—ÚÂÂÓÂÌÂÒÒ‡ÌÒ - Ultima

ultima.su

—ÚÂÂÓÂÌÂÒÒ‡ÌÒ - Ultima

¿Û‰ËÓÇ„‡ÁËÌ 3 (80) 2008 ISSN 1029-2233

3 (80) 2008

–ÂÒÚ‡‚apple‡ÚÓapple

SACD-ÔappleÓË„apple˚‚‡ÚÂθ EMM Labs CDSA se

Balls To The Wall

¿— Proclaim DMT-100

—ÌÓ· Ò‚ÂÚ‡

œappleÓÂÍÚÓapple JVC DLA-HD100

—ÚÂappleÂÓappleÂÌÂÒÒ‡ÌÒ

¬˚ÒÚ‡‚͇ HIGH END 2008 ‚ Ã˛ÌıÂÌÂ


I К О Н Ф Е Р Е Н Ц И И И С Е М И Н А Р Ы I

Wilson Audio

Максим СЕМЕЙКИН

По правде говоря, индустрия домашней аудиотехники

в целом и производство акустических систем в

частности — крайне забавная область. Порой создается

такое впечатление, что абсолютное большинство изготовителей

подобной аппаратуры (а следом за ними

— и ее дистрибьюторов) негласно разделилось на два

если и не враждующих, то уж, как минимум, достаточно

воинственно по отношению друг к другу настроенных

лагеря. Одни чуть ли не с пеной у рта утверждают, что

самое главное в деле достижения качественного звучания

— это элементная база (читай — тщательный подбор

комплектующих, а в идеале — их самостоятельное

изготовление). Другие, наоборот, постоянно твердят,

что удачная модель — это результат проб и ошибок, некий

эмпирический процесс, в котором везение играет

существенно бо’льшую роль, нежели планомерный материалоемкий

подход. Лично мне в целом ближе первый

вариант (хотя бы исходя из поговорки, что маслом

каши не испортишь), но я и не утверждаю, что не встречал

приличные реализации второго пути. Однако, как выяснилось, есть и третий способ. Кто-то может назвать его золотой

серединой, но, по мне, это не что иное, как крайне редко встречающаяся полноценная сумма двух первых вариантов.

Не буду более интриговать читателей: речь пойдет о компании Wilson Audio, в гостях у которой мне довелось

побывать в конце марта.

Благодаря любезному приглашению компании Ultima — российского дистрибьютора акустических систем под этой

маркой — наша небольшая делегация сумела сполна удовлетворить свое любопытство в отношении этой легендарной

фирмы.

Wilson Audio существует на рынке аудиотехники более четверти века, при этом с самого начала и по сей день ее

возглавляет Дэвид Вилсон, человек, страстно влюбленный в музыку. К слову сказать, большинство сведений, почерпнутых

нашим “десантом” во время “высадки” на фабрику и в гости к Дэвиду, были получены от него самого, так что сомневаться

в их достоверности не приходится: все, как говорится, “из первых рук”. Ну что ж, начнем, как водится, с истории

— но, с учетом актуальности сведений, ограничимся новейшей ее частью.

Итак, в 1991 году состоялся исторический переезд производственных мощностей и основной части персонала фабрики

из Калифорнии в Юту. Теплый и ласковый климат был на тот момент, пожалуй, единственным положительным моментом

старого места дислокации, а вот социальная обстановка, прямо скажем, оставляла желать лучшего. Переезд в

небольшой городок Прово, расположенный неподалеку от столицы штата, Солт-Лейк-Сити, сулил массу преимуществ,

главные из которых — это большое количество учебных и научных заведений, неиссякаемый источник новых разработок

и качественной интеллектуальной рабочей силы. Из 18 числившихся в штате на тот момент сотрудников сменить место

жительства согласилось 7 человек. Для справки: годовой оборот компании составлял тогда около 2 млн. долларов.

В Прово под фабрику было выделено в общей сложности чуть более гектара земли.

Прошли годы. Сейчас в компании

работает около полусотни специалистов

(а по-другому их сложно назвать, почему

именно — читайте дальше), а годовой

оборот вырос в 5 раз. Торговые соглашения

с четырьмя десятками фирм позволяют

экспортировать чуть больше

половины выпускаемой продукции,

оставшуюся часть с удовольствием потребляют

местные любители музыки.

Кстати сказать, не только любители, но и

профессионалы. Формально у Wilson

Audio нет линейки студийной аппаратуры,

но нам своими глазами довелось

убедиться, что ее акустическими системами

оснащены некоторые профессиональные

звукозаписывающие компании.

Причем оснащены, что называется “по

полной программе”, даже в местном

конференц-центре было установлено

три (!) многоканальных комплекта на

WATT/Puppy и Duette. Хотя для меня, как

ни банально это прозвучит, гораздо приятней

было узнать, что вышеупомянутые

“Дуэты” стоят дома у сэра Шона Коннери.

И пусть он теоретически вообще не

разбирается в музыке и уж тем более — в технике для ее воспроизведения, зато какой матерый человечище! Но это все

лирика, а что же происходит с точки зрения физики?

Знакомство с фабрикой началось небольшой презентацией на главную тему, а именно — материала корпуса АС.

Легендарные X и М хорошо известны практически всем любителям аудио, но внятно объяснить их суть и основные достоинства

способны немногие. А суть, как оказалось, вот в чем. В процессе подбора материалов для изготовления корпусов

своих АС Дэвид перепробовал массу различных вариантов, в том числе дерево, фанеру, MDF, алюминий и прочую

экзотику. В своих экспериментах он исходил из следующего основополагающего утверждения: корпус колонки играть

НЕ должен, его главная задача — максимальная инертность по отношению к динамикам, помещению и т.д. Соответственно

были отобраны образцы и проведены измерения по затуханию колебаний в массиве того или иного материала.

На показанных нам графиках было очень наглядно продемонстрировано, что все перечисленные материалы обладают

одним из двух недостатков: либо достаточно широкополосным спектром затухания, либо несколькими основными резонансами,

но с очень большой продолжительностью. Наиболее подходящие результаты давала фанера (особенно многослойная,

гнутая и с дополнительными усиливающими элементами), но до идеала (а по-другому конечный результат

Дэвид себе и не мыслил) было все еще далеко. Позволю себе небольшое отступление, совсем, впрочем, не лирическое.

Если гипотетически (подчеркиваю специально для завзятых скептиков — гипотетически) представить себе АС Wilson

Audio в качестве некой референсной точки отсчета качественного звуковоспроизведения, то что, собственно говоря,

мешает более скромным компаниям хотя бы приблизиться к данному эталону? Да, секрет X и M пока не раскрыт — и

вряд ли будет раскрыт в ближайшем будущем, а в отдаленном, я верю, Дэвид придумает еще что-нибудь более замысловатое

и бескомпромиссное, но что мешает другим фирмам делать сложные криволинейные корпуса АС из фанеры?

Я специально не поленился и, вернувшись на родину, проконсультировался со знакомым краснодеревщиком: он мне

авторитетно заявил, что себестоимость такого корпуса соизмерима по затратам с традиционным, из MDF. Лично я не

могу объяснить подобную пагубную практику ничем, кроме косности мышления и радикального консерватизма. Но не

будем о грустном…

Итак, Дэвид документально обосновал невозможность изготовления качественных корпусов для АС на базе имеющихся

материалов. Но что же делать? Ответ прост: изготовить подобные материалы самостоятельно. Поскольку речь

шла о сложных полимерах с многочисленными добавками, то дело осталось за малым — разместить заказ на производство

материалов с заданными спецификациями у профессионального поставщика. Какого? А вот это и есть первая

коммерческая тайна компании, причем охраняемая крайне ревностно. Я надеялся подсмотреть заветный логотип на

складе сырья, но даже там все наклейки были старательно “обработаны” из краскопульта. Ну что ж, за это сложно когото

осуждать, ребята изрядно потрудились и имеют теперь полное право почивать на

лаврах. Когда нам показали графики измерения финальных образцов, стало совершенно

ясно, что подобные результаты стоит охранять уж, как минимум, наравне с рецептом

Coca-Cola. По сути дела, эти полимеры ведут себя как камертон, то есть имеют

всего один явно выраженный резонанс. Весь секрет в том, что он располагается

вне диапазона частот, который воспроизводит установленный в корпусе из этого материала

динамик. Несложно догадаться, что Х-материал, как предназначенный для

корпусов НЧ-динамиков, имеет чуть более высокую резонансную частоту, а М, как

элемент оформления СЧ-динамиков,— более низкую. Вот уж точно — все гениальное

просто. Но… отнюдь не дешево. Возможно, поэтому в конструкции АС компании

порой можно наткнуться на принцип “разумной достаточности”, когда, например,

внутренние элементы жесткости в корпусе выполняются из более традиционного

MDF, либо же для дополнительного демпфирования используется поролон. С другой

стороны, глядя на 3-дюймовую переднюю стенку “Александрии” и ее внутреннюю

структуру из Х-материала, более всего напоминающую балочные элементы строящегося

высотного здания, об экономии поневоле забываешь.

36 I АудиоМагазин 3 2008 I

I АудиоМагазин 3 2008 I 37


I К О Н Ф Е Р Е Н Ц И И И С Е М И Н А Р Ы I

В итоге — как же с конструктивной точки зрения выглядит корпус АС производства Wilson Audio? Для НЧ-динамиков

он целиком изготавливается из Х-материала, а вот для СЧ — с передней стенкой из М. Единственное, о чем я не

удосужился спросить: почему бы не делать СЧ-оформление целиком из М-материала? Ответы на все остальные вопросы

мы получили в ходе небольшого эксперимента. Нам по очереди включили 3 абсолютно идентичных WATT-блока.

Разница была исключительно в материале их корпуса: в первом случае — качественный MDF, во втором — X-материал,

в третьем — X+M (для передней панели). Разница между первым и вторым вариантом была колоссальной, на уровне

замены динамика со штатной аудиосистемы от какого-нибудь автомобиля на, допустим, флагманскую серию Scan-

Speak. Разница между вторым и третьим вариантом показалась значительно скромнее, соответствуя замене акустического

кабеля с бюджетного на очень качественный. Безусловно, корпус — это еще не панацея, но в том, что и не

плацебо, мы убедились более чем наглядно. На фоне таких изменений в качестве звучания скептицизм в отношении

стоимости этих материалов кажется, по меньшей мере, неуместным.

данному этапу производства — это шаблоны

для склейки корпусов, также сделанные

из Х-материала. Как говорится,

пустячок, а приятно.

Готовый корпус подвергают тщательной

грунтовке. Честно говоря, я в первый

раз видел слой грунта толщиной почти в

миллиметр. Затем его шлифуют, выводя

поверхность чуть ли не с микронной точностью.

Подготовленную таким образом

“болванку” подвергают многослойной

покраске в автобоксах The Zephyr производства

компании Garmat USA. Для человека,

связанного с автобизнесом, эта

марка может сказать очень многое,

остальным же будет достаточно хоть раз

увидеть колонку Wilson Audio. После этого

— сушка, шлифовка, неоднократный

контроль и, наконец, передача в цех

окончательной сборки. Касательно контроля:

нам показали корпус “Александрии”,

где с большим трудом, внизу, на

От теории постепенно переходим к практике, а из комнаты для переговоров — в производственные помещения.

Листы материала для корпусов с прецизионной точностью разделываются на заготовки огромным фрезерным станком

с ЧПУ производства американской компании KOMO. Затем происходит их склеивание и сушка, причем специально

созданного для этих нужд клея явно не жалеют, он прямо-таки сочится из всех щелей. На мой вопрос о том, нельзя ли

быть чуточку поэкономней и поаккуратней, был дан ответ, что делается это совершенно осознанно: чтобы быть уверенными

в полноценной проклейке всех швов, без воздушных зазоров. Более того, склейка элементов корпуса ведется

внахлест, со значительным запасом, с тем, чтобы потом обточить его до требуемых габаритов. И последний штрих к

боковой стенке можно было рассмотреть пузырек

величиной с игольное ушко. Вердикт контролера

был однозначен: в перекраску.

Собственно говоря, когда корпус собран, в него

остается установить лишь два элемента — динамики

и крососверы. Со вторых и начнем. Прежде всего,

стоит отметить исключительно навесной объемный

монтаж элементов: печатным платам, пусть

даже очень качественным, здесь не доверяют. Текстолитовые

пластины на металлических втулках тут

используются лишь в качестве каркаса. Затем, почти

везде на месте ключевых элементов фильтра

можно увидеть целые грозди параллельно включенных

деталей — например, конденсаторов. Дело в

том, что серийно выпускаемые номиналы имеют

штатную погрешность в + – 10%, а внутренний “ГОСТ”

компании допускает отклонения лишь в полпроцента.

Отсюда и ручной подгон значений путем последовательных

замеров и установки дополнительных деталей. Нас сначала смутили металлические сердечники катушек

индуктивности, но выяснилось, что даже состав сплава для них был разработан лично Дэвидом. К тому же, окажись

сердечник воздушным, эти колонки перестали

бы быть домашними — по крайней

мере, исходя из их габаритов и массы.

С учетом столь сложной конструкции

последующая заливка всей схемы вибродемпфирующим

компаундом выглядит

не как высоколобый снобизм (дескать,

ни к чему простым смертным знать

подробности нашей кухни), а, скорее,

как осознанная необходимость.

Визуальный осмотр заготовок фильтров

не позволил выявить явных конструктивных

решений — в частности,

порядка раздела. По этому поводу Дэвид

сказал, что единого мнения, как и

предпочтений, у него нет. Каждый раз

при создании новой модели он опробует

все варианты и останавливается на лучшем

в данном конкретном случае — по

крайней мере, с его точки зрения. Лично

у меня нет повода не доверять ему. Раз

38 I АудиоМагазин 3 2008 I

I АудиоМагазин 3 2008 I 39


I К О Н Ф Е Р Е Н Ц И И И С Е М И Н А Р Ы I

уж мы заговорили о кроссовере, нельзя

не упомянуть и о клеммах для подключения

усилителя. Вот как раз здесь у разработчиков

есть предпочтения, а именно:

никаких bi-wiring и bi-amping, одна

колонка — одна пара клемм. Не могу

сказать ничего плохого об активной

фильтрации или пополосном усилении,

но колонки Wilson Audio звучат очень хорошо,

вдобавок есть возможность сэкономить

на кабеле. Либо же наоборот —

вложить деньги в более качественный

кабель, вместо покупки более дешевого,

но существенно большей длины. На

вопрос, почему компания не пользуется

продукцией известных в этой области

производителей (например, WBT), был

дан ответ, что это очень хорошие терминалы,

но Дэвиду удалось разработать и

создать отличные клеммы, идеально

подходящие для поставленных перед

ними задач. Да уж, экономией на мелочах

тут и не пахнет.

Подтверждение этого факта не заставило

себя долго ждать. У меня есть

одна, порой крайне неприятная, черта. Когда мне показывают тот или иной продукт, в описании которого хотя бы раз

проскальзывает слово “бескомпромиссный”, я крайне болезненно воспринимаю это утверждение и почему-то считаю

своим долгом отыскать в нем хоть один признак экономии. Так вот, во флагманских АС Alexandria в качестве фронтального

твитера установлен существенно модифицированный ВЧ-динамик производства французской компании Focal c

вогнутым куполом из оксида титана. Динамик, безусловно, далеко не самый плохой, но, с моей точки зрения, достаточно

заурядный (по крайней мере — в своей заводской версии). По мне, верхом совершенства было бы что-нибудь традиционное,

с большим шелковым куполом, мощной магнитной системой и прочими атрибутами “красивой жизни”. Но

что же мы видим на задней стенке АС? В качестве тылового твитера, который в обычной обстановке еще надо постараться

услышать, установлен не кто иной, как модифицированный ScanSpeak Revelator (R2904), модель, которая в разы

дороже “Фокала”! На мой резонный вопрос: “Почему?!!” — последовал незамедлительный ответ, что все динамики

подбираются по измерениям, а самое главное — на слух, отнюдь не по стоимости. По этой же причине были отвергнуты

такие экзотические образцы, как керамика, бериллий и алмаз, не говоря уже про бесконечные вариации на тему

металла и пластика. Так и хочется воскликнуть — верю! Ну, и последний гвоздь в крышку гроба для скептиков: СЧ-динамики

в АС Sophia и WATT/Puppy. В первой установлен ScanSpeak серии Revelator, во второй — тоже ScanSpeak, но

более дешевой серии Classic. При этом первые колонки вдвое дешевле. Так что основных выводов напрашивается два:

первый — дело явно не в экономии; второй — от прототипов тут осталась лишь внешность, все остальное подверглось

существенной модификации.

Таким образом, мы плавно перешли к главной для многих части АС, а именно — динамикам. Как я уже писал ранее,

в данном вопросе разработчики придерживаются достаточно консервативных, проверенных временем решений, избегая

экзотических материалов или способов звукоизвлечения. Основных поставщиков в данном случае два: это французский

Focal и датский ScanSpeak. В лаборатории компании можно обнаружить динамики самых разных серий и на

разной стадии переделки, включая даже такие, как замена пылезащитного колпачка на вуфере (по причине наличия на

штатном логотипа производителя, надо полагать). Интересно, что осуществляется даже предварительный прогрев динамиков

перед их подбором в пары и установкой в корпуса. Причем прогреваются они не безымянными устройствами,

а усилителями мощности Krell и Adcom. Вот он, абсолютный перфекционизм!

Кстати, на фабрике в качестве тестового оборудования мне частенько попадалась аппаратура под маркой Spectral:

очень любопытные модели, которые хорошо знакомы некоторым специалистам по аудиотехнике. Так вот, ходят слухи,

что скоро эта техника появится и в России. Хочется верить. Заканчивая разговор о фабрике, упомянем об импровизированном

тренинге по правильной расстановке АС в помещении прослушивания. Впрочем, для нашего издания, прошедшего

эту любопытную процедуру уже дважды, ничего

особо нового тут не было. Главный вывод тут

прост и очевиден: вне зависимости от качества АС

процедура эта нужная и полезная, если не сказать

необходимая.

Крайне забавно было оказаться в рабочем кабинете

Дэвида. Вот уж где выяснилась вся широта его

взглядов и интересов. Тут вам и антикварные охотничьи

ружья, и старинные самолеты, и экзотические

змеи… Кроме этого, брат Дэвида в свое время работал

в NASA, и это тоже наложило отпечаток на его

хобби. А еще, судя по всему, Дэвид — большой поклонник

качественной фотоаппаратуры. В общем,

всего и не перечислишь. Однако самая главная его

страсть (помимо, конечно же, музыки) — это спортивные

автомобили. Будучи счастливым обладателем

двух коллекционных Ferrari, в качестве повседневной

машины он использует Jaguar XJR с номерным

знаком HIFIGUY. С учетом всех его заслуг, я бы

не удивился, если бы такой номер ему выдали бесплатно

и официально.

Однако в кабинете нашлось место и аудиосистеме. Насколько я понял, состав ее постоянно меняется, мы же ее

застали в следующей конфигурации: источники SME Model 20 и Audio Research CD3, предварительный усилитель и

ламповые моноблоки Nagra (PL и VPA), АС Sophia. Но главная система ждала нас у Дэвида дома, причем, как оказалось,

не одна.

Огромная гостиная была специально оборудована для демонстрации флагманских АС компании. Но поскольку, как

мы уже писали в репортаже с CES, появилась их вторая версия, на этот раз нас встречали целых две пары “Александрий”,

старая и новая, выставленные так, чтобы можно было проводить их корректное сравнение. В качестве усилителей

использовались моноблоки VTL Siegfried, подключенные флагманскими кабелями Transparent. Переключение АС

осуществлялось с помощью коммутатора,

специально для этих целей изготовленного

Дэвидом и обеспечивающего

максимально возможную идентичность

между двумя вариантами. На угловом

потолке гостиной установлены рассеиватели

различной формы, обеспечивающие

максимально комфортные

условия для прослушивания как аудиосистемы,

так и рояля, стоящего в другом

конце комнаты. Поначалу удивили многочисленные

бруски “фирменных” цветов

Wilson, в изобилии разложенных тут

и там по аппаратуре. Неужели Дэвид

верит во все эти шаманские штучки?

Но, как оказалось, это просто блоки из

X-материала, которые используются

для гашения вибраций в корпусах аппаратов,

исключительно по причине своей

тяжести. От сердца отлегло…

Что я могу сказать по поводу сравнения?

Разница есть, она совершенно

очевидна и слышна невооруженным

ухом. Ее основная часть приходится на

40 I АудиоМагазин 3 2008 I

I АудиоМагазин 3 2008 I 41


I К О Н Ф Е Р Е Н Ц И И И С Е М И Н А Р Ы I

количественную и качественную составляющие СЧ-диапазона (хотя, скорее, его совокупности с ВЧ). Если говорить

совсем просто, то эффект от сравнения звучания старых и новых АС такой, как будто поменяли кабель на гораздо более

качественный (хотя это и не совсем верное сравнение, эффект от замены кабеля зачастую имеет гораздо более

комплексный характер), либо же сняли с колонок не очень качественный гриль, который мешал полноценному звуковоспроизведению.

Попробую привести лишь один пример. Мы слушали запись мормонского табернакального хора,

состоящего из 360 мужчин и женщин. Так вот, в случае

со вторыми “Александриями” речь шла о том,

что можно было без особого труда вычленить из состава

исполнителей любой голос и следить за ним.

Подобной разрешающей способности лично мне

пока еще не встречалось. Это действительно феноменальные

акустические системы! И слава Богу,

что у владельцев первой версии этих АС есть возможность

заказать их апгрейд.

Уже “на закуску”, чтобы было проще отойти от

подобного эмоционального шока, Дэвид предложил

посмотреть кино. Мы перешли в полуподвальное

помещение, оборудованное под зал. ДК был

построен на фронтальных MAXX, тыловых Sophia,

центральном канале и в настоящий момент снятом

с производства сабвуфере XS (данное название обратно

пропорционально его истинным габаритам).

В качестве электроники использовалась аппаратура Parasound

серии HALO. И что же? Могу сказать одно: это было

существенно лучше, нежели в любом из виденных мною ранее

кинотеатров, как домашних, так и профессиональных.

Разве что эффект вовлеченности в изображение в формате

IMAX будет иметь чуть большее по силе воздействие. Но

мы-то говорим о Звуке!

Несмотря на крайне плотный и насыщенный событиями

график нашей командировки, было очень жаль покидать

столь гостеприимных людей. Хотя дело тут в отношении не

только к нам, но и к главному увлечению своей жизни — музыке.

Я побывал на многих производствах, но пока не припомню

другого, о котором писал

бы с бо’льшим азартом и удовольствием.

Наверное, потому,

что тут есть о чем писать,

и самое главное —

зачем.

42 I АудиоМагазин 3 2008 I

More magazines by this user
Similar magazines