Views
7 months ago

Vostraŭ I

эсэ Алісы

эсэ Алісы Бычанок візуал Настассі Атрошчанка Интерпретация сегодня – бич искусства или его клеврет Человек вряд ли был бы человеком, если бы в его мире отсутствовала эстетика. Она выражается как в абсолютно обыкновенных вещах нашей повседневности, так и в различных формах искусства, которое очень часто подвергается критике и интерпретации. Возможно поэтому очень часто мы разрушаем интерпретацией искусство, а не наслаждаемся им. В эссе “Против интерпретации” Сьюзен Зонтаг пишет: “Наша задача – не отыскивать как можно больше содержания в художественной вещи, тем более не выжимать из нее то, чего там нет. Наша задача – поставить содержание на место, чтобы мы вообще могли увидеть вещь”. Очень часто по привычке мы пытаемся найти глубину там, где ее никогда не было. Нам как будто кажется, что, например, художнику дано невероятное знание, не присущее всем, но он не может его донести остальным, кроме как завуалировать его в лесной пейзаж или портрет ребенка. Это, конечно же, абсурд. На наше видение предметов искусства повлияла интерпретация, сделав его в большинстве случаев излишне витиеватым. Естественно, человек не может больше бездумно проживать момент, глядя на картину или скульптуру, ибо он уже выше этого, разумнее примитивных людей, у которых не было понятия интерпретации. Но в то же время она настолько срослась с нашим пониманием искусства, что порой мешает нам увидеть и почувствовать его. Человек всё чаще пытается расшифровать что-то, спрятанное в той же картине или скульптуре, словно головоломку, отвлекаясь от предмета своего внимания. И всё это потому, что мы нередко злоупотребляем интерпретацией, толи из-за своей неопытности и непросвещенности, толи из-за чрезмерных знаний, которые уже не дают нам смотреть на вещи просто. Бывают случаи, когда интерпретация не в силах быть, ибо предмет искусства прозрачный. В главе “Рубец на ноге Одиссея” Эрих Ауэрбах приводит пример “Одиссеи” Гомера. Во всех гомеровских произведениях не возникает вопросов, недосказанности. Все, о чем пишет Гомер, не остается в тени, будь то кухонный нож, осел или герой. Каждый элемент имеет своё описание, историю, происхождение, на которое проливается свет. Произведения Гомера ставят четкую точку, но не многоточие, которое могло бы дать возможность читателю на раздумья. Они похожи на отполированное стекло, которое такое же прозрачное и не имеет глубины. Гомеровские поэмы ничего не скрывают от нас, в них не излагается учение и нет никакого иного, тайного смысла. Поэтому Эрих Ауэрбах писал, что анализировать Гомера можно, но нельзя его толковать. В противовес Гомеру Ауэрбах ставит рассказ о жертвоприношении Исаака. Там практически отсутствует описание, поэтому многие элементы остаются в тени и прикрыты завесой тайны. Читатель узнаёт лишь самое главное, а детали остаются на воображение. В отличие от гомеровских персонажей, в данном рассказе присутствует глубина характера героев, есть некий смысл в их прошлом и истории в целом. Лаконичность здесь не мешает повествованию, а держит внимание читателя и сохраняет напряжение, что не удавалось сделать Гомеру в своих произведениях. Здесь есть место интерпретации, как есть место размышлениям читателя, полёту мысли и фантазии. Глава “Рубец на ноге Одиссея” показывает, что там, где все открыто, нет возможности для истолкования. Интерпретацией следует пользоваться разумно, ведь в неправильной ситуация она убивает желание не просто понять, но насладиться искусством и почувствовать его. Критикуя и описывая предмет искусства, человек должен опираться на него, ведь это источник для толкования. Но очень часто про него забывают и начинают искать что-то невообразимое, критиковать несуществующее. Критика должна относиться как к содержанию предмета, так и к его форме, помогая человеку быть союзником произведения. Таким образом, создается общее впечатление, которое не нагромождает сознание и воображение, доставляя удовлетворение. Исходя из вышесказанного, можно заявить, что вернуться к первобытному состоянию, когда исключительно форма искусства уже возбуждала, невозможно. Ведь современному человеку недостаточно просто лицезреть предмет искусства, а произвести при этом мыслительный процесс, который будет неустанно вдохновлять. Но для этого не нужно глубоко зарываться в сознание и пытаться придумать

идею там, где ее не существуют. Можно наслаждаться искусством, не пренебрегая герменевтикой и в то же время наблюдая за цветом, формой, линиями, которые и есть то, что создает эротику искусства, делает его живым.

ArsOvi No4
ArsOvi No1
ArsOvi No5
ArsOvi No6
ArsOvi No7
ArsOvi No3
ArsOvi No2
Kolk Essay; What do I SEE, what do you LOOK at
The Metaphysical Magazine Vol I Issue 2 - Swami Vivekananda
ALICIA COBOS RECIO - Architecture, design and art PORTFOLIO - ENGLISH
Plani i Përdorimit të Radio Frekuencave në Republikën e Kosovës ...
Digital Media and Japanese Graphic Design: Its Past and Future (sample)
CÔNG TY TNHH THƯƠNG MẠI HỢP PHÁT - Giacavattu.com
Zivot i Obicaji Muslimana u Bosni i Hercegovini
Šesto poglavlje – Grafika, digitalni medij i multimedija