напуганного, изнасилованного

человека, которого, скорее

всего, пытали — морально или физически.

У которого, в конце концов, девушка там

же, в Минске, в тюрьме, в заложниках…

Вы вообще читали Оруэлла?»

Новости, которые звучат только на телеканале

«Дождь» («большие» госканалы

их практически не замечают), и впрямь

заставляют вспомнить если не бессмертную

антиутопию «1984», то реальный

1937-й, хотя тот же Владимир Соловьев

предупреждает: «Если вы думаете, что

начинается 37-й год, вы заблуждаетесь.

37-й год может начаться совсем в другой

стране — в США… Эти люди (российские

оппозиционеры разного рода. — И. П.) ставят

задачей свержение власти. Неужели наши

силовики проснулись? Я думаю, да!»

Бегущая строка в эфире «Дождя» со

свежими мрачными новостями ежедневно

в режиме нон-стоп подтверждает «авторитетное»

мнение Соловьева об очнувшихся

ото сна силовиках: «Доля желающих

уехать из России достигла максимума

с 2013 года — об отъезде думает каждый 5-й

россиянин»; «Суд признал ФБК и штабы

Навального экстремистскими организациями»;

«Суд продлил меру пресечения

журналистам DOXA до сентября»; «Блогер

Хованский задержан за песню с оправданием

терроризма»; «Расследование.

Дмитрия Быкова отравили те же сотрудники

ФСБ, что и Навального».

Соловьев не стал из-за такого «пустяка»

специально менять темы своего «Вечера»

на канале «Россия-1» (Америка, Украина,

грядущий саммит российского и американского

президентов) и шокирующее

расследование покушения на Быкова

пнул походя, между делом: «Список жертв

«Новичка» пополнился. Уже и Быкова отравили.

Он жив, с ним все хорошо… Но это

не белая горячка, не алкоголь, не пережор,

а оказалось — «Новичок»… Намазали на

майку, но, учитывая размеры господина

Быкова, столько «Новичка» не производят

в России… Оказывается, «Новичок» гораздо

безопаснее, чем вакцина».

Официальная власть пока молчит

и никак не реагирует на обвинения в свой

адрес, а ее главный рупор уже поспешил

высказаться. Ему нужно свести всю драматическую

историю отравления журналиста,

писателя и поэта к пошлому анекдоту.

Гости радостно похихикали над тонким

юмором своего «гуру» (по размерам,

кстати, не уступающего осмеянной им

жертве «Новичка») и пошли дальше:

«А вот Байден полетел в Европу, и там на

него напали цикады...»

Редакторы номера: Н. Прусенкова, В. Ярошевский

www.novayagazeta.ru

Наш адрес

в интернете:

NovayaGazeta.Ru

РЕДАКЦИЯ

Дмитрий МУРАТОВ (главный редактор)

Сергей КОЖЕУРОВ (директор)

Редакционная коллегия:

Ольга БОБРОВА (зам главного редактора),

Александра ДЖОРДЖЕВИЧ (отдел расследований),

Руслан ДУБОВ (ответственный секретарь),

Александр ЛЕБЕДЕВ (зам главного редактора),

Андрей ЛИПСКИЙ (зам главного редактора),

Лариса МАЛЮКОВА(обозреватель),

Кирилл МАРТЫНОВ (первый зам главного редактора),

Юлия МИНЕЕВА, Константин ПОЛЕСКОВ (шеф-редактор

WEB-редакции), Алексей ПОЛУХИН (зам главного

редактора), Надежда ПРУСЕНКОВА,

Георгий РОЗИНСКИЙ (зам главного редактора),

Юрий РОСТ (обозреватель),

Петр САРУХАНОВ (главный художник),

Сергей СОКОЛОВ (зам главного редактора),

Ольга ТИМОФЕЕВА (редактор отдела культуры),

Арнольд ХАЧАТУРОВ (редактор отдела экономики),

Виталий ЯРОШЕВСКИЙ (зам главного редактора)

Обозреватели, специальные корреспонденты

и руководители направлений:

Илья АЗАР, Юрий БАТУРИН, Борис БРОНШТЕЙН,

Дмитрий БЫКОВ, Борис ВИШНЕВСКИЙ,

Александр ГЕНИС, Ирина ГОРДИЕНКО, Павел

ГУТИОНТОВ (истфак «Новой»), Елена ДЬЯКОВА,

Иван ЖИЛИН (редактор репортерской группы),

Андрей ЗАЯКИН (дата-отдел), Вячеслав ИЗМАЙЛОВ,

Павел КАНЫГИН (руководитель продюсерского центра),

Денис КОРОТКОВ, Елена КОСТЮЧЕНКО,

Алиса КУСТИКОВА, Юлия ЛАТЫНИНА,

Елена МИЛАШИНА, Владимир МОЗГОВОЙ,

Сергей МОСТОВЩИКОВ, Галина МУРСАЛИЕВА,

Ирек МУРТАЗИН, Леонид НИКИТИНСКИЙ,

Ирина ПЕТРОВСКАЯ, Алексей ПОЛИКОВСКИЙ,

Вячеслав ПОЛОВИНКО, Елена РАЧЕВА,

Ким СМИРНОВ, Алексей ТАРАСОВ,

Слава ТАРОЩИНА, Марина ТОКАРЕВА,

Ирина ТУМАКОВА, Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР,

Вера ЧЕЛИЩЕВА, Наталья ЧЕРНОВА,

Ян ШЕНКМАН

Мультимедиа:

Анна АРТЕМЬЕВА, Ирина БЫКОВА, Влад ДОКШИН,

Виктория ОДИССОНОВА, Анна ПИНДЮРИНА,

Серафима СВЕРДЛОВА (Тик-Ток),

Глеб ШУЛЬЦ-ИВОНИН, Надежда ЮРОВА

«Новая газета» зарегистрирована в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере

массовых коммуникаций и охране культурного наследия. Свидетельство ПИ № ФС 77-24833 от 04 июля 2006 г.

Учредитель и издатель: ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция:

АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Адрес: Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.

Собственные корреспонденты:

Надежда АНДРЕЕВА (Саратов),

Татьяна БРИЦКАЯ (Мурманск),

Изольда ДРОБИНА (Урал),

Мария ЕПИФАНОВА (страны Балтии и Северной

Европы), Александр МИНЕЕВ (Брюссель),

Ольга МУСАФИРОВА (Киев),

Александр ПАНОВ (Вашингтон),

Нина ПЕТЛЯНОВА(Санкт-Петербург),

Елена РОМАНОВА (Ростов-на-Дону),

Юрий САФРОНОВ (Париж),

Валерия ФЕДОРЕНКО (Владивосток),

Ирина ХАЛИП (Минск)

Группа выпуска:

Анна ЖАВОРОНКОВА (арт-директор),

Алексей КОМАРОВ, Татьяна ПЛОТНИКОВА

(бильд-редакторы), Диана ГРИГОРЬЕВА,

Оксана МИСИРОВА, Надежда ХРАПОВА,

Вероника ЦОЦКО (технические редакторы)

WEB-редакция:

Наталья ГЛУХОВА, Мария ЕФИМОВА,

Никита КОНДРАТЬЕВ

(редактор службы новостей),

Софья КРУГЛИКОВА, Александр ЛАВРЕНОВ,

Александра НОВИКОВА, Анастасия ТОРОП

дирекция

Алексей ПОЛУХИН

(генеральный директор

ЗАО «ИД «Новая газета»),

Владимир ВАНЯЙКИН

(управление делами),

Ирина ДРАНКОВА,

Елена СЕДОВА

(бухгалтерия),

Наталия ЗЫКОВА

(персонал),

Анжелика ПОЛЯКОВА

(реклама),

Ярослав КОЖЕУРОВ,

Галина КАРАЛАШ,

Екатерина СЕДОВА

(юридическая служба),

Валерий ШИРЯЕВ

(заместитель директора)

Пресс-служба:

Надежда ПРУСЕНКОВА

© ЗАО «ИД «Новая газета», АНО «РИД «Новая газета», 2021 г.

Любое использование материалов, в том числе путем перепечатки, допускается только по согласованию с редакцией.

Ответственность за содержание рекламных материалов несет рекламодатель. Рукописи и письма, направленные в Редакцию,

не рецензируются и не возвращаются. Направление письма в Редакцию является согласием на обработку (в том числе

публикацию в газете) персональных данных автора письма, содержащихся в этом письме, если в письме не указано иное

АДРЕС РЕДАКЦИИ:

Потаповский пер., д. 3, Москва, 101000.

Пресс-служба: 8 495 926-20-01

Отдел рекламы: 8 495 621-57-76,

8 495 623-17-66, reklama@novayagazeta.ru

Отдел распространения:

8 495 648-35-02, 8 495 623-54-75

Факс: 8 495 623-68-88.

Электронная почта:

2021@novayagazeta.ru

Подписка на электронную версию газеты:

batishcheva.evgeniya@novayagazeta.ru

Подписные индексы

Для физических лиц без льгот:

П1721 (на полугодие), П1877 (на год)

Для физических лиц с льготами:

П1856 (на полугодие), П1878 (на год)

Для юридических лиц:

П1857 (на полугодие), П1879 (на год)

Газета печатается вo Владивостоке, Москве, Рязани,

Санкт-Петербурге

Зарубежный выпуск: Казахстан

Общий тираж — 98 710 экз.

Novayagazeta.Ru — 19 500 000 просмотров за май.

Материалы, отмеченные знаком ® , печатаются на правах рекламы.

Срок подписания в печать по графику: 19.30, 10.06.2021 г.

Номер подписан: 19.30, 10.06.2021 г.

Отпечатано в ЗАО «Прайм Принт Москва». Адрес: 141700, МО, г. Долгопрудный,

Лихачевский проезд, д.5В. Заказ № 1470. Тираж — 20000 экз. Общий тираж —

суммарный тираж московских и региональных выпусков за неделю. Цена свободная.

More magazines by this user
Similar magazines